You are viewing el_tolstyh

Previous Entry | Next Entry

Крошечная страна

1
Оригинал взят у nikolino в Крошечная страна
Оригинал взят у haspar_arnery в Крошечная страна


Евротрасса Рига-Вильнюс

В эпоху кризиса и нестабильности обыватель понимает, что нужны перемены – но, в то же время, он не хочет менять систему. Он считает, что достаточно сменить жулика и вора Путина на жулика и вора Навального, снять мигалки с машин чиновников и вынести Ленина из мавзолея, чтобы страна пришла к процветанию и благоденствию. Более радикальные элементы полагают, что путь к успеху лежит через отделение от России, зловещей империи, лежащей своей тоталитарной тушей на пути евроинтеграции «креативного класса».

Пару недель назад я посетил страну, которая уже проделала свой путь в Европу. На протяжение десятилетия буржуазные СМИ представляли ее как пример успешных реформ. О ней писали с тем же придыханием, с которым сегодня пишут о Грузии. Она состоит в ЕС и в НАТО, а жулики и воры аккуратно сменяют друг друга в правительственных кабинетах раз в четыре года. Речь идет о Латвии. Сегодня это нищая разоренная страна, с разбегающимся населением. 200 километров от Изборска до Риги я проехал по разбитой дороге не уступающей худшим образцам российских шоссе. На первых 150 километров пути я встретил только одну заправочную станцию сомнительного вида. Население ездит заправляться только в Россию. Еще забавнее выглядели первые двадцать километров шоссе Рига-Вильнюс – на нем асфальта не было вовсе.

Сама столица Латвии по сравнению с Петербургом смотрелась бедно и запущенно. Даже на главных улицах дома похоже красили в последний раз при советской власти. Как и во время моей прошлой поездки в Ригу, на улицах туристов останавливают многочисленные нищие и бездомные, которые просят денег или еды. Чуть получше выглядит застроенная особняками Юрмала – но как оказалась въезд в легендарный курорт сегодня не бесплатный. Перед городским мостом расположен пост полиции, собирающий с путешественников ясак.

Вечером, перед памятником латышским стрелкам мне удалось поговорить с молодыми рижскими ребятами, коротавшими свой досуг с пивом в пакетах. Рижане поинтересовались ужасами режима Путина, о которых им регулярно сообщают СМИ, и поведали, что жизнь в Латвии становится с каждым днем все хуже. Я спросил у них – «Почему же вы не подниметесь как молодежь в Европе или в России?» – и получил странный ответ – «Так пусть Россия начнет…». Даже не знаю, как его прокомментировать. «Наши МиГи» должны сесть в Риге? Затем мои собеседники дружно заговорили о важности сохранения латышского языка и латышского народа, – на что я не удержался, и заметил, что при нынешних темах эмиграции из Латвии последних латышей скоро придется сохранять не через запрет русского языка, а путем выставления их в музее.

Самое страшное в Латвии, это не бедность, а полная безнадежность. Либеральные или националистические иллюзии, питавшие сознание жителей страны, испарились – и они обнаружили себя перед пропастью. Однако, в отличие от столкнувшихся с кризисом жителей Южной Европы, латвийцы не проявили никаких тенденций к самоорганизации или к сопротивлению. Одни эмигрировали, другие стали топить свои проблемы в бутылке. Наверное, так выглядели жители Германии в мае 1945 года.

Когда-то я прочитал эссе Виктора Шаву «Маленькая страна» – где нынешней России предлагается альтернатива виде маленькой либеральной республики. Две недели назад я видел эту «альтернативу», и она показалась мне слишком похожей на кошмар. А произведение Шаву вдохновило меня на небольшую зарисовку по мотивам моей поездки:







"Значит, ты едешь в гости и одновременно по делу! Плати гостевую пошлину, деловую пошлину и пожертвуй на украшение мечетей во славу аллаха, который сохранил тебя в пути от разбойников".

Крошечная страна очень гордится тем, что она входит в «Европу». Ради этого население призывают нести любые жертвы, – а если этого не достаточно, то ради страшилки ему рассказывают про соседнюю империю, где дела «в любом случае хуже чем у нас». Крошечная страна по уши в долгах, которые ей навязали европейские структуры и по всей видимости с ними она никогда не расплатится. Валюта крошечной страны тверда как гранит – на ее поддержание брошены средства, изъятые из финансирования образования, науки и здравоохранения. Это очень удобно для банкиров и олигархов, которые выводят средства из крошечной страны.

Солдаты крошечной страны постоянно воюют – то на юге, то на востоке. Правительство торгует своей армией как германское княжество XVIII века – только вместо звонкой монеты крошечная страна получает только комплименты и благосклонные взгляды стран-патронов. Впрочем, армия не испытывает недостатка в добровольцах – для многих это единственное спасение от нищеты.

Запаса полезных ископаемых в крошечной стране нет. Есть только лес, да и его в последние четыре года вырубают в «астрономических размерах». Только за 2010 год объем экспорта древесины вырос на 53%. Люди приходят в ужас от поленниц дров сложенных у дорог, а эксперты говорят, что через полвека таких лесозаготовок деревьев в крошечной стране больше не останется. Но правящему классу крошечной страны на это плевать – главное выполнить обязательства перед банками-кредиторам.

Промышленность крошечной страны не зависит от федеральных заказов. Дело в том, что в крошечной стране почти нет промышленности. В 90-ее годы многие заводы стали жертвами воровства, бездарного менеджмента «эффективных собственников», «недружественного поглощения» западными конкурентами. Позднее остатки промышленности попали под действие жестких ограничительных норм ЕС – немецким и скандинавским фирмам конкуренты были не нужны.

Так что в крошечной стране не строят электрички, не выпускают радиоприемники, не шьют высококачественной одежды, которыми некогда славилась эта страна. В тяжелой ситуации находится и образование. Финансирование государственных ВУЗов крошечной страны в этом году может сократиться на 25-37%. Иностранные студенты недовольны уровнем образования и условиями жизни в крошечной стране – и не хотят в нее приезжать.

В крошечной стране есть старые города, дворцы и парки. Но их не так много как у соседей, а из-за высокой стоимости местной валюты многие туристы выбирают другие туристические направления. Процветающий некогда туризм из соседней империи так же сократился из-за введенного крошечной страной визового режима. Жители империи считают, что гораздо интереснее гулять по Праге или по Риму, чем ездить в крошечную страну. Правда, есть одна туристическая сфера, которая процветает и ради которой сюда со всего мира стремятся как толстосумы, так и представители «среднего класса» – это секс-туризм.

Национальный вопрос является самым важным в крошечной стране. Власти умело натравливают одну половину населения на другую по национальному принципу. Пока жители крошечной страны дерутся друг с другом из-за государственного языка и из-за прошлых обид, чиновники и банкиры крошечной страны потрошат их карманы. Все это делается якобы для защиты исчезающей «титульной нации» – но последней скорее угрожают не соседи-«оккупанты», а разваливающаяся экономика, вынуждающая десятки тысяч людей эмигрировать за рубеж. Молодчики, в свое время убивавшие людей с шестиконечными звездами, не шляются пьяными по улицам – они гордо маршируют по проспектам под охраной полиции, как герои.

Бандиты тоже есть в крошечной стране. Более того, некоторые считают крошечную страну самой криминальной страной Европы. И дело не в том, что из-за кризиса власти уволили несколько сот полицейских. Проблема заключается в обнищании населения. Даже начальник МВД крошечной страны признает: «Люди начинают убивать за копейки. Недавно в результате ограблений погибли три человека. Продавщицу магазина зарезали за 20 латов из кассы. Именно число ограблений в этом году должно стремительно увеличиться. Для этого в стране все уже сложилось. В абсолютно свободном доступе находится газовое оружие. Уже в прошлом году его применение при совершении преступлений стало расти. Многие самоуправления в целях экономии собираются снижать затраты на освещение улиц».

В крошечной стране люди стремятся уклониться от удушающих все и вся налогов. 40% ВВП крошечной страны составляет теневая экономика. Но власти не могут и не хотят снижать ставки налогообложения – ведь им следует расплачиваться с банками-кредиторами, а эти шутить не любят. Вот и приходится выбивать у населения каждый грош. Недавно в столице крошечной страны был открыт отнюдь не крошечный налоговый центр с сотнями служащих. И это в стране, где закрывают школы, больницы, пожарные части.

Уровень безработицы в крошечной стране превышает 11.5%. Конечно, люди могут открывать ресторанчики и могут производить бульбуляторы – только вот клиентов в ресторанах мало, а бульбуляторы не соответствуют стандартам ЕС. А ведь надо платить налоги, коммунальные платежи. Так что жителям крошечной страны приходится либо батрачить в других странах, либо торговать бензином из соседней империи.

А выбирать президента и депутатов крошечного парламента крошечной страны всегда легко и приятно. Потому что и все кандидаты в президенты, и все депутаты парламента прекрасно знают, что надо правящему классу и в точности исполняют его волю. Даже президент крошечной страны – бывший советник одного из крупнейших банков Швеции. Посему граждане маленькой страны могут менять президентов и парламент крошечной страны до полного обалдения, но экономический и политический курс власти не меняется никогда. Прямо как в одной злой империи.

В крошечной стране живут не борцы и ни герои, не строители «светлого будущего» и не творцы мировых контрреволюций или революций. В крошечной стране живут маленькие люди - рядовые обыватели. Когда-то они мечтали, что будут жить в маленькой стране, войдут в ЕС, вступят в НАТО, станут «европейцами» и будут блаженствовать в «постиндустриальном» обществе. Как не странно, мечты жителей крошечной страны сбылись. Правда, теперь многие из них не знают, умрут ли они в своем маленьком домике в окружении своей маленькой семьи и маленького круга друзей – или на холодной улицы, после того как они потеряют работу, а их домик отберет банк.

http://liva.com.ua/small-country.html