el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

The Washington Post (США) - сквозь зубы выдавил:

"К удивлению вашингтонских обозревателей, которые провели масштабное исследование по обе стороны разделительной линии между двумя сторонами конфликта на востоке Украины, многие жители Донбасса действительно видят своё будущее в России. Обида на власти в Киеве сильна, и мало кто здесь собирается праздновать годовщину Минских соглашений.

The Washington Post (США): новое исследование конфликта между Украиной и Россией показывает, что мнения в оспариваемом Донбассе сильно разнятся

Джон O'Лофлин (John O'Loughlin), Гвендолин Сэсс (Gwendolyn Sasse), Джерард Тоул (Gerard Toal), Кристин Бакке (Kristin Bakke)
Мало кто будет отмечать годовщину соглашения, стабилизировавшего войну в Донбассе. Скрепленное подписями лидеров России, Украины, Германии и Франции Второе минское соглашение от 12 февраля 2015 года закрепило раскол на востоке Украины. Украинское правительство в Киеве контролирует западные части Донбасса, а два сепаратистских образования, Донецкая и Луганская народные республики (ДНР/ЛНР) — восточные, включая крупные города Донецк и Луганск, а также границу с Россией.

Как после почти семи лет раскола относятся к ситуации простые жители в обеих частях Донбасса? Одновременный опрос на подконтрольных правительству и сепаратистских территориях выявил две группы населения с противоположными взглядами на разделившую их войну и их будущий территориальный статус.

Донбасс — точка пересечения многих конфликтов

Сегодняшний территориальный раскол на Донбассе — результат пересечения трех конфликтов различных масштабов. Первый — это геополитический конфликт между Западом и Россией из-за прозападных амбиций Украины. В протестах на Майдане в феврале 2014 года, свергнувших пророссийского президента Украины, Россия увидела заговор против ее сферы влияния.

Второй конфликт — между Украиной и Россией из-за территориальной целостности Украины. В начале 2014 года в ответ на проведенную Западом попытку построить на Украине антироссийский режим российские войска аннексировали Крым. А еще они напрямую вмешались в войну на востоке Украины и поддержали ДНР/ЛНР в августе 2014 года, когда силы сепаратистов отступали.

Третий — это внутриукраинский конфликт между разными взглядами на страну и ее идентичность. Повстанцы ДНР/ЛНР воспользовались давней самобытной региональной идентичностью Донбасса, чтобы разжечь восстание против Киева и заручиться поддержкой Москвы.

Война принесла Донбассу разрушения и раскол, погибло около 14 000 человек. Более 2 миллионов человек покинули регион — либо в другие части Украины, либо в Россию. Насилие, фактическое разделение, экономическая депрессия и торговые бойкоты разорвали внутренние связи региона. Усиливаются экологический и гуманитарный кризисы. Политические репрессии, насильственные преступления, подконтрольные СМИ, информационная блокада и пандемия коронавируса лишь усугубили положение.

Как проводилось исследование

Чтобы оценить мнения в обоих регионах, мы провели одновременные телефонные интервью с компьютерной поддержкой в сентябре и октябре 2020 года. Мы заключили контракт с двумя очень уважаемыми исследовательскими компаниями — московским «Левада-центром» для ДНР/ЛНР и Киевским институтом социологии для подконтрольной правительству части Донбасса. Примерно тысяча респондентов по обе стороны от линии прекращения огня получили один и тот же опросник.
Здесь мы приводим результаты двух ключевых вопросов: кто, по-вашему, виноват в конфликте в Донбассе и каковы ваши предпочтения насчет будущего политического статуса ДНР/ЛНР. Различия по линии соприкосновения разительны и, по сравнению с предыдущими опросами, раскол, кажется, лишь усугубляется.

Кто винит кого?

Главную роль в любом конфликте — и, безусловно, в его разрешении — играет возложение вины и представление о возможных выходах. Две трети респондентов в ДНР/ЛНР винят в войне либо украинское правительство, либо Запад. Напротив, большинство на подконтрольных Киеву территориях в равной степени винят собственное правительство и Россию.

На подконтрольных правительству территориях примерно равный процент опрошенных винит в конфликте украинское правительство либо Запад и правительство России (23%). При этом 32% в равной степени винят российское и украинское правительства. Это соответствует прежним сравнительным исследованиям.

Что люди думают о будущем статусе сепаратистских территорий?

На подконтрольном Киеву Донбассе подавляющее большинство считает, что сепаратистские регионы должны вернуться в состав Украины без каких-либо соображений об автономии. Лишь немногие рассматривают альтернативные варианты — будь то независимость сепаратистских образований или присоединение к России.

Напротив, на отколовшейся территории, подконтрольной ДНР/ЛНР и финансируемой Россией, более половины респондентов хотели бы присоединиться к России, будь то с автономным статусом или без. Менее одной десятой хочет независимости, и лишь 12% хотят реинтегрироваться в состав Украины.

Конечно, такого рода вопросы для жителей спорной территории щекотливы — и это одна из причин, почему так много затрудняются с ответом. Однако молодежь и те, кто считает себя русскими, с большей вероятностью выберут присоединение к России.

Результаты этого опроса отрезвляют всех, кто заинтересован в примирении и строительстве мира в Донбассе: опрос за 2019 год показывал, что большинство в ДНР/ЛНР хотели бы остаться частью Украины. (это так пендосы себе насчитали)

Недавние результаты предполагают, что время играет на стороне тех, кто хочет продолжения конфликта. Чем дольше тлеет война, и чем дольше сохраняется раскол, тем шире окажется разрыв. Это отвечает интересам политических элит как в ДНР/ЛНР, так и в России. Желание вернуться под контроль украинского правительства на отколовшихся территориях, похоже, угасает, хотя для подтверждения этого необходимы дальнейшие исследования. Чем дольше переговорный процесс «Минск-2» остается в тупике, тем труднее будет разрешить этот конфликт.

Джон О'Лафлин — почетный профессор колледжа Колорадского университета в Боулдере, политический географ, занимающийся исследованиями последствий изменения климата для человека в странах Африки к югу от Сахары и геополитической ориентацией жителей постсоветских государств.

Гвендолин Сасс — директор Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) в Берлине и старший научный сотрудник Наффилдского колледжа Оксфордского университета. Исследует динамику войн, идентичностей, протестов и миграции. В настоящее время участвует в ряде исследовательских проектов на Украине, в России и Белоруссии.

Джерард Тоул — профессор факультета общественных и международных отношений Технологического института Виргинии в Арлингтоне, автор книги «Ближнее зарубежье: Путин, Запад и спор за Украину и Кавказ» и соавтор книги «Перекроенная Босния: этническая чистка и ее поворот». В настоящее время пишет книгу по геополитике и изменению климата.

Кристин Бакке — профессор политологии и международных отношений Университетского колледжа Лондона и доцент Института исследования проблем мира в Осло. Ее текущие исследования посвящены послевоенному государственному строительству и наследию военного времени, а также геополитической ориентации в постсоветских государствах.

Авторы выражают признательность за финансирование данной работы из совместного гранта Национального научного фонда / Исследовательского совета Великобритании и Центра восточноевропейских и международных исследований

Tags: ЛНР, Лживый Запад, Лживый_Запад, Россия, американцы, клеветники
Subscribe

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments