el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Откровенно и цинично - русофобская организация



Найдите 15 минут и гляньте этот гениальный пранк. Сначала скучновато, а под конец вообще огонь.

Julie Verhaar - Генеральный секретарь Amnesty International.
Marie Struthers - Директор по Восточной Европе и Центральной Азии.
Denis Krivosheev - Зам.директора по Европе и Центральной Азии.
Руководство Amnesty думает, что общается с Леонидом Волковым.

Джулии Вархаар: Леонид, спасибо, что связались с нами и за возможность провести этот разговор. Я - Джулии Вархаар, ИО генерального секретаря и спасибо что связались с нами. У нас был разговор о том потрясении, что случилось вчера и мы очень ждали этого звонка, чтобы понять, как нам двигаться дальше. И конечно, это был не наш умысел, чтобы это случилось. И мы очень надеемся, что дело навального, его несправедливое задержание во главе того, что мы делаем. Мы очень хотим провести этот разговор, чтобы понять как вы и как мы… звучит, наверное, странно, но как мы можем использовать это в будущем для того, чтобы быть уверенными, что случай с навальным впереди того, что мы делаем. И у нас есть некоторые идеи, как мы можем это сделать, но мы хотим иметь возможность узнать как вы считаете и как мы можем работать вместе в этом случае. Вот что мы хотим. Так что я надеюсь все это соответствует вашим ожиданиям.
Волков: Уважаемая секретарь, спасибо большое. Но позвольте рассказать вам о своем беспокойстве о вчерашнем случае, о том, что произошло в российских СМИ. В частности, я читал об отмене статуса Алексея, что он потерял статус узника совести. Так что я хочу быть уверенным, что бы мы могли сделать, чтобы изменить ситуацию?
Джулии Вархаар: Мари, ты хочешь присоединиться или послушать еще Леонида?
Мари Стратхерс: я хочу сказать коротко, меня зовут Мари Стратхерс, я в Лондоне с Денисом, с кем вы могли говорить недавно. С ним вместе мы работаем, господин Волков, с 12 странами бывшего советского союза. Я хочу сказать с Юлии, что у нас были лучшие намерения в сердце и разуме, когда мы немедленно объявили 27 января навального узником совести и мы … сожалеем, что мы возможно применили этот термин слишком быстро, потому что мы осознаем, что мы возможно нанесли больше вреда, чем пользы, но у нас есть некоторые идеи, как мы можем переиграть, если вы хотите. Я просто хочу чтобы вы поняли, насколько это искренне.
Волков: Да, я понимаю, дорогие коллеги, но я хотел бы знать, как мы модем вернуть обратно его статус, это очень важно, что мы должны сделать?
Денис Кривошеев: Окей, нет сейчас более важного дела, касающегося всех в России сейчас, и одна из причин, когда 27 января он был арестован в Шереметьево на границе, когда был признан узником совести. Это было потому что нам надо было сделать как можно более громкое заявление, использовать сильнейший язык, на который мы способны. Это термин узника совести, чтобы подчеркнуть это. Я понимаю у вас уже был разговор с некоторыми нашими коллегами, чтобы понять, что произошло. Одна из проблем с использованием термина узник совести в очень строгим определением, которое привело к нашему коллективному решению. Оно должно… обязательно состоять из внутренних дискуссий. Была проведена четкая детальная экспертиза того, что Алексей сказал публично в прошлом. Признание его узником совести было совершено гораздо позже некоторых его прошлых высказываний, сделанных им давно когда-то и не было никем замечено. Поэтому когда вы спрашиваете, сможем ли мы изменить наше решение, давайте представим на секунду, что это возможно. Я не уверен, что это принесет кому-то что-то хорошее, для amnesty развернуться и сказать — нет, нет, нет, мы передумали, он узник совести. Это не поможет Алексею, даже если мы придем к этому решению. Что может помочь, как я думаю, это найти способ, чтобы что-то изменить … и по этой причине мы должны вытащить его, как можно скорее и использовать любой инструмент, чтобы надавить на российское государство, чтобы вытащить его. И я думаю это решение, и мы должны в этом сойтись, а не разойтись. И я думаю очень важно. Еще раз, вместо того, чтобы искать способ изменить решение, я советую сосредоточиться на главном тезисе: Освободить Навального сейчас. Я закончил.

Волков: Да, я понимаю тебя очень хорошо, я понимаю. Если я правильно понял, вы считаете, что невозможно вернуть обратно статус? Так?
Денис Кривошеев: Это не про статус как таковой. Это даже не про правосудие навального, это про правосудие российского государства. Что оно сажает людей в тюрьму за то, что они говорят, а не то, что делают. Это ничего не меняет. Что мы еще не можем поменять - это использование терминологии amnesty. Должно быть принято во внимание оба основания - отсутствие преступления и арест, но также то, что человек сделал или сказал. Мы не можем поменять историю а также сказанные Алексеем слова Навального. Поменять наше решение, как таковое, будет не практично, но также не очень хорошо для всех. Я думаю лучшее что мы можем сделать - это искать пути в будущем и с надеждой работать вместе с amnesty над одной целью, что навальный должен быть немедленно освобожден.
Волков: спасибо за это спасибо за это… я понимаю, но как вы видите мы можем двигаться в этом направлении? Чтобы освободить его, на ваш взгляд? Вы знаете, что у меня было много разговоров с коллегами из европейской комиссии и другими организациями. Я просто собираю предложения ото всех и хочу знать ваше. Что вы можете предложить.
Денис Кривошеев: Окей, коллеги … Еще раз, я хочу выйти после этого разговора и сказать, что мы со всем согласны. Ничего не меняется, Amnesty формально остается за Навального, Amnesty преследует цель, этот невиновный человек не должен быть в тюрьме. Российское правительство, выпусти его! И я думаю мы можем общаться с такими же собеседниками публично и приватно в европейской комиссии или еще где. И мы можем подтвердить этот посыл после вас. И все будут чувствовать, что практически ничего в amnesty не изменилось...
Мари Стратхерс: Я хочу сказать очень прагматично, сегодня мы хотим запустить короткую влиятельную ясную кампанию в соцсетях, чтобы подчеркнуть, что сказал Денис только что -Алексей Навальный сидит за решеткой и все в движении amnesty должны объединиться вокруг этого. Вот что надо сделать буквально, чтобы уйти от дискуссий о статусе узника совести. И будет очень полезно, если другие будут двигать этот месседж, чтобы увести разговор от узника совести, политического узника.
Волков: Спасибо. Я согласен. Вы читали нашу русскую сетку твитера
Денис Кривошеев: Да, читали
Мари Стратхерс:: Да
Волков: Вы видели как много критики там?
Мари Стратхерс:: да
Волков: Даже мой твитер, я извиняюсь, но я написал что вы поели много говна и приняли свое решение. Но… это правда

Джулии Вархаар: угу
Волков: Наш политический активист Юля Латынина написала, что вы поддерживали и дали статус узника совести одному арабскому террористу, наш экс мэр Екатеринбурга написал, что ваша организация — проститутки. Может вы помните но Алексей писал такие же вещи. Я это понимаю. Это стиль твиттера. Это начали журналисты с RT, Russia today. Вы знаете мое мнение относительно них. Так что когда я это писал, это было мое отношение ко всем их СМИ. Вот почему я был таким радикальным.

Денис Кривошеев: Конечно, мы не общаемся с russia today, мы не даем комментариев, не отвечаем им. К сожалению, наши национальные офисы это делают и к сожалению это привело к нашим внутренним дискуссиям. Леонид, мы понимаем, что то, что случилось, принесло много ущерба. И когда ты злишься, это тебя полностью оправдывает. И это принесло ущерб нам также, потому что как я сказал, нет в России сейчас другого такого важного дела, которое так нужно поддерживать . Если мы пойдем дальше — то замечательно. Мы хотели бы обойти медиа внимание наших внутренних решений и терминологий amnesty, потому что это опять принесет больший ущерб, почему того человека amnesty признает или нет. И опять же — это сложный процесс для нас. Давай вернемся к месседжу — освободим навального! И наш пресс-офис поможит Юлии сформулировать ее сообщение на твой твиттер. И если мы публично будем выглядеть вместе на одной стороне — это лучшее что мы можем сделать для Алексея
Волков: Я хотел бы кое-что добавить. Я знаю, что сейчас есть некоторые проблемы в Латвии с пропагандистскими медиа, включая Спутник и другими. Я надеюсь вы понимаете, что мы не должны помогать этим людям. Освободить их от уголовных дел и расследований. Вы понимаете, что люди, которые работают там в Латвии под брендом спутник и РТ не заслужили нашей помощи.

Денис Кривошеев: Да, хорошо, я вижу, что некоторые мои коллеги немного запутались. Леонид, ты говоришь об аресте пары журналистов спутника в Латвии, за которыми мы следим, но не реагируем на это, и не планируем на это обращать внимание, как минимум сейчас. Тебе не нужно переживать, что мы что-либо скажем по этому поводу. Мы будем наблюдать. Но сейчас не переживай, это не то, о чем мы хотим говорить. Мы не разговариваем с Russia today, мы не разговариваем со спутником.
Волков: Вы должны меня понять. Я очень зол на них. Я очень зол.
Денис Кривошеев: Окей, спасибо от меня в первую очередь! Вам всем, Леонид и Юлии, что присоединились к нам в такое сложное время и так быстро. Мы оговорили следующие шаги. И никаких чувств, только действия!
Волков: Спасибо!
Tags: Лживый Запад, Лживый_Запад, Россия, клеветники
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments