el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Прощай, Латвия. Прощайте, латыши.

Жизнь отдана Латвии: почему бывшая рижанка уехала в Россию

«Я люблю СВОЮ Латвию до слёз!» — подчеркнула слово "свою" экс-рижанка Людмила Чугункова, которая сегодня проживает в российской деревне, в 300 км от Москвы. Людмила Гавриловна частенько комментирует мои статьи, опубликованные в разных социальных сетях.
Танцы на свежем воздухе
Признаюсь, я был весьма удивлен, узнав, что ей 82 года. Вот и говорите после этого, что компьютером пользуется только молодежь. Как выяснилось, наша сегодняшняя гостья живет «совсем рядом со мной», как она выразилась, — в поселке с символическим названием Советский. В 300 километрах от Москвы.





Конечно, по латвийским меркам невероятно далеко, но не секрет, что в необъятной России совсем другие измерения. Так что 300 км — это действительно рукой подать.
Оказалось, Людмила Чугункова уехала из Латвии с мужем Николаем Павловичем еще в 2003 году. К сожалению, четыре года назад супруг умер. Бывшая рижанка осталась одна. Тем не менее она не унывает. А социальные сети отлично помогают справиться с одиночеством.

Жизнь отдана Латвии
— Людмила Гавриловна, откуда компьютерные навыки? В свое время я писал в еженедельнике «7 секретов» об уникальной программе «Московское долголетие», в рамках которой жителей российской столицы учат общаться в Интернете. Наверное, и вы какие– то курсы окончили?

— Ну что вы, все гораздо проще. Мне на 70–летие подарили 10 тысяч рублей, на которые я купила себе маленький комп. Я знаю, что именно так сегодня принято говорить: не компьютер, а просто комп. (Смеется.) В магазине мне показали только, как его включать.

На этом все обучение и закончилось. После чего я стала методом тыка осваивать. Думаю, свою роль тут сыграл математический склад ума. А еще я, наверное, хулиганка. И юмористка. Ну вы, наверное, это уже заметили по моим комментариям...
— Вы родились в Риге?

— Нет, в Курске. Мой отец был сыном священника. Он ушел на Великую Отечественную войну, а мы попали в оккупацию к немцам. В 1942 году отец погиб под Ленинградом. Пропал в топких болотах. Я потом как раз в Интернете нашла все данные: какого числа и как все это произошло...

Конечно, жить нам было очень тяжело. Голод, холод. Да и просто жить было особо негде. А ровно 75 лет назад, в 1946 году, маму по набору пригласили в Ригу. Так мы и оказались в Латвии. Уже там я окончила школу, потом поступила в строительный техникум.
После чего всю жизнь — 37 лет! — проработала инженером–конструктором в большом проектном институте «Латгипропром». Он занимался промышленностью всего Северо–Западного бассейна страны: это и Латвийская, и Литовская ССР, и т. д.

Пришла в институт совсем юной девчонкой. А всего я прожила в Латвии свыше полувека! 57 лет, если быть точной. Я же говорю, что у меня математический склад ума...
Стало противно...
— Почему уехали, если не секрет?

— Никакого секрета тут нет: просто стало противно, когда нашу семью начали называть оккупантами. Не знаю, как кого, а лично меня это слово морально просто убило.

Я же столько лет отработала на благо Латвии, причем по ее же приглашению там оказалась, а тут вдруг стала оккупанткой. Мне было не только противно, но и невероятно обидно.
Какая же я оккупантка? Кого я оккупировала? В общем, терпели мы, терпели, а потом махнули рукой. Решили уехать. Пусть живут как хотят, но уже без нас. Так что извините!

В Юрмале с сыном
— В Риге кто–то остался?

— Сын. Ему 59 лет. У него своя семья. Моей внучке уже около тридцати лет. Продала квартиру в Кенгарагсе — Переезд — дело весьма затратное... — Согласна. К тому же у меня пенсия была «аж» 26 латов, то есть примерно 50 долларов США. А у супруга пенсия была чуть побольше — где–то 30 латов. В общем, гроши, как вы понимаете.

Мой Николай Павлович окончил ГВФ, потом работал на «Автоэлектроприборе» начальником цеха. Смешно, конечно, во что Латвия оценила наш труд. Хотя у меня была весьма приличная зарплата: в месяц получала по 350 рублей.
Разумеется, прожить на крошечные пенсии было невозможно. Надо ведь было и за квартиру немало платить, и за коммунальные услуги. А тут еще нас морально подавляли бесконечными разговорами об оккупации. Обида в душе все росла.

Мы были крайне оскорблены таким отношением, поэтому в какой–то момент решили продать квартиру и уехать. У нас была шикарная двушка со всеми удобствами на Локомотивной улице в Кенгарагсе. Литовский спецпроект. Выручили 20 тысяч долларов США. Половину отдали своим в Риге.

— Получается, дом в деревне вам обошелся в 10 тысяч долларов?

— Нет, что вы. Мы его приобрели, по сути, задаром. Нам повезло. Люди, которые жили в этом доме, уехали. Они его потом использовали как дачу, вот им и надоело ездить.
Я списалась с ними... Уже изначально мы решили так: лучше жить в деревне, чем в городе, где люди дышат пылью и гарью. А у меня тут красота. Воздух наичистейший!

55 лет
Не смогла сдержать слёз
— В Латвии бывали после отъезда?

— В прошлом году приезжала. Посетила свой район. Новый владелец, который купил нашу квартиру, сейчас ее сдает. Признаюсь, я не могла сдержать слез.

Потому что весь ремонт сделан своими руками. Ведь все так и стоит. Ничего не изменилось. Вы знаете, я люблю СВОЮ Латвию до слез! Поэтому, если есть возможность, приезжаю...
— Не жалеете, что уехали?

— Конечно, жалко было все бросать. Потому что жизнь там прошла! Детство, юность... Я ведь приехала в Латвию семилетним ребенком. Знаю в Риге каждый камешек, каждый бугорочек.

Они все — мои. Как и скверы, парки, каждое деревце. Я же строитель по образованию, так что особо чувствую перемены. Но нас просто морально вынудили уехать.
Естественно, обидно, что такую прекрасную республику загубили. Я и сегодня сильно за нее переживаю. Вижу, что многое пришло в упадок. Латвия была цветущей, а стала какой–то поблекшей...
— Сын к вам не собирается? Не секрет, что сейчас многие сидят на чемоданах.

— Он взял российское гражданство. С другой стороны, как уехать? Ведь у него там семья...

— Но вы же уехали.

— Так я же на пенсии. В общем, на заслуженном отдыхе. Вот и отдыхаю... Мы с мужем собрались — и до свидания!

— Далеко от Москвы до вас?

— Нет, недалеко — всего 300 километров. Я живу в поселке Советский. Вокруг только парочка домов. Но мне тут, в Рязанской области, живется отлично. Свой огород. Я с удовольствием копаюсь в земле.
Есть и холодильник, и морозильник. Все заполнено собственными овощами и фруктами. Могу выйти на улицу даже в чем мать родила. (Смеется.) На меня ведь некому смотреть. Потому что вокруг — ни души!






Дом утопает в цветах
Сама косит
— Вам кто–то помогает по хозяйству?

— Я сама все делаю. Скажем, кошу...

— Ого, это нелегкая работа. Помню, как я косил в деревне у бабушки, так потом руки отваливались...

— Техника ведь не стоит на месте. У меня сейчас электрокоса. Вокруг все подкашиваю, чтобы было и чисто, и красиво.

— Как здоровье?

— Чувствую себя превосходно. Уже давно сделала прививку: вторую дозу «Спутника V» ввели еще 17 февраля. Я всем очень довольна. Преимущество сельской жизни в том, что приходится много двигаться. У меня печное отопление.
А значит, утром надо вытащить золу, заложить новую порцию дров. Потом отправляюсь за водой к колодцу. Так что у меня постоянное движение. Сидеть некогда. То рассада, то посадка... А когда все цветет, то я точно словно в раю!

— Вы сказали, что в вашем поселке всего несколько домов. Кто еще в нем проживает?

— Одной соседке 85 лет. Кстати, ее дети тоже в Прибалтике — в Эстонии. Когда–то тут был совхоз–миллионер «Успенский». Но наступила перестройка, и все разрушили. Теперь кое–кто из бывших совхозников приезжает с внуками, чтобы провести лето в деревне. А до ближайшего города Скопина всего 5 км. Если мне что–то надо, вызываю такси. Закупила — и назад. Очень удобно.

Отдыхает в тенёчке
Советов не раздаёт
— Откройте секрет: советуете другим уезжать?

— Я никому советов не даю. Кто я такая, чтобы вмешиваться в чужую жизнь? У меня вообще такая установка по жизни: пока не спросят, я лучше промолчу.

Может, это уже старческое, но, повторяю, советов никому не даю. Я даже в семью своего сына никогда не лезла. Более того, всегда стараюсь так ответить, чтобы была какая–то альтернатива.
Говорю, мол, тут есть два выхода: такой–то и такой. А вы уж сами решайте. А то потом, если что не так, кто будет виноват? Тот, кто насоветовал. А оно мне надо? (Улыбается.)

— Родные у вас бывали?

— Неоднократно. И сын, и невестка, и внучка. Я всех друзей и знакомых сюда приглашаю. Ради бога, приезжайте, говорю. Как–то побывали мамины сестры, так они сказали прямо: «Ты живешь в настоящем раю!» Я с ними согласна. Свежий воздух, тишина, покой.

Что хочешь, то и делай. Главное — не лениться. Есть и речка. В ней водятся рыба, раки. Со дна бьют чистейшие ключи. Когда летом жарко, купаюсь. Не успеешь полдороги пройти от берега, как хочется уже назад, чтобы снова окунуться.

Дыни и многое другое - своё
— О чем мечтаете?

— Я свое уже отмечтала. Сейчас просто живу и наслаждаюсь. Да и о чем можно мечтать в 82 года? Уже все прошло, все было: и любовь, и прочее. Мужа похоронила уже здесь. Хотела бы, чтобы меня похоронили рядом с ним.

Дом записан на сына. Надеюсь, он будет за ним присматривать. Сегодня я в будущее смотрю с оптимизмом, как говорится. Да, были невзгоды. Пережила бомбежки, голод, холод. Потом была травма от Латвии. Но что делать? Такова жизнь...

— Как местные восприняли ваш приезд?

— Первые два года отношение к нам было очень настороженное. А потом все нормализовалось. Теперь я для многих уже самая любимая. Потому что о человеке, как известно, судят по делам. Когда мы приехали, то кругом все было заросшее. Ворота перекосились, калитка повисла...

Мы взяли и отремонтировали, покрасили. Уже в первый год я развела цветник... Расчистили и помойку, которую устроили прямо у нашего дома. Потом насадила кустов сирени. Вскоре почувствовала совсем другое отношение. Уважительное!

А еще, знаете, я всегда чем–то делюсь. Рассадой, а потом и тем, что выросло. Мне лишнего не надо. Все раздаю. Это пошло у меня, наверное, от деда–священника. Да и мама в Риге могла позвать человека с улицы и накормить обедом.

В общем, сегодня меня, можно сказать, уже все любят. Я для них стала своей. А поначалу действительно относились недоверчиво. Когда стали расчищать пространство у колодца, то даже принялись осуждать. Мол, понаехали и свои порядки устанавливают.

Я старалась не отвечать. Хотя, когда приходила домой и мужу рассказывала, то плакала. Но вскоре уже по имени и отчеству стали звать! — улыбнулась землячка из Риги, которой я пожелал здоровья и долгих лет жизни.

Все фото из личного архива Людмилы Чугунковой

=========================

Почему из независимой Латвии уезжают, а Советская Латвия процветала

Такой парадоксальный вопрос задал один из комментаторов, который прочитал статью "Процент латышей в Латвии растёт, но в мире их всё меньше"
в советское время слово "независимость" всегда ассоциировалось со словом "процветание". Но сейчас выясняется, что одно вовсе не вытекает из другого. Это вовсе не синонимы. А в чём-то даже, получается, антонимы.
Раньше в Латвии выпускали популярные радиотехнику. Фото автора
Заводы - рабочим, землю - крестьянам!
Тут нужно вспомнить революцию 1917 года. Тогда казалось, что достаточно рабочим дать заводы и фабрики, а крестьянам - землю, как тут же наступит всеобщее процветание. Недаром среди ярых сторонников Владимира Ильича Ленина были латышские красные стрелки.

В царское время местные жители Прибалтийского края, латыши, литовцы и эстонцы, нередко жаловались на притеснения со стороны так называемых остзейских немцев, баронов, которым принадлежали земли, передаваемые по наследству.

Латышам, литовцам и эстонцам очень хотелось заполучить эти земли. Кроме того, в Прибалтийском крае империи немало остзейских немцев было и среди владельцев фабрик и заводов. На этом и сыграли большевики, которые пообещали покончить с несправедливостью.



Знаменитый завод "Радиотехника в Риге, на котором трудились тысячи человек.

Кто были никем, тот стал всем!
Но вскоре после революции возникла дилемма: поскольку вчерашние рабочие и крестьяне стали владельцами заводов, фабрик и земли, то кто же, в таком случае, будет работать на предприятиях и кто будет обрабатывать землю? Ведь эксплуататорский класс ликвидирован.

Большевики наивно полагали, что люди станут трудиться сами, добровольно, по доброте душевной. Но тут они как раз и просчитались. Ведь человек по своей природе вовсе не такой уж белый и пушистый, как порой кажется. Если не заставлять, то он и не станет трудиться.

Чего ему, больше всех надо? Так и не удалось построить общество, в котором было "от каждому - по труду и каждому - по потребностям". Оказалось, что потребностей-то у всех предостаточно, а вот вкалывать многие ох как не хотят.



Главное здание "Радиотехники". Теперь снесено.

Сказка о независимости
Тем не менее худо-бедно, но Советский Союз просуществовал аж до 90-х годов прошлого века. Конечно, многие видели, что в других странах живут покруче, да и полки магазинов ломятся. Тут же появились новые сказочники, которые заявили, что нужно затеять независимость.

Мол, как только Латвия, Литва и Эстония отделятся, тут же и в Прибалтике начнут ломиться полки. Что ж, так оно и произошло. Правда, ломиться полки стали не только со стороны Прибалтики, но и с другой стороны - бывшего СССР.

Секрет тут в том, что система поменялась не только в Латвии, Литве и Эстонии, но и в России, и в других бывших советских республиках. А потом выяснилось ещё и такая вещь: чтобы достичь уровня той же Германии, одной независимости маловато.

Развалины Цесисского замка в Латвии. Когда-то здесь тоже кипела жизнь.
Тотальное ворчание
Парадокс в том, что сегодня прибалты ворчат даже сильнее, чем в советские времена. Послушать их, так хуже места, чем то, где они сейчас живут, попросту нет на всем белом свете. Многие не выдержали и уехали. Немало тех, кто сидит на чемоданах.

Да, оказалось, что независимость - это вовсе не автоматическое благоденствие. Просто так с неба ничего не падает. Нужно, опять-таки, работать. Хотя раньше думали так: достаточно снести советские заводы и фабрики, как сразу начнет падать манна небесная.

Судя по всему, наступает отрезвление. Сейчас всё чаще говорят, что тот же развал советской экономики был ошибкой, которая привела к катастрофическим последствиям. Осталось только признать, что и развал единой страны тоже был ошибкой. Но кто же в этом признается...
Tags: Лживый Запад, Лживый_Запад, Россия, клеветники
Subscribe

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments