el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

Лучшие были не в Петрограде, а на фронте

Хроника начала русской трагедии

Российская империя в 1915 году. Уроженец Филадельфии Малькольм Гроу в 1915 году добровольцем приехал в Россию (его заинтересовал американский доктор Эгберт, работавший в киевском госпитале Красного креста и рассказавший о дефиците медиков в действующей армии), стал военным хирургом и прослужил два года в Галиции.
Гроу был ранен и контужен, награждён несколькими орденами, в том числе солдатским Георгиевским крестом - редкой для иностранца наградой, произведен в подполковники.
Из России он уехал после Февральской революции и поступил в Армию США - США тогда вступили в войну. Он сделал впечатляющую военную карьеру, став генералом, первым главой медицинской службы ВВС США и пр. Его имя носит медицинский центр на авиабазе "Эндрюс" под Вашингтоном, где базируется борт президента США.
Мемуары изданы в 1918 году. Как обычно, я буду пересказывать некоторые моменты и описания, которые лично мне кажутся интересными. Хронология соблюдается не всегда
Доктор Эгберт рассказал Гроу, что после обычной атаки из пехотного полка, в котором насчитывается четыре тысячи человек, только несколько сотен возвращаются без ран, контузий и травм. Около двух тысяч ранены. Раненым помогают только три врача: в их распоряжении есть только несколько часов.
Раненые три-четыре дня добираются до госпиталя в тылу - за это время никто им не оказывает помощи, часто их раны прикрыты импровизированными повязками, наложенными плохо обученным санитаром.
Гроу оказался в Петрограде в августе и остановился в "Астории" - до войны гостиница принадлежала германской компании, но была конфискована правительством России.
В фойе было множество офицеров, многие на костылях и с повязками, и дам в бриллиантах.
Первый обед в ресторане "Астории" - типичный русский: суп из капусты, форель, перепела, оленина, овощи, артишоки, десерт и чай - "заметный контраст к обедам без еды, к которыми начнет привыкать весь мир". В ресторане обедал великий князь Михаил с друзьями - он был в мундире капитана гвардейского гусарского полка.
Если в зал входит генерал, все офицеры вскакивают и вытягиваются смирно, пока генерал не пройдет к столику и не сядет.
Женщины от одеты по последней парижской моде и "я никогда не видел таких бриллиантов". Французский звучит чаще, чем русский.
"Через 15 месяцев гостиница была разрушена революционерами. Ресторан был разобран в клочья. Офицеры утратили свой блеск. Официантами стали молчаливые, неряшливые татары с мрачными лицами".
Раненый капитан рассказывает: "Мы отступали два месяца. Солдаты дрались героически. Но у немцев была дальнобойная тяжелая артиллерия. У нас не было оружия. Солдаты сражались дубинами и камнями. Наши пушки могут выпускать 18 снарядов в минуту, но могли использовать только три снаряда в день. Мой полк уничтожен. Nichevo. Это пустое. Мое место на фронте".
В Петрограде все носят мундиры - человеку незнающему в них сложно ориентироваться. Один американец, представлявший фирму, составляющую в Россию корабли, перепутал адмирала с швейцаром. Адмирал послал к американцу лейтенанта, который потребовал извинений, кои были принесены, после чего лейтенант доложил адмиралу, вернулся и сообщил, что извинения приняты.
В городе полно солдат - ветеранов и новобранцев, которые учатся маршировать.
Извозчики отличаются шинами на колесах: толще шины - мягче поездка по брусчатке - выше цена поездки.
До Царского села поезд довозит за 45 минут. Военный госпиталь в Царском селе обслуживают медсестры из аристократических семей, которые прошли полугодовой курс обучения. Почти все они свободно говорят по-английски. Хирурги работают мастерски.
Гроу начал успешно работать в госпитале и быстро получил право оперировать самостоятельно.
Потом Гроу узнал о прибытии в Царское село полковника Колпачникова, прославленного боевого командира и попросился на фронт. Колпачников до войны работал военным атташе в Вашингтоне, говорил по-английски и быстро организовал поступление Гроу в свой полк, пробив сопротивление бюрократии.

В Петрограде холодно и абсолютно все носят меха.
Автор получил русскую военную форму. В столице ношение сабли строго обязательно, на фронте о ней забывают. Сабля в переполненных кафе доставляет массу неудобств.
Крестьяне, в большинстве своем, зимой носят шубы и лапти с онучами, лишь немногие имеют сапоги.
Железнодорожные вагоны очень удобные, но не очень чистые. Поезд, в среднем, проезжает 20 миль в час - очень мало по американским меркам. Паровозы жгут дрова, а не уголь. Штабеля дров повсюду на станциях.
Традиционный завтрак в России - кофе или чай и хлеб с маслом.
На всех станциях стоят люди с чайниками в очереди за кипятком: холодную воду не подают - из гигиенических соображений.
Мужчины всегда пьют чай из стаканов, женщины из чашек (неоднократно встречал это наблюдение), причем, если мужчина выпил чай из чашки, это способно уронить его репутацию.
Автор, привыкший к воде со льдом, быстро приобрел привычку пить чай - 10-15 стаканов в день (я столько не выпиваю).
Фронт встретил страшной распутицей: дороги практически непроходимы, люди теряют в грязи обувь и не могут ее достать (распутица успешно затормозила наступление Вермахта во Вторую мировую и Великой армии в 1812).
Основа солдатского рациона - гречневая каша, "которая занимает место, которое в США занимает картофель".
Командующий корпусом трижды целует высших офицеров при встрече в штабе.

Русский солдат всегда таскает с собой толстую связку соломы: незаменимая вещь - ее можно использовать, как подстилку для ночлега или сжечь, чтобы развести костер.
Русские очень гуманно относятся к германским раненым и пленным.
Командир батареи два года работал в Питтсбурге, накопил денег и купил ферму под Омском. Его призвали с началом войны. По его словам, батарея полгода сидела без снарядов - интенданты привозили не тот калибр. Он и другие офицеры ругательски ругают военного министра Сухомлинова.
Офицеры регулярно обращаются к рядовым galoopchik.
Самый ценный предмет на фронте - порошок от блох. Иначе спать совершенно невозможно.
Санитары, действующие на передовой, не носят оружия. Офицерам рекомендовано носить револьвер и гранату.
На фронт приехал Николай Второй. Полк был выстроен, император подошёл к каждому взводу, говорил несколько слов солдатам и жал руки офицерам. Император - человек среднего роста, с прямой спиной и видом кадрового офицера. Усы и коротко подстриженная борода - коричневые. В волосах и бороде заметна седина (по моим подсчётам, тогда ему было 46 лет), вид уставший. На лице заметен небольшой тик: Николай - когда волнуется - потирает пальцами дергающееся место.
Он одет в обычную офицерскую шинель с погонами полковника. С автором Николай говорил на превосходном английском. Император автору очень понравился - произвел впечатление честного и достойного человека.
После состоялась богослужение: весь полк - включая императора - стоял без шапок на морозе и периодически становился на колени. Служба была очень долгой.
Офицеры любят Николая, но уверены, что его окружают изменники и негодяи.
Если у раненого в бедро или туловище началась гангрена - он обречён на мучительную смерть.
Завершаю пересказ описания России в 1916-1917 году американским военным медиком Малькольмом Гроу, служившим в Русской императорской армии.
В описываемый период автор был ранен и награждён Георгиевским крестом.
Автор вылечил раненого пилота и тот предложил ему прокатиться на самолёте - трофейном германском "Альбатросе" для проведения разведки. К сиденью стрелка-пулеметчика пристёгиваются ремнем, к сиденью прикреплен также кавалерийский карабин. Пилот предупредил автора, что пулемет лучше не трогать, а вот из карабина он может стрелять, а у самого пилота есть несколько бомб.
Немцы обстреляли самолёт шрапнелью, когда взрывы стали опасно близки, пилот снизился, чтобы зенитчикам пришлось снова пристреливаться. Пилот сбросил бомбу на дом, в котором, как он считал, мог располагаться германский штаб. Взрыва не было слышно, но автор увидел столб дыма.
В полете отказал мотор, но летчик мастерски спланировал и посадил самолёт на просеке - на своей территории. Попутно он сбросил бомбу на германские траншеи - приземляться с ней было бы смертельно опасно. К удивлению автора, пилот (капитан по званию) успел увидеть множество изменений на позициях немцев. О парашютах автор ничего не пишет.
Русский солдат очень плохо экипирован для зимней войны. Одеяла у него нет. У него есть шинель, толстая гимнастёрка, муслиновое нижнее белье и две пары штанов. Солдаты объяснили автору, что не любят носки, потому что портянки можно перематывать и так высушивать. Германские солдаты по этой причине часто тоже отказываются от носков.
Автор участвовал в наступлении - за две недели до этого немцы сбросили на русские позиции листовки на русском с сообщением, что они знают о наступлении и готовы к нему. Дата была указана совершенно точно - 6 марта.
Все были уверены в успехе, но волны людей в коричневых шинелях, бежавших на германские окопы во весь рост с криками "ура", были встречены плотным пулеметным огнем - потери были огромные, прорыв не состоялся. Дивизия потеряла более половины солдат и офицеров убитыми и ранеными.
При медчасти держат трёх эрдельтерьеров, которые помогают отыскивать раненых. В полной темноте они выходят на нейтральную полосу и убегают - если они находят живого, приносят кусок ткани или шапку, а потом отводят санитаров к раненому. На фотках - насколько я могу судить - собаки разных пород.
Автор участвовал в Брусиловском прорыве. Крестьяне жалуются на невероятную жестокость австро-венгерских войск. Офицеры комментируют, что всегда австрияки считались более гуманными, чем германцы - но теперь они выполняют приказы Берлина.

"Русский солдат может без жалоб вытерпеть больше боли, чем, как мне казалось, способен выдержать человеческий организм".
Немцы и австрийцы регулярно обстреливают медицинские объекты с большими красными крестами.
Полк автора подвергся газовой атаке, его спасло наличие исправного противогаза. Противогазы были выданы всем, но о них либо забывали, либо использовали фильтры для хранения махорки или сухарей. За час мучительной смертью умерли около двух тысяч человек.
В 1916 году ситуация со снабжением войск, в том числе, продовольствием, заметно ухудшилась.
Авто отправился в США, чтобы помочь собрать медпомощь - в том числе машины скорой помощи - для армии. В январе 1917 года в Петрограде обстановка была нервная, цены на товары и продукты безумно выросли. У бедняков не было денег на дрова. В городе шли демонстрации.
В июле 1917 года автор вернулся в Россию - он высадился во Владивостоке. Ситуация его ужаснула. Солдаты не слушались офицеров. Они утратили выправку и ходили в грязных сапогах и шинелях, вечно куря на ходу. "Германская пропаганда достигла своей цели".
В Сибири он встретил тысячи дезертиров. Некоторые из них говорили, что США вступили в войну только ради своей выгоды и обязательно завоюют часть Европы. Автор уверен, что это оплачиваемые Германией агенты.
Армия разваливалась на глазах. Офицеров изгоняли из частей и арестовывали, если те отдавали приказы, которые не нравились солдатам. Фронт рассыпался на глазах. При этом в Петрограде все интересовались политикой, но не ходом войны.
Автор совершил поездку на фронт и наблюдал, как тысячи солдат бежали, услышав крик "Окружили!". Их остановил британский офицер, который командовал тремя бронемашинами. Будь на его месте русский офицер, он был бы убит.
После этого Гроу уехал из России и вступил в Армию США. На чем заканчиваю. Если нужен перевод подписей к фоткам - сообщите.





























Tags: Россия
Subscribe

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments