May 23rd, 2018

Либероиды об этом говорят так, как будто в этом есть что-то плохое

««У многих сразу после Сталина чудесным образом появляется Путин»»: «Что знает поколение Путина об эпохе Ельцина — итоги свежих исследований ВШЭ».

Причём виноваты, естественно, взрослые, ещё недавно считавшиеся не вписавшимися в цифровизацию: «Мы изучали, как они получают информацию. 70% — это интернет, включая социальные сети. Не телевизор. Но, судя по ответам, условный телевизор хорошо проникает и в социальные сети тоже. В конце концов, в тех же социальных сетях присутствуют их родители и ещё более старшее поколение, которое и заносит в интернет то, что увидели по телевизору».

Да и стыдится молодёжь не того, чего обязана: «Событие, которое могло бы быть здесь стержневым — репрессии, — набрало всего 18%. Это не дотягивает даже до пятой части опрошенных ребят. Мы были сильно удивлены. Следующий по популярности ответ — распад СССР (11%). Затем Октябрьская революция (9%), расстрел императорской семьи в 1918 году (6%)».

И, конечно, мы не соответствуем западному канону: «Для сравнения, как реагируют на эти вопросы американцы. Исследование проводилось в Принстонском университете. У них ситуация диаметрально противоположная. На вопрос о гордости 33% затруднились с ответом. А мы затрудняемся ответить на вопрос о стыде. А дальше по цифрам они чаще всего испытывают гордость за борьбу за права человека, свою Декларацию независимости 1776 года, достижения в сфере космоса. Стыдятся, в основном, теми моментами, когда нарушались права человека: периодом рабства, геноцидом индейцев и тому подобным. В том числе теми событиями, которые происходят сейчас. А кроме того, военными вмешательствами в дела других государств: Вьетнама, Афганистана, Ирака. Получается, что больше стыда приходится на современные события. Это осознание того, что есть ошибки. И это означает, что американцы больше, чем наши ребята, живут здесь и сейчас».

А всё потому, что у нас нелибероидно учат: «Мы долго думали над тем, почему такой результат. Стало понятно, что во многом это продиктовано теми учебниками, по которым наши ребята и американцы изучают свою историю. У нас в учебнике истории России за 20 век, написанном сейчас по единому общеобразовательному стандарту, 70 страниц отводится Великой Отечественной войне, коллективизации отводится только одна страница, а репрессиям 1937 года — один абзац. После этого становится ясно, что требовать от детей глубоких знаний и сопереживания к тяжёлым страницам нашей истории даже не приходится».

Вдобавок мы неблагодарны: «В Екатеринбурге, кстати, коллег удивило, что часть студенчества не поддерживает существование Ельцин Центра. Он воспринимается как нечто построенное на бюджетные средства. С их точки зрения, эти деньги можно было бы потратить на другие вещи. Например, на обустройство города, а не на этот, цитирую, «либеральный распил»».

И детям даём не то, что следовало бы по либероидной вере: «В чём мы видим большую проблему. Когда мы начинаем спрашивать ребят, откуда они узнали про современность, быстро выясняется, что родители этой молодёжи, которым сейчас около 50 лет, не общаются с ней. Нет культуры передачи информации и ведения дискуссии внутри своей семьи. Зато есть любопытный феномен. У нас чётко фиксируется заместительная терапия, при которой мы склонны выдавливать из своей памяти всё негативное. Мы скорее вспомним всё хорошее, чем время, когда нам нечего было есть и мы стояли в очередях. На самом деле это не хорошо и не плохо. Это нормальная реакция человеческого организма. Надо понимать, что поколение родителей — это люди, по которым 1990-е годы сильно шибанули. Шибанули как раз в тот момент, когда они выходили на взлётную полосу и готовились полететь. Это люди, которые попали под шоковую терапию. И сейчас эти люди настолько сильно стараются, чтобы у их детей не было такого начала, как у них, что возникает чёткое ощущение — они просто залюбили своих детей. Согласитесь, многие родители сейчас из штанов выпрыгивают, чтобы у ребенка к 18 годам была машина, к окончанию вуза — квартира и вообще он ещё съездил на Мальту и выучил английский. Кто не может отправить на Мальту, тот все равно пришлёт денег, потому что стипендия маленькая и её не хватает. Уровень достатка на эту модель поведения никак не влияет. Часто это всё идёт через лишение чего-то самих себя. Это очень пагубно отразилось на этом поколении. Многие вещи они воспринимают как должное. Такое отношение родителей формирует у них инфантилизм. Они не готовы брать на себя ответственность. У них очень мощный запрос к государству, потому что им все должны. При этом сами они живут с ощущением, что главное в жизни — это самореализоваться. Причём самореализация идет с завышенным запросом на старте. Родители не сформировали у них самого главного — достижительного поведения. У ребят нет адекватной самооценки, они не готовы чем-то жертвовать своим. В американских семьях всё иначе. Закончил школу, поступил в колледж или университет, всё — чемодан, вокзал, поехал. Стипендии не хватает, бери кредит или иди работай в «Макдоналдс». У человека сразу выстраивается система координат, как надо в жизни устраиваться. Отсюда и проблема в осознании истории своей страны. Родители ничего не говорят детям про тяжёлые 1990-е, опекая их. В школе учителям достаточно сложно про это рассказывать. Во-первых, времени остаётся мало, во-вторых, сложно рассказывать, когда есть установка избегать политических оценок».

Российские дети слишком глупы, чтобы понимать книги: «Кроме того, у нас вообще нет до сих пор общественного консенсуса по поводу этого периода. Те учителя, которые работают сейчас с ребятами, они сами в то время хлебнули, им самим жрать тогда было нечего. А сейчас им надо как-то абстрагироваться от этого собственного опыта. То, как в учебниках описан этот период, тоже большая проблема. Вот цитата из школьного учебника о событиях 1991 года: «Оказавшись под огнем перекрёстной критики политических оппонентов с левого, ортодоксального-марксистского, и правого, либерально-демократического, флангов, горбачёвская администрация, вяло, теряя инициативу, перешла с весны 1990 года ко второму этапу политических реформ». Это читает школьник 15 лет, сдохнуть же просто можно! И далее: «В ночь с 18 на 19 августа 1991 года произошло выступление консервативного крыла в высшем руководстве СССР. Его не устраивал проект всесоюзного договора, наделявший центр призрачной властью, утрата контроля над республиканскими правительствами». Как можно из этой абракадабры вытянуть хоть что-то?»

И эти люди всё ещё удивляются, почему им с каждым днём удаётся всё меньше.
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
boo!
  • nyka

Крымчане вырвались на материк по великому мосту и ужаснулись



Минувшие выходные принесли новый рекорд Крымского моста. За субботу-воскресенье «туда-обратно» промчалось без малого 45 тысяч машин и автобусов. В целом результат первых пяти суток с момента открытия автомобильного движения — по мосту проехали 90 тыс. авто, и темп только нарастает.

Трафик в Крым — почти 46 тысяч машин. Остальные в абсолютном большинстве своем — крымчане, которые едут на Кубань. Максимум полчаса, и житель Керчи уже колесит на таманскому берегу. А там рукой подать до Краснодара, по крымским меркам, земли обетованной.

Collapse )



орел

Беснование бандеровцев

<p>Cобеседник ресурса ICORPUS – ветеран войны в Афганистане, позже – милиционер, ныне – иеромонах. Это всё, что удалось у него выспросить, говорить о себе, как всякий инок, он не считает нужным. «Зачем? Господь всех знает, кого в сей мир призвал. Из земли я и в землю уйду».</p>





Cобеседник ресурса ICORPUS – ветеран войны в Афганистане, позже – милиционер, ныне – иеромонах. Это всё, что удалось у него выспросить, говорить о себе, как всякий инок, он не считает нужным. «Зачем? Господь всех знает, кого в сей мир призвал. Из земли я и в землю уйду».

Отец Виктор. «Наш боевой батюшка», — с безграничным уважение величали его бойцы легендарного подразделения Моторолы. Он был с ополчением в Семеновке в период самых страшных боёв, выполнял свой священнический и воинский долг, нёс молитвенную стражу.

В блиндаже под лютым минометно-гаубичным обстрелом, рассказывал бойцам о промыслительном значении происходящего, о сакральном смысле монархического строя; пояснял, что произносить столь привычные для большинства воюющих бранные слова — «значит, бесов тешить, лишать себя ангельской защиты».



Collapse )




Как георгиевская лента стала символом сопротивления украинскому нацизму



Георгиевская лента у очень многих ассоциируется с Победой над гитлеровским нацизмом и отражает мужество и героизм нашего народа. Во время событий весны 2014 на Украине и зарождения на Юго-Востоке массового народного движения этот символ получил новое смысловое значение. В те бурные дни формирования сопротивления киевским путчистам рождались и новые символы, отражающие состояние людей. Так и георгиевская лента стала значимой для многих на Юго-Востоке и приобрела символическое значение.

В Харькове было положено начало народному сопротивлению и отсюда волна прокатилась по всему Юго-Востоку. И именно здесь символ Победы стал символом сопротивления. Харьков уже много лет до этих событий участвовал в движении «Георгиевская лента» и мы организовывали на День Победы массовую раздачу ленточек. Надо было видеть как люди буквально разметали ленточки, вешали их на одежду, рюкзаки, антенны автомобиля, двери подъездов. В эти дни весь город пестрел от черно-оранжевого цветения.

После начала «майдана» в Киеве один из наших активистов Сергей Моисеев предложил раздавать на митингах георгиевскую ленту как символ сопротивления нацизму на Украине. Вначале я не придал этому значения, все-таки это символ Дня Победы и здесь он был как-то не к месту. Сергей тем не менее настоял и мы из наших запасов начали раздавать ленточки.
Collapse )