December 20th, 2018

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
1

Ингерманландские гусары и "Атака лёгкой бригады"

25 октября главнокомандующий русскими войсками в Крыму А. С. Меншиков решил нанести удар по коммуникациям противника. На Чёрной реке Азовский пехотный полк штурмом взял турецкий редут № 1 на Кадыкёйских высотах. Турки бежали, бросив ещё три редута. Англичане в этом бою потеряли около 9 орудий.
Артиллерийское оружие в те годы было больше чем средство ведения боя — это был своеобразный символ. Артиллерийские части не имели знамён, а на стволах орудий стояли эмблемы армии и государства.

на место боя прибыли командующие — английский генерал лорд Реглан и французский генерал Канробер. Лорд Реглан, приказал лорду Кардигану атаковать, численностью 673 человека по долине между Федюхиными горами и захваченными утром редутами. Кардиган пытался возразить, что на равнине находятся тяжёлые русские пушки, которые защищены с обоих флангов пушечными батареями и стрелками на окружающих холмах. Лукан ответил: «Тут нет выбора, кроме как повиноваться (we have no choice but to obey)».

Атака началась внезапно для самих русских. Английской лёгкой кавалерийской бригаде удалось пройти под перекрёстным огнём русской артиллерии и пехоты, опрокинуть 1-й Уральский казачий полк, прорваться к русским пушкам и изрубить орудийную прислугу. Collapse )

1

Ингерманландские гусары и "Атака лёгкой бригады"

25 октября главнокомандующий русскими войсками в Крыму А. С. Меншиков решил нанести удар по коммуникациям противника. На Чёрной реке Азовский пехотный полк штурмом взял турецкий редут № 1 на Кадыкёйских высотах. Турки бежали, бросив ещё три редута. Англичане в этом бою потеряли около 9 орудий.
Артиллерийское оружие в те годы было больше чем средство ведения боя — это был своеобразный символ. Артиллерийские части не имели знамён, а на стволах орудий стояли эмблемы армии и государства.

на место боя прибыли командующие — английский генерал лорд Реглан и французский генерал Канробер. Лорд Реглан, приказал лорду Кардигану атаковать, численностью 673 человека по долине между Федюхиными горами и захваченными утром редутами. Кардиган пытался возразить, что на равнине находятся тяжёлые русские пушки, которые защищены с обоих флангов пушечными батареями и стрелками на окружающих холмах. Лукан ответил: «Тут нет выбора, кроме как повиноваться (we have no choice but to obey)».

Атака началась внезапно для самих русских. Английской лёгкой кавалерийской бригаде удалось пройти под перекрёстным огнём русской артиллерии и пехоты, опрокинуть 1-й Уральский казачий полк, прорваться к русским пушкам и изрубить орудийную прислугу. Collapse )

ФРГ попросила Россию вернуть трофеи СССР

Германия продолжает настаивать на возврате ее культурных ценностей, перемещенных в Россию после Второй мировой войны. Об этом сообщают "Известия" со ссылкой на заявление посольства ФРГ в Москве.

Диппредставительство подчеркивает, что культурные объекты не должны использоваться в качестве компенсации за военные потери, сославшись на Гаагские правила ведения войны от 1907 года.

Самые известные объекты, которые Германия рассчитывает вернуть, - находки Генриха Шлимана и Эберсвальдский клад, а также тысячи уникальных золотых предметов и украшений, относящихся к IX веку до нашей эры.

Посольство также напомнило, что в 2017 году зарегистрировано четыре случая возвращения российских культурных объектов из Германии. В частности, речь идет о картинах, вывезенных в 1944 году из Гатчинского дворца, отмечает газета. При этом немецкая сторона по-прежнему называет такие предметы искусства "трофейными", тогда как в России их принято называть "перемещенными".

Как заявил изданию спецпредставитель президента России по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, никакого обмена культурными ценностями быть не может, пока между странами не налажен здоровый политический диалог.

Collapse )

  • rurik_l

Ватикан не признал укрораскольников



Ватикан отказался от общения с неканонической украинской церковью, которое может поставить под удар его отношения с Русской православной церковью.

Ранее опубликованная информация о том, что Святой престол признает образование новой церкви в Незалежной, оказалась ложной. Руководство римско-католической церкви считает приоритетным сотрудничество с РПЦ.

Collapse )



1

Шлиман, золото и Россия - совпадения...

В 8 лет произошло судьбоносное для мальчика событие: отец подарил ему «Всемирную историю для детей» с картинками, в которой среди других было изображение объятой пламенем Трои. Генрих сразу же безоговорочно поверил в подлинность изображенных событий, и его мечтой стало открытие легендарного города. Гомер сразу же стал для него не полулегендарным сказочником из далекого прошлого, а реальным летописцем древних греков.
В 14 лет ему пришлось оставить школу и самому зарабатывать на пропитание. Он поступил учеником в лавку «По совместительству» будущий гений бизнеса и археологии мыл полы, отпускал посетителям масло и рыбу, чистил хозяевам башмаки… Так продолжалось пять лет, но однажды юный Г. Шлиман отправился пешком в Гамбург, где надеялся найти работу на корабле. Он нанялся юнгой на шхуну «Доротея», которая в ноябре 1841 года отплыла в Венесуэлу. Тогда же пережил первое испытание: корабль попал в жесточайшую бурю и потерпел крушение у берегов Голландии.
И здесь Фортуна впервые вмешалась в его судьбу. Генрих — один из девяти чудом спасенных в декабрьском Северном море. Фортуна даже подает ему недвусмысленный знак: единственная вещь с утонувшего корабля, которую волны выбросывают на берег, — это сундучок с его вещами! Но больше у него ничего не осталось. Чтобы не умереть от голода, приходится просить милостыню.
Наконец ему удается устроиться в одну торговую фирму в должности курьера. В маленькой мансарде он приступает к изучению языков, применяя им же самим созданный метод. В результате за два с половиной года овладевает шестью европейскими языками, затрачивая на изучение каждого не более шести недель. Среди них русский, хотя в Амстердаме, кроме русского консула, нет ни одного человека, знавшего этот язык. (В зрелые годы Г. Шлиман владел 14 языками. Сам же в конце жизни заявлял, что свободно изъясняется на 22. Во время путешествий он писал свои дневники на языке той страны, в которой находился.)

В 1846 году 24-летний Шлиман едет в качестве агента своей фирмы в Петербург, а годом позже уже основывает здесь собственный торговый дом, принимает российское гражданство и записывается в купеческую гильдию под именем Андрея Аристовича Шлимана. Железная деловая хватка и готовность идти на риск умножают его состояние с невиданной скоростью. Шлиман брался за все, что приносило прибыль: продавал в Амстердам русский хлеб и ввозил в Россию селитру, брал подряды на лес для сгоревшего Кронштадтского порта, одним из первых начал инвестировать в российское бумажное производство и поставлять в Россию типографское оборудование. Здесь, он нажил себе состояние в миллион рублей.
В разгар Клондайкской золотой лихорадки Шлиман отправился на Аляску, чтобы похоронить брата, умершего на золотых приисках. Там без особого труда он получил американское гражданство и заодно льготную лицензию по скупке и вывозу золотого песка у старателей Сан-Франциско. Вскоре открыл банк, в котором самостоятельно покупал и перепродавал золото. Даже заболев тифом, в полубреду, он ни разу не позволил обмануть себя.
Вернувшись через несколько лет в Россию, он стал одним из самых богатых людей торгового Петербурга, увеличив свое состояние в несколько раз. В 30 лет Генрих Шлиман женился на 18-летней Кате Лыжиной — сестре одного из богатейших русских купцов.
И вновь Фортуна стоит за его спиной. Незадолго до Крымской войны он вложил огромные деньги в плантации индиго — растений, из которых добывался натуральный краситель синего цвета. Когда начались боевые действия в Крыму, вырос спрос на военные мундиры синего цвета, и Г. Шлиман, сам того не предполагая, оказался в этой области… монополистом. Фактически он смог диктовать цены на этот продукт. Вскоре ему в третий раз невероятно повезло: во время знаменитого пожара в Мемеле, когда за четыре часа выгорели и город, и порт, огонь не тронул лишь амбары, в которых хранилось шлиманское индиго стоимостью более 150 тысяч гульденов.
Но как можно объяснить столь невероятное везение? Начавшаяся в 1853 году Крымская война стала поводом для очередной авантюры молодого коммерсанта. Генрих добился, чтобы его фирма стала генеральным подрядчиком русской армии, и начал беспрецедентную аферу. Специально для армии были разработаны самые дешевые сапоги с картонной подошвой, мундиры из некачественной ткани, ремни, провисающие под тяжестью амуниции, фляги, пропускающие воду, и так далее. Все это представлялось как товар наивысшего качества.
Безусловно, такое снабжение армии в немалой степени повлияло на поражение России, а Г. Шлиман в данном случае вел себя как преступник. В России об этом не забыли. Collapse ) Сегодня немцы уже не просят — они требуют от России вернуть вывезенные после войны трофеи. Позиция немецкой стороны выражена с предельной четкостью — все должно быть возвращено!
«Мы не снимаем ни одной претензии и не отступим ни на шаг в вопросе реституции», — заявляют немецкие чиновники. Они уже составили каталоги своих культурных потерь и передали их российской стороне. Претензии в первую очередь касаются драгоценных предметов, в частности, золота Шлимана… На фоне этой категоричности поражает позиция российских чиновников. В недрах Министерства культуры сразу же нашлись доброхоты, готовые «восстановить справедливость» и без шума вернуть спасенные шедевры в Германию.
И ведь вернули бы, если бы против не выступили бывший министр культуры СССР и замечательный актер Николай Губенко, реставратор и искусствовед Савва Ямщиков, директор Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина Ирина Антонова и другие подлинные представители отечественной интеллигенции. Именно они первыми заявили, что нельзя безвозмездно возвращать еще оставшиеся в России военные трофеи, так как это всего лишь тысячная доля компенсации понесенных потерь. И с этим трудно не согласиться.
Когда я первый раз попал в Дрезденскую галерею, был очень удивлен, что нигде не увидел даже упоминания о ее спасении в годы войны. А ведь только благодаря Красной Армии и советским реставраторам дрезденская (и не только) коллекция избежала гибели. Мало того, впоследствии она была не только реставрирована, но по решению Н. Хрущева безвозмездно возвращена в ГДР. А это около 2 миллионов огромной ценности экземпляров (а если быть точным, 1850 тысяч произведений искусства и 71 тысяча книг)! В их числе Пергамский алтарь, полотна Рафаэля, Рубенса, Тициана…
Кто сегодня вспоминает об этом «жесте доброй воли»? А ведь на Западе считать умеют.
Сегодня Германия требует от России возвращения всех «украденных» ценностей. В то же время отказывается вернуть Турции Пергамский алтарь, который находится в Берлине и был в свое время возвращен из СССР. А разве «клад Приама» не был украден у той же Турции? Такая вот двойная арифметика, но вполне однозначная политика. На этом фоне позиция российских чиновников представляется более чем невнятной. Увидев случайно по телевизору дискуссию по этому вопросу, был поражен «аргументами» тогдашнего руководителя Минкульта, который защищал позицию… Германии. И всем понятно, почему он это делал. В прессе даже была озвучена «цена вопроса». Если бы его немецкий коллега позволил себе подобное, то уже из телестудии он бы вышел рядовым гражданином. У нас же подобная публика непотопляема. И не укладывается в голове, почему?

Почему же до сих пор не поставлена точка в вопросе с золотом Трои? Некоторые наши политики после принятия Закона о реституции (почему иноземное и не очень звучное для русского уха слово «реституция», а не русское «возвращение»?) стали говорить о том, что нужно становиться цивилизованной страной и поэтому следует вернуть все вывезенные когда-то культурные ценности их законным владельцам. Однако при этом они почему-то не хотят видеть, что «цивилизованные» американцы или англичане не только не собираются возвращать вывезенные со всего мира культурные раритеты, но даже отказываются обсуждать эту проблему.

В данной истории видится даже какой-то мистический подтекст. Создается впечатление, что спустя тысячелетия троянское золото вернулось к людям и делает все, чтобы избежать гибели и нового забвения. Мы не знаем, при каких условиях оно попало в землю, кому принадлежало и какие пережило катастрофы. В массовом порядке клады «шли» в руки одного человека — Г. Шлимана. Только за последние десятилетия они пережили контрабандный вывоз из Турции, тайное хранение в Греции, бомбежки и бои в Германии, наконец, секретный переезд в СССР и полувекововое забвение. Человечество вновь увидело их лишь в апреле 1996 года в ГМИИ им. Пушкина на выставке «Сокровища Трои».

Капитал, без которого невозможно было открытие Трои, Г. Шлиман сколотил в России, в том числе и на крови русских солдат в годы Крымской войны. Здесь же он оставил свою первую жену и троих детей, с которыми поддерживал связь (его старший сын Сергей умер в блокадном Ленинграде). Странные «знаки» судьбы получила не только Россия, но и такие музеи, как Эрмитаж и ГМИИ имени А.С. Пушкина. В первый он хотел передать свои коллекции из раскопок в Трое. С основателем же второго, профессором И.В. Цветаевым, был знаком лично, а позже в этом музее работал А. Живаго — востоковед, родственник жены Г. Шлимана.

Незадолго до смерти, в 1898 году, в одном из писем он писал: «Я пожелал бы, чтоб троянские мои древности поступили в Эрмитаж, потому что капитал свой я приобрел в России и надеюсь, что древности мои могут быть причиной возвращения моего в Россию…» При жизни сделать это ему не удалось. Однако судьба распорядилась так, что часть его находок все же оказалась в нашей стране. Будем считать, что желание этого незаурядного человека сбылось и троянское золото, украшающее сегодня русские музеи, является той данью уважения, которое Г. Шлиман всегда испытывал к России.


Дом на Васильевском острове в Санкт-Петербурге, в котором жил Г. Шлиман
Сулеймани

Предатели! Не уходите!



Курдский митинг у одной из американских баз в районе Кобани с требованием к американцам не уходить и обвинениями Трампа в предательстве.
Где-то я такое уже видел. Ах да, не далее как год назад в Киркуке.
Collapse )
Нам похую
  • roman_n

Невеселая сказка о том, что где-то мы этого урода уже видели... Где бы?



Впрочем, для нас пришло время наконец обобщить сведения о победах «глобального Добра» в лице Украины, США и примкнувшей к ним нашей прогрессивной общественности в борьбе против нас как «глобального Зла».

Итак....

«С горячим одобрением встретили трудящиеся демократических СМИ, АТО и Госдепа весть о еще одном поражении реакционного империалистического духовенства. Радостно и свободно дышат вольные украинцы, полностью свободные от русского языка. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы.

Следующим шагом Рады должен быть полный запрет думать на русском языке и видеть на нем сны. Это предложение уже внесено в Раду послом США и будет немедленно принято, как только депутаты смогут его обдумать на государственном языке.

С ликованием встречен всем демократическим миром приговор к высшей мере наказания шпионке и вредительнице Маришке Бутиной».

Ну, и так далее. Извините, если кого задел.

Был такой период в нашей истории, когда ....
Украинизация как «зеркало времени». Роман Носиков о работе над историческими ошибками