December 29th, 2020

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
кузьмич
  • staryiy

«Люди чудовищны»: почему иностранцы придумывали оскорбительные небылицы о России?

1

Чем была Русь для средневекового европейца? Краем света, таинственной страной, не похожей ни на одну западную державу. Неудивительно, что заезжий иностранец порой терялся от избытка впечатлений и легко мог перепутать факты и эмоции, правду и вымысел.

«Московия» vs «Руссия»

Начнём с того, что в Европе долгое время не могли определиться с названием Русского государства. В XV-XVI веках общепринятыми понятиями становятся «Московия» и «Руссия», причём последнее немного отличалось от первого по значению: если Московия – это собственно Москва, то Руссия – синоним Древнерусской, Киевской державы, когда-то поделенной между московским, литовским и польским государями. Соответственно жителей Московии знали как московитов; слово «русский» относилось по большей части к тем, кто исповедовал православную, то есть русскую, веру (это могли быть как сами русские, так и литовцы, и поляки, и немцы).

Попытался разъяснить ситуацию француз Жак Маржерет: «Ошибочно называть их московитами… Сами они, когда их спрашивают, какой они нации, отвечают: Russac, а если их спрашивают, откуда, они отвечают: is Moscova — из Москвы, Вологды, Рязани или других городов». Впрочем, термин «Московия» бытовал на Западе еще в эпоху Петра Первого, с чем царь-реформатор активно боролся.

Отъезд в иной мир

По прибытии в другую страну на что вы прежде всего обратите внимание? На культурные особенности, на традиции, на характер людей. Именно так и поступали европейские искатели приключений. Но прежде чем познакомиться с бытом и нравами Московии, до неё надо было добраться.

Сделать это было не так-то просто: путешественникам приходилось преодолевать расстояния в сотни миль, избегать многочисленных разбойников, зачастую ночевать в чистом поле. Не зря австрийский посол Сигизмунд Герберштейн, чье сочинение о России является едва ли не самым известным, сравнил свою дипмиссию с «отъездом в иной мир».

Переживших все тяготы пути ждал медленный процесс привыкания к новому окружению. Чужестранные авторы, как ни странно, сосредотачивали внимание на почти незаметных мелочах московитской жизни, сопоставляя их с европейскими и периодически вступая в ожесточённые споры друг с другом. Западный наблюдатель старался не упустить из виду ничего, будь то воинские обычаи, кулинария или чеканка монеты.

Нередко обитатель Старого Света отправлял на родину понравившиеся ему «лайфхаки»: так, соотечественник Герберштейна Адольф Лизек записал рецепт приготовления медовых напитков.

Особой темой для читателя-католика или протестанта был религиозный вопрос: как русские крестят детей? Как постятся? Как сочетаются браком? При этом европейцы иногда поражались православному мировоззрению, например отрицанию чистилища и отсутствию целибата у священников.

Огромный интерес для описывавших Московию имели социальные отношения в русском обществе: сословное деление, положение женщины, восприятие свободы и несвободы. Западного человека изумляли глубоко патриархальные порядки России, нашедшие отражение в обожествлении фигуры правителя.

Еще один центральный пункт повествования – планировка поселений. Типичный город Чехии, Германии, Франции – это узкие улицы и прижатые один к одному каменные дома в фахверковом стиле. Другое дело Москва, где хоромы были в основном деревянные, а по дорогам в ряд могли проехать четыре телеги; также иностранцам нередко доводилось видеть столичные пожары.

Collapse )