el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Чего нам не жилось вместе? В Союзе? Или:«Я украинец. Я домой хочу!» История одной встречи в Баварии

matveychev_oleg в Чего нам не жилось вместе? В Союзе? Или:«Я украинец. Я домой хочу!» История одной встречи в Баварии
«Я - украинец. Я домой хочу!» История одной встречи в Баварии


Писатель Борис Егоров - о своей встрече в Германии с армейским другом

Ежли б я такую историю где-нибудь вычитал – про то, что мир тесен – я бы плюнул в сторону слишком буйной фантазии автора. А вот когда жизнь выкидывает такие фокусы, то остается только плечами пожимать.

А дело было так. Вышла в Москве моя книжка «Исповедь раздолбая». Издатель прислал мне сюда, в Баварию, авторские экземпляры. Моя опекунша Татьяна, которая по уходу за мной, взяла почитать. А потом попросила разрешения кому-то еще дать – и пошла книжка гулять по русскоговорящим.

И вот сижу как-то за компом, всякой хреновиной занимаюсь, и мобильный вдруг завопил: «Чуть помедленнее, кони!..»

Беру: «На проводе!» Мужик какой-то: «Здравствуйте, Борис. Ваш телефон мне дала Татьяна. Вы в армии в учебке были – в Павлограде?»

Свят-свят… Да, говорю. Мужик говорит: «А можно к вам зайти? Похоже, мы вместе служили». Ничего себе! Ну, заходи, говорю.

Через полчаса где-то заявляется. Здоровенный мордастый и пузатый дядька с сумкой. Уселся он в кресло и с места в карьер начал сверку показаний. Оказывается, гость мой сначала обратил внимание на украинскую учебку в моем рассказе, а потом увидел фотографии. И вспомнил, что был такой длинный москвич, вечно с гитарой. И с первых слов разговора нашего стало ясно, что, действительно, все совпадает – и года, и фамилии сержантов, и даже неумение делать на перекладине подъем переворотом.


Звали моего однополчанина Тарасом. После вступления он открыл сумку, достал и выложил на стол краюху пахучего черного хлеба, шмат явно домашнего сала, лук, чеснок и пузырь без этикетки, в котором плавал маленький красный стручок. Я поглядел на этот натюрморт: «Так ты хохол?»

Тарас гордо почесал пузо: «А ты думал. Все свое ношу с собой»

Сходил я на кухню и добавил на стол, что у меня было. Горилку перцовую Тарасу пришлось одному потреблять – я ему объяснил, что человек ревматический, и крепче пива давно уже ничего внутрь не принимаю. Но, несмотря на это, разговор у нас получился задушевный. Сначала я в общих чертах рассказал, как меня на чужбину занесло, и что я об ей думаю. Потом и Тарас потихоньку разговорился…

«Я, Боря, по всем корням украинец. И, хоть ты меня убей – не понимаю. Ну, не понимаю! Чем я лучше тебя, а?
Или ты – чем лучше меня?
Ну, ладно, ты книжки пишешь.
Я не умею. Зато я программист классный, меня на работу здесь взяли в серьезную фирму, когда я еще по-немецки толком сказать ничего не мог.
А ты по сравнению со мной в этом деле - чайник.
Но все это не мешает же нам с тобой вот так сидеть! Хорошо ведь сидим!»


Я согласно кивнул: «Хорошо. А к чему ты эту бодягу завел?»

Тарас хлопнул рюмаху, занюхал мануфактурой:

«Да все к тому же. Чего нам не жилось вместе? В Союзе? Конечно, нас никто и не спрашивал.
Не, ну ладно, разделились. Но зачем же так звереть-то? Паны атаманы свои дела крутили и крутят.
А у нас… лысые уже сидим.
Мне, Борька, давно все не нравилось дома. Но я никуда не собирался. Работа была хорошая, халтуры навалом – в смысле, денег хватало.
Но – подмешал я в наш род немецкой крови. Женился на своей Галине, а потом выяснил, что она дочка ссыльных немцев. Тоже сначала тихо сидела. А потом, когда сыновья и дочка подрастать начали, вот Галя и забунтовала.
Ты что, говорит, хочешь, чтобы дети наши коровам хвосты крутили? Или сыны – в бандюги, а дочка – в шлюхи? А так оно и будет, при постоянном бардаке, что в стране творится.
В общем, ночная кукушка всех перекуковала.
Уехали.
Оно бы все ничего.
В бытовом плане – чистый мед. И Галка живет и радуется.
Но я-то – украинец.
Я дома хочу жить.
Жить!
А не… хрен поймешь, что!»


Я отхлебнул пива: «А дети как, прижились?»

Тарас аж дернулся.

Отодвинул рюмку, взял стакан и набухал почти полный горилки. Выпил залпом, кинул в рот кусочек спаржи:

«Дети… Младший и дочка – все в норме. Сын уже мне помогает, а дочка еще учится.
А вот старший… отмочил. Надул нас с матерью.
Сказал – поедет в Одессу, друзей навестить. А потом письмо прислал, гов..к. Оказывается, воюет в Донбассе.
Он, видите ли, мужчина, и не может в тихом углу сидеть, когда на его родине такой бардак. Галка как узнала… Ее раньше в жизни сердце не беспокоило».


Я прокашлялся: «А… это… сын написал, за кого воюет-то?»

Тарас глянул на меня угрюмо:

«Ну уж не за Порошенко…»

Автор


Борис Егоров родился в семье советских дипломатов в 1952 году. Учился на факультете журналистики МГУ. Работал журналистом, кочегаром, бурильщиком, матросом, рабом.

С 2012 года живет в Германии без документов, не является гражданином никакой страны.


Cергей Овчинников
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments