el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

«Со смесью почтения и жалости». Русские истории про финский бизнес

Вот мне интересно:
1.Русский врач едет в Финку, там с адским трудом устраивается, лишь только потому, что едут русские пациенты.
2.Русские пациенты едут в Финку лечиться, переплачивают, чтобы их лечил русский доктор, но ТАМ.
Где логика, блин?!


nyka в «Со смесью почтения и жалости». Русские истории про финский бизнес


Легко ли эмигрантам из России найти свою профессиональную нишу в Финляндии? Как организовать свое дело, быть востребованным за границей и заниматься своим любимым делом?

История первая. Театральная

Финн Валттери Симонен и россиянка Елена Спирина открыли прошлой осенью в Хельсинки театр Teatr Za.



Симонен и Спирина познакомились в петербургской Театральной академии, где учились на курсе Вениамина Михайловича Фильштинского. Супруги приехали в Финляндию в 2001 году. Елена Спирина вспоминает: «Я оказалась в новой стране сразу после академии, не зная ни одного слова по-фински. На языковых курсах попросила направить меня на практику в театр. Сидела на репетициях, ничего не понимая, старалась просто проникнуть в другую культуру».

В самом начале Елена могла немного общаться, но не верила, что может играть на финской сцене. Когда в «Рюхматеаттери» ставили «Мастера и Маргариту», она подошла к режиссеру и попросила роль, на что он сказал, что у него в сценарии есть только Маргарита, которой она быть не могла. Она возражала: «Но в пьесе Булгакова есть Гелла, Фрида», и настояла на своем. В постановке появились новые героини, и она сыграла и одну и другую.

Непросто было возвращаться на родину Валттери. «Я уже был русским актером, но должен был найти себя в финском языке, возвратиться в свою шкуру что ли. Это раздвоение личности, шизофрения какая-то. В Финляндии о личном говорить не принято. Режиссер Анатолий Васильев хорошо сказал: «Русская школа всегда была связана с исследованием внутреннего мира человека. И поскольку внутренний мир человека в Европе — это табуированное, закрытое, туда педагоги не решаются лезть».

Однако Елена и Валттери не отступили, почти 15 лет продолжали заниматься театральной деятельностью. Лена смогла получить роли в трех финских театрах, сняться в кинофильме «Kohtaamisia» (по-русски «Сердцебиение») режиссера Саара Кантелл, который даже удостоился финской госпремии; вместе с режиссером Алексеем Янковским работала над моноспектаклем «Идущая за предел» (по произведению российского драматурга Клима). Причем репетировали то в Хельсинки, то в Питере. Сыграла его на петербургской сцене — в театре «Особняк». «В Финляндии, когда ты ставишь проект на чужой площадке, он, как правило, недолговечен, а своей у нас не было», — отмечает Елена. Валттери Симонен за это время тоже успел поработать в нескольких финских театрах, например сыграть главную роль в спектакле «Под небом Европы» в театре Ryhmateatteri, сняться в кинофильме «С пивом по жизни» (реж. Вилле Янкери), преподавал в Театральной академии в Хельсинки 2014 — 2015 году.

Но легко не было. Когда актер переезжает на новое место, тем более в другую страну, нужно достаточно много времени, чтобы сделать себе имя в театральной среде, найти единомышленников. Валттери признается: «В Питере нам было легче найти людей, которые могли себе позволить за идею заняться интересным проектом, который, возможно, и не получит какого-то продолжения. В Финляндии идея чаще всего должна подразумевать конкретную финансовую отдачу. Не всегда, конечно».



Театр сделан из подручных средств

Поэтому актеры задумались о создании своего русскоязычного театра под названием Teatr Za. Идея возникла два года назад из ничего, в неудачное кризисное время. Три месяца они искали помещение, а когда нашли… «Мы как-будто попали внутрь романа Кафки, — отмечает Валттери. — Чтобы построить стену, которая разграничит зоны театра, поменять статус помещения, было необходимо найти архитектора, несколько специалистов из разных организаций, получить огромное количество подписей и заплатить огромные деньги, которых у нас не было. В Финляндии субсидии на театр – дело непростое, надо проработать больше трех лет».

Но недавно все стало потихоньку сдвигаться с мертвой точки, в начале мая Teatr Za получил поддержку от государства.

«Министерство культуры выделило грант, и это означает, что в октябре выйдет премьера нашего нового спектакля «Москва-Петушки», — радостно говорит Елена.

Teatr Za, расположенный на Хамеентие, 103, в полном смысле слова сделан из подручных материалов. В центре города ремонтируется множество квартир, люди выбрасывают вещи, которые вполне пригодны для использования. Елена и Валттери сумели воплотить идею «переработки материалов» на своей площадке. Отделка деревом в театре — из брусьев, которые они просто находили на улице.

Актеры пока не надеются на скорый финансовый успех, проект требует постоянных вложений, он — некоммерческий. Как они сами признаются: «Сейчас надо постараться просто выжить, но благодаря последним событиям будущее стало значительно светлее. Аренда проплачена на год, появились деньги на постановку».

История вторая. Медицинская

Татьяна и Александр Виерикко в Финляндии давно, с 1993 года. В Петербурге Александр был акушером-гинекологом, Татьяна — юристом. В эмиграции большую часть жизни проработали в «Ортоне» – старейшей ортопедической клинике Финляндии, которая в свое время была основана для лечения и реабилитации инвалидов войны. Благодаря их усилиям в клинике появился русский проект, позволивший получать российским детям-инвалидам лечение и реабилитацию в Финляндии.

До клиники «Ортон» Татьяна успела закончить факультет финского языка для иностранцев в Хельсинкском университете, поработать в отделе маркетинга фирмы по продаже товаров по почте, сделать переводы для сотен каталогов. Супругу пришлось сложнее. В теории, переехав в Финляндию, можно стать врачом и даже сохранить специализацию (вернее, ее нужно заново получить), но это требует больших усилий и довольно длительного времени. Сначала нужно пройти практику в поликлинике, минимум 6 месяцев. Далее устроиться амануэнсом (amanuenssi), или помощником врача. Но подобную работу не очень просто найти: амануэнс – это, как правило, студент медицинского факультета, у которого еще нет права работать врачом, и все места заполняются практикантами.

Следующий шаг — сдача платных экзаменов в Тампере на подтверждение диплома врача: по общей медицине, организации здравоохранения в Финляндии, основам фармакологии и судебной медицины. И обязательная демонстрация своих практических навыков в работе с пациентами на приеме, причем на камеру.

Но, оказывается, и этого недостаточно. После сдачи экзаменов ты можешь быть только терапевтом (yleislääkäri). «В Финляндии никого не интересует, кем ты был в России — гинекологом или онкологом. Для того, чтобы приобрести квалификацию врача-специалиста (erikoislääkäri), нужно получить место на нужном курсе специализации, и длится эта специализация 7 лет! На популярные курсы, например пластической хирургии, врачи ждут места в течение нескольких лет», — говорит Александр Виерикко.

Когда супруги инициировали проект в клинике «Ортон» в 2009 году, то столкнулись со сложностями, поскольку в то время работой с русскими пациентами в Финляндии практически никто систематически не занимался. В клинике не хватало русскоговорящего персонала, не были разработаны нужные документы, информационные буклеты, инструкции для пациентов.

Александр – больничный доктор, а Татьяна до недавнего времени занималась договорной работой с партнерами в России, например с медицинскими операторами, ассистанскими компаниями, благотворительными фондами.

Русский проект «Ортона» много сотрудничает с Русфондом, куда пациенты сами обращаются за финансированием их лечения. Было несколько случаев работы с питерским фондом «Артемка», который частично финансировал двух пациентов, а также с белорусским фондом «Шанс», они недавно финансировали операцию одного мальчика из Минска.

История третья. Дизайнерская

Финляндия, как известно, страна дизайна, и именно здесь рынок отличается очень большой конкуренцией. В августе 2014 года Анна Мученикова, дочь питерского актера Сергея Мученикова, запустила в Хельсинки с друзьями дизайн-студию полного цикла LUK Design. В команде два активных участника из разных сфер: креативный директор — бакалавр графического дизайна и магистр программы Университета Аалто “Устойчивое Развитие” Роман Лихавчук, и сама Анна — арт-директор и дизайнер-график, выпускница Университета Аалто, в котором прошла обучение после окончания СПбГУ. У всех уже был опыт работы в больших и средних финских компаниях.



Анна Мученикова рассказывает: «Недавно я прочитала во «ВКонтакте», что в Финляндии к «мелким и средним предпринимателям относятся со смесью почтения и жалости: считается, что быть предпринимателем здесь сложно и не слишком денежно, но это призвание, почти как религиозное служение». Я согласна с таким утверждением: отношение со стороны всех моих финских знакомых примерно такое.

Частное предпринимательство в Финляндии требует особой вовлеченности и мотивации.

Но, с другой стороны, нельзя забывать, что у финнов очень высокие стандарты, и, по сравнению с российскими реалиями, нам намного легче, чем коллегам в России. Мы, например, получали ежемесячный грант от финского государства. С материальной поддержкой мы полгода спокойно могли заниматься развитием фирмы и не думать о том, как, к примеру, платить за аренду офиса».

По словам Анны, с точки зрения оформления документов в Финляндии все очень прозрачно: существует специальная организация для помощи начинающим предпринимателям – YritysHelsinki. Однако некоторые документы заполняются только на финском, поэтому зачастую приходится прибегать к помощи друзей. К тому же документов и форм требуется много, и рассматриваются они достаточно медленно, минимальный срок любого процесса — две недели. Анна отмечает, что, пройдя всю школу оформления и организации компании, никакие бюрократические сложности больше не пугают.

«Со временем начинаешь привыкать и стараешься сосредоточиться на главном – своей любимой профессии», — добавляет Анна Мученикова.

История четвертая. Книжная

Магазин русской книги «Руслания» основали в Хельсинки тридцать лет назад родители нынешнего директора Андреаса Агопова. Оба они имели отношение к русской культуре. Отец Владимир Агопов (армянин) — музыкант, композитор, а мать (финка) – филолог, переводчик. Встретились в Советском Союзе в студенческую пору, поженились и переехали жить в Финляндию.



Свой первый шаг «Руслания» сделала как издательство, выпустив «Финско-русский сельскохозяйственный словарь». Потом появилась потребность и в других книгах, и «Руслания» переквалифицировалась в книжный магазин. Когда Андреас закончил Институт бизнеса и менеджмента Haaga-Helia University of Applied Sciences, он стал директором фирмы. Андреас Агопов говорит, что финские или российские организации их семейному бизнесу не помогали: «»Руслания» – это фирма, которая полагается исключительно на свои силы. Именно это позволяет быть абсолютно независимыми от политики, религии, чужих интересов».

«Руслания» активно участвует в культурной жизни Финляндии и делает много для того, чтобы финны лучше узнали Россию. Среди ее покупателей как русскоязычные, так и финны и жители других стран, изучающие русский язык, а также не владеющие русским языком, но интересующиеся русской культурой – музыкой, оперой, балетом, киноискусством.

Прошлой осенью «Руслания» участвовала в книжной выставке, посвящённой России и русской литературе. Тогда многие издательства выпустили переводы современных авторов на финский язык. Так к финнам пришли Михаил Шишкин, Роман Сенчин, Евгений Водолазкин, Людмила Улицкая, Борис Акунин. До этого события много российских авторов были переведены на финский: Сергей Довлатов, Сергей Лукьяненко, Андрей Аствацатуров. Не иссякает интерес и к классикам, в том числе музыкальным. В магазине довольно востребованы русские исполнители: Хворостовский, Нетребко, Высоцкий, Пугачёва, а из фильмов – шедевры Тарковского.

Кризис и послекрымское отношение к России ударило и по «Руслании», Андреас комментирует: «Сейчас, в общем, ситуация спокойнее, но в самом начале украинских событий нам очень много писали, приходили побеседовать, причем люди с полярными точками зрения. Мы старались быть предельно вежливыми и максимально спокойными, что бы нам ни говорили. Но поскольку к нам в основном ходят культурные люди, рядом с ними даже самые отпетые хулиганы, пришедшие поугрожать и позлословить, тушуются и ведут себя прилично. Мы очень надеемся, что интерес к русской культуре будет всё время только повышаться», — говорит Агопов.

Светлана Аксенова

via
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments