el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Секреты долголетия деревенских жителей



Дети зовут его «Вечный дед». Я не могу даже представить себе, сколько ему лет. Мы иногда видим его на трудном пути – от дома до магазина. Это примерно полкилометра, и это занимает у деда полдня. Это его работа, которую нельзя отменить. В магазине дед покупает кулечек леденцов. На обратной дороге ловит всякого прохожего ребенка и угощает. У деда высохшая спина, дрожащие руки и шажочки медленные-медленные. Дед доволен. «На здоровье не жалуюсь. Вот и голова ясная. А только не помню, сколько мне лет. Забыл».

Местные жители живут долго. Даже увлеченные алкоголем граждане. Ветхие старушки каждую весну бодро выползают на грядки. Пожилые деды азартно косят сено. Со спины некоторых сельских дам в возрасте за 60 можно принять за девушек: и талия заметна, и походка легкая.

Оказывается, мотивом для переселения в деревню может быть и поиск вечной молодости. «Сколько тут живут?» - это был первый вопрос состоятельной парочки, которая заехала к нам в деревню в поисках домика. «Лет по девяносто живут», - отвечали им местные. В итоге парочка осталась, прикупила домик, отгрохала ремонт и завезла новую, более породистую землю, чем местный чернозем. Домик этот теперь на селе зовут «золотым», потому что вложено в него столько, сколько на три коттеджа хватит. Разумеется, парочка там не живет, изредка приезжает подышать воздухом долголетия.

Но есть у меня подозрение, что лет жизни в результате покупки домика куда больше прибавится у той бригады местных мужиков, которая делала им домик. Потому что именно у них был физический труд на свежем воздухе в здравых мужских количествах.

Я спрашивала о местном долголетии у местного доктора, который прошел путь от больничной работы и высокого поста в облздраве до аюрведы. – Они привыкли мало есть и много работать, - сказал мне доктор. – Они согласны со своим местом в жизни. И они естественным образом соблюдают ритмы природы!


Тот же вопрос я задала знакомому философу, который иногда наезжает в нашу деревеньку из Воронежа. И его ответ был связан с ритмами тоже. «Каждый год эти люди проходят в согласии с природой летний расцвет сил, осеннее изобилие, предзимнее замирание, и весной снова возрождение. Это не только в природе происходит, но и в человеческом теле и душе тоже. Любые попытки соскочить с годового ритма делают их слабее. Точно так же, как и сбой дневного ритма».

И ведь верно. Деревня засыпает в девять вечера, и только в окнах «понаехавших» переселенцев по городской привычке допоздна горит свет. Бабушки начинают шастать по делам летом с шести утра, зимой - часов с восьми. Каждое утро у селян непременная физическая нагрузка – у кого огород, у кого скотина.

По себе знаю: если выйти с утра на холм с лошадью, то после этой прогулки в горку и обратно чувствуешь себя иначе. И это не про физическую силу, это про цельность и равновесие. А цельность позволяет делать все более эффективно. А эффективность высвобождает силы.
Мы наблюдаем это на любых сельских работах. Например, сено в рулонах привозят всему селу почти одновременно. И бывшие городские – молодые и сильные, возятся с укладкой сена допоздна, а пожилые аборигены давно уже все сложили и сидят на лавочках с домино. Понятно, что физических сил у них меньше, но они начали в шесть утра, когда, согласно учению о биоритмах, тело бодро и активно, а к четырем вечера уже все сделали – и теперь их организм в полном согласии с природой отдыхает.

Тут, в деревне, биоритмы становятся не эзотерическим термином, а вполне наглядным проявлением нашей физиологии.

Поел на ночь – проспишь утренний подъем сил. Прозевал утренний бодрячок – лучше не ломиться поперек спада активности, а сделать что-то неспешное, дождаться дневного бодрячка и пойти таки рубить дрова. Не дождался – спину сорвешь. Все очень просто. Все очень наглядно.

Жаль только, что это умение старых сельских людей жить в одном ритме с миром, не передается больше их наследникам. Те, кто уехали в город, - живут иначе, болеют и приезжают к деревенской родне похворать и пожаловаться. И, жалуясь, успевают приговаривать: «Ох, тетк Маш, да как же ты тяжело живешь: за курями ходить, за коровой ходить, огород обихаживать. Убиваешь ты себя!».

Мы же, бывшие городские, собираем те знания, которые здешние старики взяли у своих старших, по крупинке, наблюдая и сопоставляя. И только после того, как в очередной раз убеждаемся, что это работает, начинаем следовать сельским привычкам. Интересно, доберемся ли когда-нибудь до наших ста лет?
______________




Все точно знают: если дом в деревне, то туалет у него – на улице. Так было во времена нашего советского детства. Так и сейчас устроено во многих сельских домах.

Когда мы переехали в деревню, первым делом мы организовали себе сортир внутри дома, в чулане. А потом стали думать: ну, почему эти добрые люди, местные аборигены, не сделают так же? Благо, чулан есть в каждом доме, а пластиковые трубы и унитазы по сходной цене продаются прямо в центре села. Через некоторое время мы поняли логику.

Для старых людей здесь до сих пор отхожее место в доме – нонсенс. Дом – чистое место, тут едят и спят. Отправлять свои физиологические надобности нужно идти на край участка, где ждет уютный и часто утепленный домик системы «сортир». Когда выкопанная яма под сортиром наполняется, роют новую, и домик переезжает. Спустя некоторое время яму засыпают сверху землей, и она ничем, кроме повышенной урожайности, от остального участка не отличается. Опять же, туалет на улице предполагает, что несколько раз в день человек выйдет на улицу. Подышит воздухом. Разомнется.

Многие из понаехавших такую логику тоже понимают и принимают. Поэтому, даже при наличии денег и возможностей, устраивают уличный туалет, да еще и усовершенствуют его. Если содержимое регулярно засыпать опилками, то со временем отхожая яма превращается в компостную – урожаи растут как на дрожжах. Не все, конечно, согласны есть вкусные овощи, выращенные на собственных отходах. Но я точно знаю, что множество воронежцев ест именно такие дары природы.

Те же, кто удобряет землю другими способами, устраивают себе канализацию разной степени примитивности.

И кстати о бактериях. Благодаря передовым достижениям науки, можно купить себе пакет дружелюбных микроорганизмов, которые радостно съедят все, что вы выделили. Запаха нет, вреда нет, - от стоков остается полезная удобрительная водица. Бактерии ссыпают прямо в сливные ямы или непосредственно в унитазы. Дело свое они знают, работают быстро и весело. Водичкой вполне можно поливать что-нибудь. Говорят, растет прекрасно.

Следующий вариант устройства туалета – септик. Роется яма, обустраивается хранилище для накопления и обеззараживания стоков – и вперед. Септик превращает то, что мы оставили в унитазе, в экологически чистую жижицу без запаха. Но таки откачивать все равно придется, хотя бы раз в пару лет.

Есть еще такое модное устройство, которое называется био-туалет. Компактное, хорошенькое, - сиди и радуйся. Зато потом начинаются сложности. Сознательный и экологически образованный обладатель био-сортира мается, как обезьяна с гранатой, потому что ему куда-то надо же девать содержимое. А оно ядовитое после обработки препаратами для био-туалетов. То есть, в деревне лучше не выливать. И на соседние поля тоже. И в землю не закапывать, иначе привет всем грунтовым водам. Остается только сомнительная идея вывозить все это добро на городскую свалку.

Тема устройства идеального сортира обширна и неисчерпаема. Заинтересованные пишут статьи, изучают биохимию для чайников и насмерть бьются с оппонентами на форумах за идею септика или уютного домика с сердечком в двери. И, что мне особенно нравится, как сельскому жителю, – у нас гораздо больше вариантов, чем у горожан. Воронежцу не развернуть фантазию, не шевельнуть смекалкой: оплатил услуги городской канализации, дернул за веревочку, и все. То ли дело в деревне….

ТЕКСТ: Ирина Мальцева

Tags: домик
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments