el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Заговорила Елена Белозерская: Новейшая история украинского национализма

http://news.tut.by/society/512220.html
Современные «бандеровцы»
активистка нескольких Майданов, с началом военных действий взяла в руки оружие, став бойцом «Правого сектора».

К войне с Россией украинские националисты готовились едва ли не с развала СССР. Мы создавали тайные лесные лагеря, где учились тактике боя, в последние годы — с помощью страйкбольного оружия. В некоторых организациях обучали действиям по противостоянию милиции в уличных акциях протеста: пророссийская власть в Киеве — тоже наш враг. Власть нас опасалась. Больше всего нас боялся Янукович, видя опасность для своего режима. Иногда такие лагеря организовывали в труднодоступных районах Карпат, но чаще всего тренировались под Киевом и в областях по месту проживания наших активистов. В те годы я была членом УНА-УНСО, которая позже, вместе с «Тризубом» имени С. Бандеры, стала одним из основателей «Правого сектора»

Наши бойцы получали боевой опыт, воюя против интересов России в Приднестровье, Абхазии, Чечне.

Именно поэтому, когда во время последнего Майдана начались столкновения с милицией, националисты оказались самыми подготовленными и быстро стали играть наиболее активную роль. И среди наших бойцов было меньше всего потерь. Во время Майдана объединились несколько близких по идеологии организаций, и в результате появился «Правый сектор».

— Когда начался военный конфликт на востоке Украины, Днепропетровск оказался форпостом сопротивления российской агрессии. В Днепропетровске была попытка путинской агентуры развернуть сценарий Донецка с взятием города под свой контроль. «Правый сектор» был в числе тех, кто их остановил. Действовали мы, в отличие от деморализованной милиции и армии, решительно и жестко. Несколько самых активных «ватников» исчезло навсегда, остальные разбежались. Так же действовали и в некоторых других городах, где «сепары» проявляли активность, в том числе и в Одессе. Жестоко? Лучше сразу уничтожить десяток-другой активных «запутинцев», чтобы стало тихо и спокойно, чем получить войну с тысячами жертв, наподобие той, что сейчас идет на Донбассе.

«Когда победим на Донбассе, может, возьмемся за Крым»

Именно «Правый сектор», говорит Елена, первый начал боевые действия против сепаратистов и напоминает историю про «визитку Яроша».

20 апреля 2014 года под Славянском Дмитрий Ярош с двумя бойцами выехали на автомобиле на боевую операцию, целью которой было уничтожить трансформатор, обеспечивающий работу радиовышки на горе Карачун. С этой вышки велось радиовещание «Новороссии». Во время боя с «новороссами» был убит водитель автомобиля Михаил Станиславенко и несколько боевиков ДНР. Автомобиль сгорел. Тело водителя не смогли эвакуировать, и при нем «новороссы» нашли визитку Дмитрия Яроша. Об этом инциденте российский телеканал LifeNews сделал сюжет. Отлично сохранившаяся визитка сильно контрастировала с обгоревшим автомобилем, что вызвало у многих сомнение в достоверности телевизионного материала. Ряд украинских СМИ и некоторые западные, в частности, Би-би-си, обвинили LifeNews во лжи.

«Визитка Яроша» быстро стала интернет-мемом, который «в огне не горит, и в воде не тонет». В Украине визитки Яроша начали продавать в виде сувениров, а в «Правом секторе» — издавать газету с названием «Визитка Яроша».

Сам Дмитрий Ярош отрицал свою причастность к инциденту ровно два года и два дня до 22 апреля 2016 года. Тогда он рассказал, что погибший водитель был волонтером и не являлся членом «Правого сектора». Несмотря на приказ Яроша оставить дома все, что указывало на связь с «Правым сектором», водитель оставил его визитку при себе.

— В первое время вооруженного конфликта на фоне разваленной и деморализованной армии Украины подготовленные и идейно мотивированные бойцы добровольческих подразделений, среди которых был и Добровольческий украинский корпус «Правый сектор», были единственной силой, оказавшей сопротивление российским и пророссийским боевикам.
с позиции «Правого сектора» и УДА любые разговоры о мире без полной капитуляции российских и пророссийских боевиков считаются «ватной пропагандой». Сейчас прежде всего война, полное освобождение Украины от боевиков и поддерживающих их российских солдат. С лидерами боевиков, считает она, договариваться незачем и просто бесполезно

Минские соглашения. Взгляд с передовой

Спрашиваю о Минских соглашениях, согласно которым добровольческих вооруженных формирований, не относящихся к официальным силовым структурам, не должно быть на линии конфликта.

Смеясь, Елена показывает шеврон с эмблемой УДА и надписью «Это не мы».

«Они сейчас договорились о разведении сторон на два километра. Для нас это означало бы сдать Пески, Авдеевку, Марьинку, Широкино, шахту Бутовку... Так что это останется на бумаге», — уверена она.

Мы постепенно, метр за метром, отодвигаем противника и освобождаем Украину. Мы — это агрессивные, в хорошем понимании, командиры ВСУ, мотивированные солдаты, находящиеся в их подчинении, и наши добровольцы. ВСУшники при необходимости поддерживают нас артиллерией, делятся боеприпасами, участвуют в совместных операциях.

Если мы вместе с ВСУ заняли какой-то опорник или блокпост, или мы заняли, а ВСУ потом там закрепились — это же наша территория, территория Украины. Какие вопросы, какие претензии?
Subscribe
promo el_tolstyh март 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments