el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Самогонка. Хороший разбор.

d_clarence в Самогонка.
Откуда есть она взялась.
Есть три таких расхожих положения:
1. В РИ потребление водки год за годом снижалось.
2. Деревня была трезвой.
3. Крестьяне стали гнать самогон от безыскодности при коммуняках.

Есть такие данные, что в 1863 году Россия бухала как проклятая по 1,5 ведра только водки на человека в год, а к ПМВ стала потреблять почти вдвое меньше (К.Б. Литвак. Самогоноварение и потребление алкоголя в российской деревне 1920-х). Цифры верные, но, как говорится, есть нюанс. Даже два.
1. Население России существенно увеличилось не только за счет рождаемости, но и за счет присоединения больших населенных территорий в Средней Азии. Население там к водке не особо. Своих исконных мусульман тоже больше стало (хотя на Волге припить араке - норм).
2. Кто и как считал. До 1860-х цифры давали со своих продаж винные откупщики, потом до 1894 года, был некоторый бардак в подсчетах, а с 1894 года у нас винная монополия - данные по продажам прямые.
Поправки вносить надо, однако.
Современные булочники могут упиваться радужными цифрами, но тогдашнему руководству страны они очки не втирали.
Комиссия охраны народного здравия: "России принадлежит печальное преимущество быть впереди многих государств по числу умирающих ежедневно от опоя, по числу арестуемых полицией в безобразно пьяном виде, по проценту алкоголиков, поступающих на излечение в психиатрические заведения, по степени болезненности и смертности своего населения" (Алкоголизм и борьба с ним. Спб., 1909, с.69). Никому 1980-е не напоминает?
Как же это так происходит? А?
Вопросом тогда же задались исследователи этого феномена: С.А. Первушин, Д.Н. Воронов, Л.П. Весин.
Первушин подробно изучил статистику, собранную Комиссией и посмотрел продажи водки по регионам. Ну кто-кто лидеры.. Понятно кто: Финляндия, Великорорусские губернии, Украина. Чуть меньше на Средней и Нижней Волге и Черноземных губерниях. Польша тоже ничего так.
Далее Первушин (его труды: "Влияние урожаев в связи с другим экономическими фаеторами на потребление спиртных напитков в России" 1909, "Опыт теории массового алкоголизма в связи с теорией потребностей" 1912) считал уже сколько пьют именно в этих районах. И получил такие аховые цифры.
В деревне на одного взрослого мужика приходится 1,5 ведра водки в год, в городе на одного мужчину 4 ведра, в стоицах - 7 ведер. Ёёёё! На стандартную (по тем временам) семью из пяти человек (папа, мама, три оболтуса) в деревне в год уходит 2 ведра, в городе 6,70 ведра, в столицах 10 ведер.
Во истину: в Питере - пить!

Что мы видим? Пьют! Пьют, сволочи! Была одна тонкость, к которой позже вернемся - в рабочих кварталах выпивали в 3-4 раза больше чем в кварталах состоятельных горожан.
Но деревня действительно пьет в разы меньше бухого в хлам города.
Более того, Воронов ("Алкоголизм в городе и деревне в связи с бытом населения: Обследование потребления вина в Пензенской губернии в 1912 г." Пенза, 1913) провел исследование в Пензенском уезде на предмет крестьянского алкоголизма. Для начала он просмотрел записи продовцов казенных лавок за год и обнаружил, что уезд закупал водки на 36 % меньше города Пензы. После чего он взял блокнот и поехал по селам. Всего объехал 8 сел с населением в 12.000 человек. Нашел всего 20 человек, которые выпивали ежедневно "для аппетиту". Все они оказались самыми зажиточными крестьянами и кулаками - больше богатых просто не было. То есть верхний класс этих деревень показал 100% по ежедневному приему "внутрь". Чистых алкашей насчиталось 40 - все, как один, ремесленники (сапожники, кузнецы и проч.).
Т.е. как мы видим, деревня вроде бы и впрямь трезвая. Даже удивительно - откуда в ней по 1,5 ведра на человека выпивается?

Разумеется снова есть нюансы.
1. Крестьянин зарабатыет крайне мало, только чтоб прожить - бухло не вот прям роскошь, но удовольствие дорогое.
2. Крестьянское хозяйство и работа в поле не подразумевают затяжной пьянки - запой равен срыву работ, гибели скотины и, как следствие, раззорению, закабалению или гибели в голодный год.
Если крестьянин богатеет, перекладывает большую часть работы на работников, то нормально так начинает ежедневно припивать. А все село ему завидует.
Воронов делает следующий вывод: крестьянин не является регулярным потребителем водки только по причине дороговизны и сильной занятости.
Далее он посмотрел, когда же обычный крестьянин потребляет водку? А пьет он только по праздникам и поводам. "Крестины, похороны, престольные праздники сопровождаются в деревнях большим расходом вина, чем в городе: организация помочей, попойки на общественных сходках, магарычи, отход и возвращение промышленников (от слова "промысел").
Первушин и Воронов сходятся во мнении, что в городе алкоголизм социальный (беспросветность, тоска, доступность синьки), а в деревне вынужденно обрядово-бытовой (копейка на бухло бережется для повода: как это - в повод и не выпить?!)
А вот как крестьяне пьют по поводу, нам расскажет Весин ("Современный великорусс в его свадебных обычаях и семейной жизни" 1891) на примере крестьянской свадьбы:
"Пить начинают задолго до свадьбы: при сватовстве, сговоре, смотринах, на девичниках. Высватал жену, нужна водка - это называется "запИл"; потом необходимо делать "пропой", иначе девку не отдадут; далее - "сговор", сама свадьба и "княжной обед". Сама свадьба: "Старые и малые, мужчины и женщины, участвующие в пиршестве, считают своею обязанностью не просто пить, а напиться, потому что принято думать, что чем шире пьяный размах, тем почетнее свадьба и тем счастливее будут молодые. В пьяном угаре проводятся обыкновенно и следующие два дня после свадьбы, при "богатой" свадьбе 4 и 5 дней".


Другими словами, в деревне пьяный=богатый. Быть бухим - понтово.
Ну вот как-то так обстоят дела к началу Мировой войны: город в полный рост бухает, деревня нажирается по праздникам. Самогон почти никто не гонит - в голову не приходит.
Дальше что происходит.
С началом ПМВ в империи вводится сухой закон. В городах уныние, а в деревне даже приветствовали сначала - работы теперь завались, рабочих рук резко стало не хватать (мобилизация), не до пьянки. Да и оставшаяся молодежь не балует.
Вроде все хорошо, да не очень-то. Вековые традиции выработали четкий ассоциативный ряд русского крестьянина: повод - бухло. По свидетельству Воронова ("Жизнь деревни в дни трезвости" 1916) в 1915 году появляется известная присказка "Прежде похороны веселее были, чем теперь свадьбы".
У крестьян в горле копится.
В 1915 году же происходит общее экономическое ухудшение в стране. Пошла инфляция. В 1916 начались неслабые перебои с продовольствием. Крестьяне смекнули, что добром все не кончится и начали припрятывать хлеб. В это же время из города потянулись в деревню за едой. Денег нет - идет натуробмен. Деревня приоделась, затарилась солью, спичками, керосином.
Блин, вот теперь праздника хочется! И вот тут, в 1916 случается Великий алкоперелом.
Зерно могут отобрать, поэтому много попрятали. А чего добру просто так лежать? Начинается варка самогона для личного потребления. И тут - о боги! - обнаруживается, что его можно за очень дорого продавать в города! Спрос там просто бешенный - истосковались! Всю жизнь они там в городах бухали по пятницам-суботам, по пять баров у каждой станции метро, винный бутик у дома и алкотрип на футбол по воскресеньям. А тут почти два года без этих простых радостей жизни -

Пуд хлеба стоит как пуд хлеба. Закупочная госценацена - это 50-60% от реальной рыночной стоимости (Аноним надеюсь поправит, если что). А из пуда хлеба можно нагнать 10-12 бутылок ядреного пойла, который уходит влёт по заоблачным для деревни ценам!
В деревнях появляются патефоны, гармони, самовары и сапоги бутылками, что ввело в заблуждение некоторых губернаторов относительно реального благосостояния вверенного населения, а за ними некоторых соискателей ученой степени кандидата исторических, прости господи, наук (простите: один автореферат сегодня в руки зачем-то взял..).
Самогон становится самой твердой валютой. Он открыл крестьянам доступ к товарам, о которых они ранее и помыслить не могли! Деревня гуляет

В 1917-м, когда все разваливалось на глазах, крестьяне большую часть попрятанного зерна перевели в этот надежный актив в ожидании сверхприбылей.
А профита бац - и не случилось! Сначала Временное правительство попыталось выполнить "союзнический долг" и отправить во Францию обещанные в прошлом году одним суперщедрым и дальновидным святым-страстотерпцем 50 миллионов пудов пшеницы при дефиците внутреннего потребления в 80 миллионов. Это означало, что хлеб будут выметать, а значит самогонку надо придержать - пригодится. Но летом начала разгораться гражданская война, страну захлестнули толпы дезертиров, город обнищал донельзя, пошли повальные реквизиции со всех сторон, визиты банд отморозков и прочие прелести вроде тифа и фронтового сифилиса.
Что делать? Бухать самим, что ж еще! Завтра ведь может и не быть, а самагона завались.
И понеслось. Бухали все, от мала до велика. 8-летние алкоголики были нормой. Откуда брались? А старшим помогали гнать. Дети в деревне - это же просто неподросшие работники.
"Как не бухать, когда вокруг ужасть что творится?".

Вот дальше уже оправдывались продразверсткой, НЭПом, Ленин - Гриб, Спартак-чемпион.
Все 1920-е Советская власть будет долго и трудно вытаскивать деревню из запоя и ограждать городских работяг от палёного пойла.

Tags: Самогоноварение
Subscribe

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments