el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

«Нет, это сделали вы»

Ровно 80 лет назад, 26 апреля 1937 года, немецкие бомбардировщики и истребители уничтожили небольшой испанский город Гернику. На многие десятилетия это событие стало символом безнаказанного воздушного террора.
Немецкая авиация не первый раз бомбила города. Ещё в Первую мировую войну сначала огромные цеппелины, потом бомбардировщики кайзера сбрасывали свой груз на французские, русские и британские города, включая Париж, Лондон и даже Петроград. Против Лондона началась настоящая воздушная война. В ответ британская авиация била по базам подводных лодок, железнодорожным узлам, аэродромам и промышленным городам Германии и оккупированных ею территорий. Тем не менее эффект ударов с воздуха по вражеским городам скорее разочаровывал их организаторов: за несколько лет воздушного террора германским самолётам удалось убить и ранить 2807 англичан и причинить ущерб на 1,5 миллиона фунтов.


​Итальянский бомбардировщик «Савойя-Маркетти» SM.81 в испанском небе в сопровождении истребителей «Фиат» CR.32

Хотя уже были изобретены и применялись зажигательные бомбы, авиатехника Первой мировой просто не позволяла наносить ими по-настоящему массированные удары: до бомбардировки Токио оставалась ещё четверть века. Поэтому к середине 1930-х годов об ужасах былой мировой бойни уже начали постепенно забывать. Теоретикам войны в воздухе оставалось дожидаться следующей большой войны, и первые семена новой тактики «взошли» в Испании.
В небе Испании
Потерпев неудачу в захвате Мадрида, националисты решили попробовать свои силы в других местах. 31 марта они перешли в наступление на северном фронте, по направлению к столице автономии басков Бильбао: эта территория была отрезана от остальной территории, контролируемой республиканцами. Гористая местность и полевые укрепления позволяли размещать основные силы басков в резерве.


​«Дорнье» Do 17E принадлежал к новому поколению немецких бомбардировщиков и проходил обкатку боем в Испании

Однако у наступающих был серьёзный козырь в виде воздушного «Легиона Кондор». Он состоял из трёх бомбардировочных эскадрилий на «Юнкерсах» Ju 52 (знаменитый впоследствии транспортный самолёт мог применяться и как бомбардировщик), двух истребительных эскадрилий на «Хейнкелях» He 51 и одной на «Мессершмиттах» Bf 109. Еще одна бомбардировочная эскадрилья имела новейшие «Хейнкели» He 111 и «Дорнье» Do 17, разведывательная была укомплектована He 70 и He 45, штурмовое звено — «Хеншелями» Hs 123.
Также в состав соединения входили три эскадрильи итальянских истребителей «Фиат» CR.32, эскадрилья бомбардировщиков «Савойя-Маркетти» SM.81 и эскадрилья устаревших «Бреге» XIX. Такой мощный ударный кулак господствовал в воздухе, «подвергая сплошному разрушению все населённые пункты в полосе действия республиканских войск». Самолёты бомбили до 10 часов в день.


​Истребители «Мессершмитт» Bf 109B на аэродроме Сабадель — одной из основных авиабаз франкистов на севере Испании

Республиканцы на этом участке фронта могли противопоставить «Кондору» лишь 18 истребителей (советских И-15 и чехословацких Letov S-231), разбросанных по нескольким аэродромам, и ещё меньшее число лётчиков.
Примерно в 25 км от линии фронта, в 10 км от моря и в 30 км от Бильбао лежал небольшой древний городок Герника – историческая и культурная столица басков. Население города насчитывало порядка 5500 человек, но к апрелю 1937 года в городе находилось ещё и около 2000 беженцев. Так или иначе, 26 апреля настала очередь Герники столкнуться с реалиями современной гражданской войны.

Герника
Британский журналист Джордж Стир оказался поблизости от города и вскоре после полуночи 27 апреля своими глазами видел, что произошло с Герникой. Уже на следующий день в репортаже газете «Таймс» он сообщал, что на беззащитный город было сброшено множество бомб — от 450-кг фугасных до трёх тысяч мелких зажигательных. Истребители расстреливали из пулемётов жителей, которые пытались укрыться в полях. Весь город был охвачен огнём, за исключением древнего здания парламента, где некогда заседало собрание басков. Пламя было видно за 10 миль. Дома рушились, пока улицы не превратились в непроходимые кучи обломков. К несчастью для жителей, мало кто мог помочь им.


Не самый грозный на вид, транспортный «Юнкерс» Ju 52 стал настоящим символом гражданской войны в Испании. До Герники эти самолёты отличились в самом начале мятежа, перебросив из Марокко столь нужную франкистам пехоту. Всего в Испанию было поставлено около 70 таких машин — сначала их использовал «Легион Кондор», затем самолёты передали испанцам

Стир отметил, что в самом городе не было военных целей: местная фабрика по выпуску оружия лежала вне города и осталась нетронутой, как и две казармы у Герники. Поэтому наиболее вероятной целью рейда было сломить мораль басков и уничтожить колыбель их истории. На террористический характер бомбардировки также указывали выбранный день и час — понедельник, традиционный базарный день. В последний момент базарный день был отменён (хотя на этот счёт идут споры) из-за военного положения, о чём Стир не знал.
По описанию Стира, бомбёжка началась в 16:35, когда немецкий бомбардировщик, не торопясь, совершил круг над городом, затем сбросил шесть тяжёлых бомб. Через пять минут прилетел второй самолёт и сбросил столько же бомб в центр города. Примерно через четверть часа три «Юнкерса» начали систематически бомбить город. Уничтожение Герники продолжалось до заката в 19:45.
Тактика бомбардировки была рассчитана на максимальный урон населению: сначала несколько бомбардировщиков сбрасывали тяжёлые фугасные бомбы и «ручные гранаты» (мелкие бомбы) на определённый район. Затем истребители с бреющего полёта пулемётным огнём расстреливали жителей, выбегавших из укрытий. Когда люди вновь были загнаны внутрь, следующая волна бомбардировщиков фугасными и зажигательными бомбами вновь уничтожала дома. Подсчитать точное количество жертв было просто невозможно, но в отдельных зданиях люди погибали десятками.


​Немецкий авиамеханик отдыхает на фоне бомбардировщика «Хейнкель» He 111B из «Легиона Кондор» в компании 50-кг и 250-кг бомб

По современным оценкам, налёт мелкими группами осуществили 18–23 Ju 52, два-четыре Не 111, один Do 17 и три SM.81, 10 истребителей-штурмовиков Не 51 при поддержке 12 истребителей CR.32 и шести Bf 109. Было сброшено примерно 40 тонн бомб, включая 250-кг и 50-кг фугасные, а также 1-кг зажигательные — последние составили примерно треть общей загрузки. Официальной целью рейда, спланированного лично Вольфрамом фон Рихтгофеном, кузеном знаменитых асов Первой мировой и начальником штаба «Кондора», было перекрыть движение как через местный мост, так и по улицам Герники, чтобы поймать отступающие войска республиканцев в западню.
Первым бомбил Гернику прилетевший с юга двухмоторный «Дорнье», сбросивший с малой высоты примерно дюжину 50-кг бомб. Затем с севера на юг пролетели три итальянских «Савойи», которые должны были поразить дорогу и мост к востоку от города. На Гернику упало 36 50-кг бомб. В третьей волне летели «Хейнкели» под прикрытием «Фиатов», за ней последовала четвертая и пятая… Но наибольший ущерб Гернике причинили «Юнкерсы», идущие тройками одна за другой. Тем временем истребители расстреливали жителей внизу… Кастор Уриарте, местный архитектор, пытался организовать борьбу с огнем, но бомбежка вывела из строя телефонные линии и водопровод.
Последствия

Оценки итогов налета противоречивы. С одной стороны, мост остался целым, что вызвало неудовольствие высшего командования люфтваффе. С другой – через пылающий город действительно долгое время никто не мог пройти. Полковник Эрвин Йенеке описал Гернику так же, как и Стир – непроходимые горящие двухметровые завалы из мусора. 28 апреля Рихтгофен запишет в дневнике: «Герника буквально опустошена».
Местные жители свидетельствовали о бомбардировке, а иностранным журналистам удалось подобрать осколки бомб немецкого производства. История попала в газеты и стала достоянием мировой общественности. Тем не менее, националисты утверждали, что баски-анархисты сами уничтожили город, заложив в нем заряды динамита. Участие кадровых немецких военных, а также самолетов формально оставалось секретным – хотя все сколь-нибудь заинтересованные лица об этом прекрасно знали.


​Руины Герники

Уже 29–30 апреля националисты, развивая наступление, вошли в Гернику. 7 мая Франко послал телеграмму в Берлин, объясняя случившееся. В ней говорилось:
«Герника, город с по крайней мере пятитысячным населением, расположенный в шести километрах от линии фронта, очень важный узел коммуникаций, имеющий завод по производству боеприпасов, бомб и револьверов, стал 26 апреля местом скопления отступающих частей противника и сосредоточения его резервов. Воинские соединения, находившиеся на линии фронта, обратились непосредственно к авиации с просьбой подвергнуть бомбардировке этот дорожный узел, что было исполнено германской и итальянской авиацией, но из-за плохой видимости, дымовой завесы и пыли бомбы, сброшенные самолетами, упали на город».
А наступление франкистов тем временем продолжалось. Утром 19 июня пал Бильбао. Отчет «Легиона Кондор» 1938 года гласил:
«Мы достигли значительных результатов в поражении прифронтовых целей, особенно в бомбардировке деревень, где находились вражеские резервы и штабы. Мы достигли большого успеха, потому что эти цели было легко найти и основательно уничтожить ковровым бомбометанием».


​После бомбардировки. Жительницы Герники разглядывают обломки того, что совсем недавно составляло их привычный быт

О точном числе жертв спорят до сих пор. Баскское правительство объявило, что погибло 1654 человека и 889 были ранены, той же цифры придерживается историк гражданской войны в Испании Хью Томас. Илья Эренбург по горячим следам приводил цифру в 2545 жертв. По советским документам, на 1 мая 1937 года погибло 800 человек, без учёта умерших позднее от ран и найденных под развалинами. Джеймс Корум, известный исследователь германской армии и ВВС, оценивает потери примерно в 300–400 человек. Некоторые современные испанские авторы называют цифры в 150–300 человек. Стоит учесть, что местное население почти не имело опыта действий при воздушных налетах, поэтому сравнительно небольшое число бомб, сброшенное без помех и при ясной погоде, могло вызвать большое число жертв.
Пабло Пикассо, потрясенный трагедией Герники, меньше чем за месяц написал в Париже огромную (3,5×7,8 метра) картину. Уже в июне она выставлялась в испанском павильоне на Всемирной выставке в Париже. «Герника» стала олицетворением трагедии и бесчеловечности гражданской войны. В 1981 году Музей современного искусства США вернул «Гернику» Испании – сначала картина выставлялась в музее Прадо, а с 1992 года – в Центре искусств королевы Софии в Мадриде. Сейчас в Испании она считается одной из самых значимых картин XX века и символом, объединяющим разные социальные группы.


​Зрители у гигантского полотна Пабло Пикассо в Центре искусств королевы Софии в Мадриде

По легенде, в 1940 году в мастерскую Пикассо в оккупированном Париже пришли с обыском. Увидев наброски «Герники», немецкий офицер спросил «Это вы сделали?». Пикассо ответил: «Нет, это сделали вы».

автор: Евгений Белаш
Subscribe

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments