el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Группа Искра

gmorder в Группа Искра


Как я и обещал, мы с Манзалом взяли интервью у Зелимхана, интервью больше смахивало на допрос. Так как он реальный участник тех событий, он лично в них участвовал и видел часть общей картины.







Мои метки, красным отмечены пути отхода Искры. Точка (черные) 1 - место начала боя. 2 - место обгона первого камаза. 3 - начала зоны действия ополчения Горловки и Востока. Красные стрелки 2 - отход основной группы Искра, 1 - отход на камазах Искра.

Сегодня публикую не совсем обычное интервью с ополченцем. Необычно оно тем, что рассказ пойдет о вполне конкретной ситуации – битве за Донецкий аэропорт, а героем этого рассказа является уроженец г. Грозный Зелемхан.

В отличие от многих ополченцев, у Зелемхана был боевой опыт еще до Донбасса. Он воевал на стороне правительственных войск во Второй чеченской компании, был ранен в ногу. Посекло осколками, когда боевик установил фугас у его дома в селе.
«В 2014 году, вместе с другими добровольцами из Чечни и других республик я принимал участие в боях за Донецкий аэропорт. Друзья позвали помочь жителям Донбасса. Скажу сразу, что к «кадыровцам» мы никакого отношения не имели.

Прибыв в Донецк, мы расположились на базе батальона «Восток» и оставались там около 3х дней. Затем под командованием Бориса Владиславовича Сысенко присоединились к интеротряду «Искра», и направились в аэропорт.

Перед нами стояла задача по освобождению аэропорта от ПСН, порядка 200 человек личного состава противника находившимся как выяснится позже в здании старого терминала. По дороге в аэропорт группу сопровождали два черных тонированных микроавтобуса «Форд транзит». В нем находились люди в в военной одежде черного цвета и масках. Эти микроавтобусы ехал за нами на протяжении всей дороги до аэропорта, а позже уехали до начала всех событий. Зелимхан смогс ними перебросится парой слов, тоесть видел их вплотную лично.

На территорию аэропорта мы отправились на двух «Камазах». За рулем одного из них находился я. За спиной у меня был большой опыт обращения с данной техникой. Я профессиональный водитель-камазист, ранее работал в СПб на строительстве дорог.

Было нас порядка 130 человек. Объединенный отряд «Искра», в котором собрались представители разных республик. 26 чеченцев, 55 русских, 49 осетинов, был даже боец с Чукотки «Док», он меня лечил после областной больницы.

Высадились мы в здании нового терминала, часть группы поднялась наверх, на крышу. Командующие начали переговоры через коменданта аэропорта с украинской стороной. Затем ребята на крыше заметили 8 вертолетов, которые стали кружить над зданием аэропорта. (у группы через коменданта была связь с ПСН украины находящимся в старом терминале)

Нам дали приказ «огонь не открывать», да и не с чего было, у нас только стрелковое вооружение. Когда вертолеты открыли огонь, я находился рядом с «Камазом», еле успел спрятаться от осколков. Затем пролетели 2 «сушки».

Меня вызвали в здание аэропорта, где Рустам, сопровождающий моего «Камаза», объяснил ситуацию. Мы окружены, работает авиация, необходимо отойти. Должна была прийти подмога со стороны Востока, но ее не было. Единственный шанс – прорыв с боем.
Группой было принято решение об отходе. Но мы не могли бросить 200 и 300. Осетины предположили, что безопаснее будет уходить через лес, но у некоторых ранения были тяжелые и они могли не выдержать . Кому-то надо было вывозить людей. Я понял, что ситуация тяжелая. И вызвался добровольцем. Понимал, что если кто-то и способен выбраться, то это я.

Один из ребят, Максим, он потом ногу потерял, сходил в разведку и заметил вооруженных людей в сквере, это буквально 300 метров от нового терминала. Почти вплотную и к старому и к новому терминалу.

После обстрела «Камаз» получил незначительные повреждения, были разбиты стекла. Я подогнал машину поближе к входу и, понимая, что прорываться придется через засаду, я начал готовить машину, пока грузили 200 и 300. Для того чтобы прибавить мощности, я разорвал воздушный фильтр. В кузов набили битком.

Поступила команда «на выход». Первым успел выскочить второй «Камаз», на повороте по нам, открыли шквальный огонь.
По второму грузовику отработали с РПГ, он взорвался на моих глазах. В мое плечо, прошив стекло, попала пуля. Я повернулся боком, чтобы пули не попадали в меня, а били по бронежилету. После указателя «Центр» огонь прекратился.
Там же я увидел недалеко от него черный «Форд транзит», похожий на сопровождавшие нас при въезде, но людей в нем уже не было.

После микроавтобуса, я почувствовал, что теряю сознание, но продолжал держаться. «Камаз» пересек сплошную и ехал по встречке. Поняв, что уже никто не стреляет, и мы в безопасности я начал отключаться. Затем, автопилотом я врезался в дерево. Нам очень повезло, что задели мы его рикошетом. У «Камаза» оторвало переднюю ось, и, перевернувшись на бок, он остановился.

При ударе я очень сильно повредил спину. Подбежали гражданские и стали помогать бойцам выбраться. Я пришел в сознание и услышал, что двигатель до сих пор работает. Я попытался его заглушить, но плечо болело и у меня ничего не получалось. Кто-то услышал мои шевеления и меня достали. Погрузили на легковушку и отвезли в областную больницу, где сделали операцию. У меня были пробиты легкие, и от ранения болела нога.

После госпиталя я долго мучился от болей, не мог работать. В меня попали 4 пули в плечо и ногу, тогда извлечь их не удалось. 6-7 месяцев я ходил так . Первую пулю, из ноги извлекли уже дома, в Грозном, врачам пришлось удалить сустав. За другие пули врачи взяться побоялись, очень близко находится нерв. В прошлом году я обратился в СДД. Они откликнулись и сделали мне 2 операции. Виктор Павлович удалил пулю из плеча, за что ему большое спасибо.

Группа, которая пошла через лес вышла в полном составе. Борис Владиславовича Сысенко, не выдержав этих событий, умер от сердечного приступа».

После того, как Зелихману будет сделана последняя операция, он сможет восстановиться и начать искать работу. Пока же основной бедой его семьи является болезнь сына - у мальчика некроз головки бедренной кости, и вот на его восстановление необходимы средства.

Теперь смотрим. В старом терминале укры, по сути между ними находятся два сквера из которых и велся огонь. Восток и ребята с горловского ополчения находились чуть дльше, начиная примерно от Метро. Оттуда тоже велся огонь, но не столь сильный. Основное началось сразу на первом же повороте от нового терминала, именно там Зелимхан обогнал первый камаз. Их провели люди в черном что является стандартной формой сил спецопераций (в том числе СБУ) Украины. Причем пустой микроавтобус стоял уже после места боя. Что они там делали, грибы собирали?

Мой вывод. Была запланированная акция устрашения добровльцев из России, они должны были все погибнуть. Руководили операцией СБУшники, и первый максимальный урон группе нанесен был ПСН украины находившийся в засаде в скверах.

Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments