el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Нетолерантная современность

sofya1444 в Есть жиды, а есть евреи
Оригинал взят у sofya1444 в Евреи в моей жизни
В той жизни, в жизни в СССР,  в пятидесятые годы я была обыкновенной советской девочкой как все, только победнее, поскольку отца рано разбил паралич. Его пенсия поначалу была ничтожна и мы, две его старшие дочки, были вынуждены жить в интернатах вдали от дома. В те годы интернаты в стране только начали создаваться, старшие классы в них вообще были наперечёт и на мою долю выпала удача жить и учиться в ленинградской школе-интернате, который находился в районе Парка Победы.

Учителя мои были замечательными. Историю преподавал фронтовик, русский человек, очень умный, знающий и чуткий. Как-то раз, когда я не пошла на школьный праздник по причине отсутствия достойной одежды, он пришел в комнату, где я сидела и плакала, и поняв, что проблема нерешаема, поскольку в мальчуковых ботинках и домашнем платье в пятнадцать лет читать стихи на сцене было делом совершенно невозможным, рассказал мне, что костюм, в котором он ходит, у него единственный. Он, взрослый и строгий человек, провёл со мной, несчастной интернатовской девченкой, несколько часов, разговаривая за жизнь и вспоминая про войну.

Моей учительницей английского была еврейка, жена командира подводной лодки, погибшего вместе со своей лодкой и всей командой в начале войны в Балтийском море во время таллинского рейда. Помню, что когда я завшивела и по этой причине мои состоятельные одноклассницы, родители которых служили за рубежом, начали меня травить, она взяла меня к себе домой с ночевкой, в свою крохотную комнатку в коммунальной квартире, красивую и перенасыщенную книгами. Не побрезговала. За два дня она привела в порядок мою голову и таким образом сняла сильно мучившую меня проблему.

Моим учителем физики был Яков Ионович Музалевский, еврей (фамилию за давностью лет могу переврать). В конце пятидесятых - начале шестидесятых помимо нашей школы он преподавал в Кораблестроительном институте и вёл в ленинградском Доме ученых подготовительные курсы по физике, на которые раз в неделю стекалась городская молодёжь, мечтающая поступить в технические ВУЗы. В тот период он писал кандидатскую диссертацию по пределам усталости сталей и я по его просьбе как умела помогала ему в редактировании текстов.

Когда по окончании школы всем выпускникам предложили покинуть интернат и отправляться на все четыре стороны, я за неимением средств к существованию решила завербоваться на какой-то рыбный комбинат на Дальнем Востоке, тогда в Ленинграде объявили туда набор и даже давали подъёмные.
Яков Ионович, узнав об этом, сказал мне, что я должна учиться дальше. Он не только дал совет. Он на целое лето поселил меня в своей квартире одну (его семья была на даче) и оставил достаточно денег на питание. Там я усиленно занималась и в результате сразу поступила на самый престижный на тот момент факультет  ФРЭ в Политехе при конкурсе 8 человек на место.

Понятное дело, в моей жизни было множество русских и не только русских людей, которые подпирали меня в сложные периоды моей жизни, но я сейчас пишу не о них, а об евреях.

Кто помнит те времена, тот подтвердит, что тогда национальный вопрос практически отсутствовал, все мы были единой общностью, советскими людьми и нам просто не приходило в голову выяснять, какова к примеру была национальность наших будущих спутников жизни.

О том, что человек, за которого я вышла замуж в двадцать лет, был евреем, я узнала много лет спустя, когда он оформлял допуск в П/Я и опасался, что девичья фамилия матери помешает ему работать в оборонном предприятии. Не помешала.
Еврейство своего Дим Димыча, с которым я прожила 27 спокойных лет, я не ощущала, он был добрым человеком, правда несколько слабоватым в психофизическом плане и склонным к болезням. Обсуждать вопросы национальности нам не приходило в голову НИКОГДА.
Я была ему верной женой и хорошим товарищем, по этой причине сравнивать его с кем-то другим у меня не было возможности да и потребности тоже.

Мать моего мужа Гладковская Ольга Михайловна была дочерью преподавателя русской словесности в Одесском университете. Это была совершенно замечательная женщина.
Она сумела сохранить своих трёх детей в эвакуации, находясь в глухой сибирской деревне и зарабатывая на жизнь работой в колхозе.
Вернувшись после войны в европейскую часть страны с ушедшим к тому времени в отставку мужем полковником, инженером авиаполка с тремя Орденами Ленина на груди, она прекрасно вела дом, исключительно готовила, она была единственной известной мне хозяйкой, у которой обед ежедневно состоял из нескольких блюд включая пирожки к бульону и графинчик, из которого мужчины наливали себе для аппетита по лафитничку.
Проживая с семьёй на Украине Ольга Михайловна каждое лето принимала у себя всех своих внуков и нас впридачу, когда мы этого хотели. Эта трудолюбивая женщина производила невероятное количество варений и солений, которыми обеспечивала проживающие в Москве семьи своих сыновей.
Будучи человеком прекрасно образованным и талантливым, поздно ночью, закончив все свои дела по хозяйству, она усаживалась писать письма своим невесткам и мне в том числе. Эти обстоятельные письма, в которых она описывала текущую жизнь и вспоминала прошедшее, я прочитывала с большим интересом, но никогда не отвечала на них. Почему-то не могла. Пасовала, не умела, не владела словом. Я четко осознавала своё убожество, несоразменость наших личностей и боялась опозориться - сказывалась разница в возрасте в тридцать лет... Теперь, когда всё поздно, жалею.

Ольга Михайловна умерла в поезде и похоронена на кладбище какого-то полустанка в Тверской области, когда её, в последние годы проводившую
ТУДА всех близких, с которыми она прожила свою жизнь, её сын Дим Димыч перевозил с уже отвалившейся на тот момент Украины в новое для него и для неё жильё в Питере. Не сомневаюсь, что она умерла  не от болезни. Она умерла от осознания, что та жизнь закончилась, а новой жизни она для себя не желала. Я её прекрасно понимаю.
В силу сложных на тот момент внутрисемейных отношений мне так и не сказали, когда она умерла и где похоронена, а теперь уже поздно, мне туда просто не доехать. Моё сердце плачет о ней.

Про своего сына, еврея на четверть или наполовину, попавшего в руки мерзкой жидовки, которая в начале девяностых втянула его в прожидовскую секту Свидетелей Иеговых и буквально оскопила его душу, я много говорить не стану.
Чтобы я могла видеться с сыном и внучкой, мне было предложено вступить в эту секту, на что я, тщательно подумавши, пошла в православный храм и крестилась.

С тех пор я никого из них не видела и только в этом году на прощеное воскресенье сын позвонил мне, попросил прощения и сообщил, что из секты он ушел и с той злыдней расстался. Затем приехал в гости и я его не узнала от слова совсем. Десятилетия разлуки не проходят даром. Человек с поломанной отбитой душой, он, хоть и ездит на дорогом английском вездеходе, явно неблагополучен и я очень опасаюсь, что просто не успею согреть его больную душу. Поздно, всё поздно.

Если вы спросите меня, зачем я всё это пишу, я вам скажу следующее.


Есть жиды, а есть евреи, простые люди, такие же, как и все мы.
Они не читают Тору и не носятся со своим еврейством. Эти люди существуют в русской культурной среде как равные среди равных.
Они ассимилированы и
их ПОДАВЛЯЮЩЕЕ  БОЛЬШИНСТВО!!!.

В ассимиляции, в ассимиляции в русской среде, ничего плохого нет, в определённом смысле я тоже ассимилированная алтайка, я безусловно человек русской культуры, и мне в этом качестве совершенно нигде не жмёт.

Именно эти ассимилированные евреи, люди, которые не только знают русский язык и русскую литературу, но и приемлют русский мир, которые не презирают русских людей, не развращают их и не используют в своих целях, которые осознают роль русских в существовании государства да и самих себя тоже, именно они страшно раздражают сионистов.
Именно этих людей по наущению жидов убивал Гитлер во время второй мировой войны.
Вдумайтесь и ужаснитесь:

ГИТЛЕР ИУДЕЕВ ВЫВОЗИЛ В ИЗРАИЛЬ, А АССИМИЛИРОВАННЫХ ЕВРЕЕВ - УБИВАЛ!
.
И действовал он так по наущению иудеев-сионистов!!!

И сегодня поклонники Талмуда ненавидят ассимилированных евреев сильнее чем даже русских людей. Они к ним примазываются, они выдают себя за них и в этом качестве они их дискредитируют, они подставляют их вместо себя, стремясь именно в их адрес вызвать ненависть населения.

Придуманный жидами термин "антисемитизм", который всех без исключения евреев  выставляет в качестве якобы обижаемых и ненавидимых русскими и якобы в свою очередь ненавидящих русских - это их коварная выдумка.
Жиды ведут активную работу среди ассимилированных евреев. Они травят их души бесконечными разговорами о русских погромах и уверяют евреев в избранности народа, к которому они принадлежат. Понятное дело, в душах многих евреев происходит раздвоение и некоторые из них впадают в грех - примеряют на себя критиканские одежды. Но это пройдёт. Это уже проходит. Евреи умные и осторожные люди. Они разберутся, что для них хорошо. И недалёк тот час, когда мы снова все дружно заживём на нашей любимой Родине.
Мы должны понимать, что:

Этнические евреи, которые не иудеи, это одно, а жиды, живущие по Торе - это нечто им противоположное.

Исключительно чуткий русский народ прекрасно это понимает и не страдает антисемитизмом. Людям просто не придёт в голову, увидев учительницу, зубного врача или соседку в метро с характерной внешностью, задуматься о том, что они еврейки. Какая разница?

Мы все, живущие в нашей  стране России, включая и евреев, не принявших идологию Торы,
мы все
- АНТИСИОНИСТЫ, не более того. Но и не менее!

PS Убеждена в том, что иудеи должны покинуть нашу страну,
ИНАЧЕ МИРА НА НАШЕЙ ЗЕМЛЕ НЕ БУДЕТ НИКОГДА!

Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments