el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Памятник Петру I на Сенатской площади


Всю жизнь Фальконе мечтал о создании монументального произведения, воплотить эту мечту ему удалось в России. Ему было уже около 50-ти лет, когда он узнал, что в далекой северной столице должен возникнуть некий величественный монумент в честь ее основателя, великого реформатора России императора Петра Великого.
Личность Петра интересовала Фальконе еще раньше. Он изучал сочинение Вольтера “История России при Петре Великом”, да и общий интерес к России в Европе был велик.
Однажды, будучи в доме Дидро, Фальконе сделал набросок скачущего галопом коня, поднятого на дыбы на краю скалы властной рукой всадника – Петра I. Тогда же в Париже скульптор сделал и первый эскиз памятника из воска.

Известно, что российская императрица Екатерина II, едва начав править, решила поставить памятник Петру I. По ее убеждению мастера следовало искать на Западе, желательно во Франции.
Из Петербурга в Париж к Дидро и к русскому послу Д.А. Голицыну были посланы письма с просьбой подобрать достойную кандидатуру скульптора. Оба корреспондента единодушно назвали одно и то же имя – Фальконе.
Екатерина согласилась, и посол начал хлопотать о получении разрешения короля Людовика XVI на отъезд его придворного скульптора в Россию.
В 1766 году Фальконе отправился в путь. Стареющий мастер ехал в незнакомую страну не один. Тяготы и радости дальнего пути делила с ним его талантливая и прелестная ученица, первая женщина-скульптор во Франции, семнадцатилетняя Мари-Анн Колло.***

Екатерина II встретила ваятеля ласково, но вскоре Фальконе утомил ее своей требовательностью и серьезностью отношения к своей миссии. Тогда императрица переложила заботу о скульпторе на плечи сиятельного царедворца Ивана Бецкого, президента российской Академии художеств. Оказалось, что Бецкий тоже имел свой проект памятника Петру I, ранее отклоненный Екатериной.
Все это не способствовало установлению между президентом Академии художеств и скульптором теплых отношений.

Когда Фальконе представил двору небольшую модель и рисунки будущего памятника, все были в смятении. В самом деле, изображение полураздетого босого царя на взбесившемся жеребце, накрытом звериной шкурой вместо седла, могло показаться странным.
Но Екатерина почувствовала, что перед ней нечто действительно новое и очень талантливое. “Крамольный” проект монумента был августейше одобрен и утвержден.
Замысел Фальконе сильно отличался от всех известных подчеркнуто спокойных, торжественных конных монументов Европы. Здесь же лошадь и всадник должны быть неразделимым целым, движущимся в едином порыве.

Работа началась с поиска лошади. Скульптор осмотрел известные петербургские конюшни графа Алексея Орлова и отобрал в качестве моделей двух самых красивых жеребцов – Каприза и Бриллианта.
Во дворе мастерской, предоставленной скульптору, сколотили специальный помост с наклоном, соответствующим будущему постаменту. На него сотни раз взлетали опытные всадники, пока не была найдена необходимая поза коня.
Скульптору долго не удавалась голова Петра. Именно молодой помощнице и другу Фальконе Мари-Анн Колло удалось найти и вылепить верный образ императора.
Голова Петра была столь хороша, что императрица сразу назначила Колло пожизненное денежное содержание.

Для пьедестала Фальконе потребовал скальный камень необыкновенного размера. В конце концов, подходящий громадный камень был найден на берегу Финского залива.
Это был так называемый “Гром-камень”, и будто бы сам царь Петр во время Северной войны не раз взбирался на него, обозревая окрестности.
Везли монолит весом в 1600 тонн в Петербург долго. В честь успешной доставки его в столицу была даже отчеканена памятная медаль.
За отливку самой статуи никто в России браться не хотел. А когда нашелся литейщик, пушечных дел мастер Емельян Хайлов, Фальконе сам занялся с ним пробами, подбором сплава и самой отливкой статуи.
Для придания памятнику устойчивости, толщина бронзовых стенок задней части статуи должна была быть значительно большей, чем в ее передней части. Это очень усложняло задачу, и процесс отливки шел трудно и не всегда успешно.

Отношения Фальконе с двором и с Екатериной II, не без “усилий” И. Бецкого, обострились. Императрица, уверенная, что Фальконе плохо выполняет свою работу, перестала приглашать скульптора во дворец, не приехала она посмотреть и на готовую модель. К тому же в городе появились слухи, что идея памятника принадлежит лично И. Бецкому, а Фальконе выполнял лишь технические работы.
Не дождавшись установки памятника на постамент, разгневанный и оскорбленный скульптор вместе с Мари-Анн Колло покидает в 1778 году Петербург, отдав 12 лет жизни на создание величайшего памятника XVIII века.

Открытие памятника Петру I на Сенатской площади в день столетия его вступления на престол, 7 августа 1782 года, стало одним из самых волнующих событий в истории Петербурга.
Под звуки оркестра и пушечные залпы были одновременно убраны все фанерные щиты, и перед собравшимися на площади предстало гениальное творение Этьена Мориса Фальконе.
На пьедестале лаконичная надпись: “Petro prima Catharina secunda” (“Петру I Екатерина II”).

Это был не просто памятник Петру, а символ новой, возрождающейся России.

Сам автор при этом не присутствовал – ему просто забыли прислать приглашение. Спустя несколько месяцев для Фальконе и Колло были отправлены памятные серебряные медали.
Из Петербурга Фальконе уехал в Голландию и лишь в 1781 году вернулся во Францию. Последние 10 лет жизни частично разбитый параличом мастер уже не мог больше заниматься любимым делом и писал теоретические трактаты.

В истории же искусства Фальконе остался известен, главным образом, как ваятель памятника Петру I, или «Медного всадника», как называют его благодаря А. С. Пушкину.

================================

*** Талантливый французский скульптор Мари Анн Колло была ученицей Этьена Фальконе, в мастерскую к которому она пришла в пятнадцатилетнем возрасте по протекции Дидро.
Еще до приезда в Петербург она была известна во Франции как одаренный скульптор.
Перед отъездом Фальконе в Россию ему позировал Дидро.
Скульптор превратил свой портрет в груду осколков, когда сравнил свою работу с бюстом, который одновременно с ним делала Мари с той же модели. Победа юной ученицы была слишком очевидной. Фальконе тут же пообещал никогда больше не браться за портреты.

Когда в 1766 году Этьен Морис Фальконе был приглашен в Петербург, то все тяготы дальнего пути разделила с ним его талантливая ученица Мари Анн Колло,которая тоже получила непосредственное приглашение от посла России Голицына. На момент приезда в Россию ей было всего восемнадцать.

Три раза принимался мэтр за модель головы Петра, но императрица не одобрила ни одну из них. Мадемуазель Колло попросила у него разрешения попробовать сделать свой собственный вариант.
Девушка проработала всю ночь и на другой день показала учителю готовый эскиз. Фальконе поспешил отвезти его во дворец. Успех был полный. Екатерина II распорядилась назначить Мари Колло пожизненную пенсию в десять тысяч ливров и избрать ее членом Российской Академии художеств. Это была первая женщина-академик, которой еще не исполнилось даже двадцати лет.
В собрании Эрмитажа до сих пор хранятся ее скульптурные портреты Дидро и Вольтера, за которые она была удостоена звания почетного члена петербургской Академии художеств...





Tags: Питер
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments