el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Стандартный разговор врагов России: ни одного слова правды.

"Непобедимая" шведская армия разбита Петром при Лесной. Русские, имея меньшее количество войск, мастерством и храбростью добились победы над сильнейшей армией. Но проигравшие тут же начали песню, которую поют агрессоры последующие 300 лет:

Скандинавская доблесть, как положено, выхвалялась и шведами, особенно теми, кто дезертировал в Ригу: «Можно поражаться, как горсть шведов билась против ужасающего числа врагов. Неизвестно, чему больше удивляться – их храбрости или стойкости, когда всего один полк приступал и опрокидывал 6-8 полков врага. И только потому, что противник имел выгоду в количестве, месте, случае и погоде и всё время использовал лес как резерв при ретираде, а шведы не имели поддержки, то на сей раз они должны были уступить ярости неистового противника. Но сражаясь так, они разом и насмерть били своих врагов, продавая свои жизни дорого, как неукротимые львы. Нужно ли удивляться, что поле стало сплошь красным от крови русских трупов, а шведских убитых почти не было?» - фантазировал дезертир Бенеке.

Левенгаупт использовал военную хитрость только для того, чтобы успешнее провести ретираду, оставив в распоряжении московитов всех раненых и 700 (так!) фургонов, с которыми он собирался прийти на помощь к нуждавшейся армии своего короля»[12].

как и на Ресте 27 сентября, пошла полная эвакуация. В спешке, с трудом выдерживая тишину, вывезли пушки, затем двинулась конница, потом пехота и, под конец, фургоны. Так удалось поначалу избежать затора перед мостом. (Потом в этом месте повозки сцеплялись и их приходилось спихивать на сторону)[14].

В кромешной тьме на узкой дороге началась толчея и давка, сотни повозок сцеплялись друг с другом, застревали и вязли. Заторы происходили на каждом шагу. Кавалерия и пехота перемешались, напряжение последних дней и тяжелейший бой обвалили дисциплину. Поражение было осознано и отступление перешло в бегство, офицеры потеряли управление войсками. Паника поначалу вспыхнула среди обозных. Пронеслась молва, что впереди в засаде поджидают 16 тыс. русских, а сзади полным ходом снова напирает враг (Бенеке). Поддавшись, скорее всего таким слухам, Левенгаупт приказал бросать повозки с казенным и личным багажом, выпрягать лошадей, сажать на них пехоту или нагружать на коней самое ценное и всем разбирать всё что ни есть в фургонах. Чтобы избежать попрёков, генерал велел начать со своего имущества. Если такой приказ действительно исходил от генерала, как пишет Бенеке, то он полностью разложил корпус. Началось мародёрство. Шведская паника сравнима с переполохом русских при бегстве от Нарвы к Новгороду после катастрофы в 1700 г., с неодолимым ужасом пруссаков после разгрома их маршалом Л.Даву и Наполеоном при Иене и Ауэрштедте в 1806 г. и с беспорядочным бегством французов после поражения при Ватерлоо в 1815 г. За время боя и русские и шведы в равной мере устали и исстрадались по пище и воде. В то время, как в лагере Петра I обмёрзшие победители устраивались у костров, побеждённые после распоряженья выпрягать коней и уходить верхом, бросились вспарывать мешки с продовольствием, вышибать дно у бочек, глушить вино, водку, пиво и грабить торговцев. В то время была вера в то, что алкоголь согревает. Возничие, маркитанты и прочие нестроевые перепились до потери сознания – писал граф. Опьяневшие кучками падали по дороге или бродили по лесу. Обозные и солдаты расхватывали и натягивали на себя самые лучшие мундиры. Ни угрозы, ни увещевания не помогали. Всё это видели казаки и калмыки, которые тоже стремились поживиться трофейным добром. «В темноте повозки ехали так близко друг к другу, и в такой кутерьме, что разламывались оси, и весь проход был так забит, что невозможно дальше идти. Поэтому 10 чугунных пушек… мы оставили вместе с их зарядными ящиками. На нашем пути было так много засек и завалов, что большая часть отправленных перед акцией фургонов должна была застрять здесь в лесу. Лошадей мы выпрягли и взяли с собой, а то, что было в повозках, мы перепортили, как могли. Хуже всего было то, что рядовые солдаты и кавалеристы ночью по пути набросились на повозки с вином и водкой и перепились. Ни команды, ни удары больше не помогали. Около 1000 человек разбрелись и повалились в разных местах леса и на следующий день попали в руки врага»[15]. Тьма, грозившая смертью от казачьей пики и сабли, усилила слепой страх. Фургоны с провиантом и амуницией, а также раненые, покидались. Разбивать возы, искать подходящее болото для затопления орудий (или заклёпывать их) никто не был в состоянии. Вязнувшие в разбитой колее пушки и зарядные ящики отделяли от конных упряжек и бросали. Лошадей на всех не хватило и многие, в том числе раненые, брели толпами, множество разбегалось по сторонам. Большинство разбитых солдат текло на юг, но разрозненные группы, (в том числе офицеры, солдаты без ран и даже те, кому достались лошади) дезертировали в сторону Могилёва, Шклова и далее к Риге. Вайе писал: «Наши пушки так и остались завязшими в грязи, их было невозможно протащить, потому что дорога после прохода сотен фургонов была так разбита, что по ней нельзя было ехать верхом. Обоз частью был брошен на произвол судьбы, а частью разграблен [нашими] солдатами, потому что два дня они всё время находились в боевой тревоге и были так изнурены голодом и жаждой, что пройти в лесу мимо крупной добычи было невозможно, а в фургонах маркитантов и евреев было много вина, пива, водки и табака. Ночь покрыла преступление. Кто хотел следовать за своим знаменем и ротой, тот пошёл, кто не хотел, тот засел в лесу и остался. Поэтому утром многие были перебиты калмыками, когда спали или были пьяны» [16].

Часы после поражения были кошмарными: «Враждебный рок и тьма с холодом и дальше преследовали Шведскую армию. Наступил такой мрак, что руку свою перед глазами нельзя было разглядеть. К тому же никто не знал местности и, бродя по дикому и отвратительному лесу в грязи и слякоти, люди или тонули в трясине, или бились головой о каждое дерево, или падали через срубленные стволы самым жалким образом. Однако ночью удалось от места сражения отойти на несколько миль. Там оставшиеся засели в страхе и ожидании будущего, не зная, то ли плакать о случившемся, то ли больше страшиться предстоящего. К этому добавились зовы раненых, стоны умирающих, вопли отчаявшихся, призывы и крики заблудившихся – всё это могло вогнать в ужас храбрейшего и разжалобить самого твердокаменного»[17]. В непроглядной ночи многие потеряли ориентировку. Сам командующий отбился от армии, стал кружить по лесу с частью свиты и настиг своих беглецов только утром 29 сентября.

Паника, мародёрство и дезертирство превратили его корпус в толпу. Шведы были потрясены поражением и боялись возобновления битвы. Как боеспособное соединение курляндский корпус больше не существовал. Сражение у Лесной было выиграно Русской армией вчистую. Левенгаупт потерял не только всё награбленное в Литве и Белоруссии, но и «шведскую непобедимую самоуверенность» (В.О.Ключевский). И, тем не менее, решение бросить всё и бежать пехоте на обозных лошадях было верным - половину живой силы всё же удалось спасти. 27 июня 1709 г. после разгрома под Полтавой король, отклонив такое же предложение графа, потерял полностью все остатки Шведской армии у Днепра.

«Кровавые потери» русских составили 1111+ 2856 = 3967 чел. Больше всего (почти половину состава) потерял Семёновский полк 141 убитыми и 664 ранеными, а также ингерманландцы - 354 чел. убитыми и 361 ранеными. В Преображенском полку из 52 офицеров убито и ранено было 21 (т.е. 40%), а из 1551 чел. нижних чинов, бывших в бою, убито и ранено 486 чел., т.е. 31 %[1]. (Относительные потери офицеров Русской армии в XVIII-XIX вв. были больше солдатских). Драгунские полки пострадали меньше (от 22 до 46 чел. убитыми и от 58 до 122 чел ранеными). Из 8 полков дивизии генерал-лейтенанта Р.Х.Боура (4076 чел.) ранено было 321 чел. (число убитых не указано, но если раненых бывает, как правило втрое больше, то «кровавые потери» драгун Боура около 430 чел.)[2].
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments