el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Памятная доска Ингерманландскому гусарскому полку, г. Чугуев


Харьковская область, Чугуев

На фасаде здания на ул. Гвардейская, 1 (выходит на пл. им. Ленина) установлена памятная доска о расквартировании в городе Ингерманландского гусарского полка.

Вид с площади.

В 1875-м году, во время очередной военной реформы, кавалерия получила новую дивизионную организацию и передислоцирована. 5-я кавалерийская дивизия была переформирована в две 9-ю и 10-ю. Вошедшие в них полки, получили номера, соответствующие номеру дивизии. Ингерманландский гусарский полк стал называться 10-м гусарским Ингерманландским Великого Герцога Саксен-Веймарского полком и был расквартирован в Чугуеве. Квартировавшему здесь же до этого несколько лет 9-му гусарскому Киевскому полку предстояло убыть вместе с дивизией к новому месту дислокации, в Полтавскую губернию. В сентябре 1875 года, после очередного дивизионного сбора состоялась церемония прощания бывших сослуживцев – Киевских и Ингерманландских гусар. Навсегда покидая Чугуев, Киевские гусары в память об умерших здесь товарищах-однополчанах во дворе кладбищенской церкви установили камень-мемориал, который сохранился до сегодняшнего дня.
Взошедший на престол Император Александр ІІІ в 1882 осуществил реформу, в результате которой все армейские гусарские и уланские полки были преобразованы в драгунские, получили единую нумерацию и однообразную невзрачную форму - драгунские мундиры и барашковые шапки. 10-й гусарский Ингерманландский полк отныне стал называться 30-м драгунским Ингерманландским.
В 1904 году полк отпраздновал свой юбилей – 200-летие. Празднование проходило в Чугуеве и было очень пышным. К юбилею полку был пожалован новый штандарт.
Время после русско-японской войны историки называют «военным ренессансом». Одной из реформ, призванных поднять престиж и боевой дух армии, стала реформа 1907 года, проведенная последним русским Императором Николаем ІІ и вернувшая всем кавалерийским полкам их прежние названия и униформы. 30-й драгунский Ингерманландский полк стал вновь называться 10-м гусарским Ингерманландским полком. И вновь гусары одели свои голубые с золотом ментики.
В 1908 году был утвержден полковой нагрудный знак Ингерманландского полка - желто-черный прямой крест, так называемый Петровский, увенчанный золотой Императорской короной, в круге из ленты Веймарских цветов - зеленого, желтого и черного, в честь полковых Шефов - Саксен-Веймарских Герцогов.
В том же 1908 году в Чугуеве был открыт музей 10-го гусарского Ингерманландскаго полка, получивший название «гусарской комнаты». Одна из комнат офицерского собрания была обставлена в духе старых гусарских времен: обои, портьеры, мебель – все соответствовало старой гусарской форме. Здесь же были собраны портреты, оружие, документы, униформа, посуда и многие другие экспонаты, имеющие отношение к истории полка. К сожалению, во время революции 1917 года все эти уникальные экспонаты оказались безвозвратно утраченными.
В "гусарской комнате" происходил таинственный и захватывающий ритуал – приготовление знаменитой «гусарской жженки». Описание этого ритуала, совершавшегося в особо торжественных случаях полковой жизни, дошло до нас в эмигрантских воспоминаниях бывшего офицера 10-го гусарского Ингерманландского полка, полковника Юрия Слезкина, служившего в Чугуеве в 1912-1914 годах:
"В нашем полку (как и в других гусарских полках) существовала традиция, по которой молодой, только что вышедший в полк корнет не сразу становился полноправным членом "полковой семьи". Лишь с течением времени, когда старшие товарищи "приглядевшись" к нему и определив, что он во всех отношениях "подходит", – его, с соблюдением известного "ритуала", принимали в "полковую семью".
Церемония "приема" сопровождалась раз на всегда принятыми правилами: в выбранный для этого день все офицеры полка приглашались в Офицерское Собрание на товарищеский ужин. После ужина с соответствующим возлиянием, все переходили в традиционную "гусарскую комнату", в которую вносили громадный серебряный жбан. В этот жбан вливалось несколько бутылок красного вина. На жбан клались две скрещенные гусарские сабли, на которые ставилась голова сахара, которую обильно обливали крепким ямайским ромом. Затем потушив в комнате свет, облитую ромом сахарную голову поджигали и ром, горя красивым голубым светом, заставлял таять сахар и вместе с ним падал горящими каплями в жбан на поверхность вина. Когда вся сахарная голова, растаяв, попадала в жбан и вместе с ромом еще некоторое время горела голубым пламенем, то горящую поверхность "тушили" бутылкой или двумя шампанского. Затем эту смесь хорошенько размешивали большим серебряным черпаком и крепкий, сладкий, ароматно пахнущий напиток разливали по стаканам.
Напиток этот носил название "гусарской жжёнки" и варил его "знаток этого дела", обычно какой-нибудь старый ротмистр.
Во время этого "ритуала" пелась старая гусарская застольная песнь: "Где гусары прежних лет". Первая чарка подносилась новопринятым в полк молодым корнетам, которые выпивали ее стоя, вытянувшись. После этого все присутствовавшие старшие офицеры выпивали с ними "на-ты" и это символизировало принятие их "равными" в дружную Полковую Семью.
Вся романтика этой передаваемой из поколения в поколение традиции, при мерцающем свете горящего голубым огнем рома и пении старой, еще времен Дениса Давыдова, застольной песни, создавала у молодых офицеров приподнятое настроение, связывая крепко с избранным ими полком...".
Нельзя не отметить факт благотворного влияния Ингерманландского гусарского полка на расположенное в городе Чугуевское юнкерское училище. Гусары и юнкера традиционно были в теплых и дружеских отношениях друг с другом. Полковой священник являлся одновременно и училищным священником, а также преподавателем законоведения в юнкерском училище. Юнкера были желанными гостями в семьях гусарских офицеров, а офицеры с женами - на всех юнкерских балах. Помимо этого, тесное соседство с кавалерийским полком существенно влияло на качество подготовки будущих офицеров в Чугуевском училище. Во время маневров и учений, в том числе - совместных, юнкера имели возможность близко познакомиться с особенностями боевого применения кавалерии. Кроме того, Чугуевское училище было единственным пехотным училищем в России, юнкера которого обучались верховой езде, официально не входившей в учебную программу. Офицеры Ингерманландского полка пошли навстречу инициативе училищного начальства и согласились обучать юнкеров верховой езде, используя для этой цели полковых лошадей.

С началом первой мировой войны, в июле 1914 года Ингерманландские гусары отбыли на фронт, а уже в августе приняли участие в самом масштабном за всю историю войны кавалерийском сражении – бою у польской деревни Ярославице. В этом бою Ингерманландцы в составе 10-й кавалерийской дивизии под командованием генерала графа Келлера разбили австрийскую кавалерийскую дивизию. Позднее историки назовут этот бой последним большим кавалерийским сражением в истории военного искусства. Всего же за время войны полк участвовал в 67 боях.
После революции, когда русская армия распалась, Ингерманландский полк был украинизирован и находился на службе у гетмана Скоропадского. Новая власть попыталась дать ему новое, украинское название – 12-й конный Полтавский.
Но офицеры не желали служить Украине, а стремились пробраться на Дон, в белую Добровольческую Армию. Забрав из полковой церкви старинный Петровский штандарт, группа офицеров направилась на Дон. Позднее, в белой армии Ингерманландский полк был возрожден и прошел всю Гражданскую войну. Бывший командир полка – генерал Иван Гаврилович Барбович возглавлял всю регулярную кавалерию Русской Армии генерала Врангеля. Вместе с этой армией последние Ингерманландские гусары оказались в эмиграции.

За границей гусары не теряли связи между собой, создали полковое объединение, отделения которого действовали в США и Аргентине, занимаясь сбором и изданием материалов по истории родного полка. Последние ингерманландцы дожили до 80-х годов ХХ века.
В Чугуеве же память об ингерманландских гусарах оказалась полностью утраченной. И лишь недавно, силами энтузиастов-историков и сотрудников местных музеев началось возвращение этой памяти. Так, в августе 2006 года в Чугуеве была открыта музейная выставка "Во славу Веймарских гусар!", объединившая собранные по всему миру репродукции уникальных фотографий ингерманландских гусар, в том числе - чугуевского периода. А ко дню традиционного Георгиевского праздника в Чугуеве, 9 декабря 2006, на сохранившемся в центре города здании бывшего офицерского собрания Ингерманладского гусарского полка открыта мемориальная доска.
Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, реконструкторы
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments