el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Забытые герои забытой войны...

Римма Михайловна Иванова

Родилась в Ставрополе 15 июня 1894 г. в семье казначея Ставропольской духовной консистории. В 1913 г. она окончила Ольгинскую гимназию. Была одной из лучших учениц. Вскоре после окончания гимназии стала работать народной учительницей в одной из земских школ с. Петровского Благодарненского уезда. Мечтала продолжить образование в столице. Все планы нарушила вспыхнувшая война. Римма возвратилась в Ставрополь, окончила курсы медсестер и поступила на работу в епархиальный лазарет для больных и раненых воинов. Затем, несмотря на протесты родителей, 17 января 1915 года добровольно ушла на фронт, где была зачислена в 83-й пехотный Самурский полк сначала под именем санитара Ивана Михайловича Иванова, а потом и под настоящим своим именем.
За мужество при спасении раненых (ей удалось вынести с поля боля около 600 воинов) девушка была удостоена солдатского Георгия IV степени... Награждена Георгиевским крестом 4-й степени – за спасение с поля сражения раненого командира полка полковника А.А. Граубе, медалью «за храбрость» 3-й степени – за спасение с поля сражения раненого прапорщика Гаврилова, медалью «за храбрость» 4-й степени – за эвакуацию с поля сражения раненого прапорщика Соколова и восстановление поврежденной линии связи.
Она добилась перевода в 105-й пехотный Оренбургский полк на Западном фронте, где полковым врачом служил ее брат Владимир. Солдаты горячо полюбили отважную девушку, называли ее «святой Риммой». 9 сентября в ходе контрудара полк пошел в очередную атаку у карпатского села Доброславки. В 10-й роте были убиты оба офицера, солдаты смешались, стали отходить. И тогда Римма Иванова, перевязывавшая раненых в гуще боя, поднялась и крикнув: «Вперед! За мной!», собрала вокруг себя тех, кто еще мог держать оружие и повела в атаку, вероятнее всего – чтобы не дать врагу захватить раненых, остававшихся на поле боя. Воодушевленные солдаты ринулись за ней, опрокинули врага и взяли сильную позицию. Однако Римма при этом была смертельно ранена. По словам очевидцев, последними ее словами были: «Боже, спаси Россию...». Высочайшим повелением героиня 17 сентября 1915 была посмертно награждена офицерским орденом св. Георгия IV степени. Это была единственная женщина, удостоенная такой награды.


..................................


Не менее интересна и судьба Марии Владиславовны Захарченко (в девичестве - Лысовой). Интересна хотя бы потому, что по происхождению и воспитанию она была полной противоположностью предыдущей героини. Родившись в 1893 году в семье действительного статского советника, Маша Лысова воспитывалась в Смольном институте благородных девиц. Окончив его в 1911 году, она вскоре вышла замуж за офицера лейб-гвардии Семеновского полка Ивана Михно. После начала войны он вместе с полком был отправлен на фронт, и в том же году умер от ран. Имея на руках грудного ребенка, Мари Михно, тем не менее, решила идти на фронт, для чего обратилась к Великой княжне Ольге, которая была шефом 3-го Елисаветградского гусарского полка. Ходатайство дочери царя возымело действие: Николай II разрешил Марии Михно вступить в армию. В 1915 году, оставив ребенка близким, она на правах вольноопределяющегося поступила в Елисаветградский гусарский полк, через год стала унтер-офицером, заслужив два Георгиевских креста и Георгиевскую медаль.
После большевистского переворота, не в силах видеть развал армии, Мария вернулась в отцовское имение, в Пензенскую губернию. Сочувствуя идеалам Белой гвардии, она укрывала у себя офицеров, пробиравшихся на Дон, к Деникину, и так встретила офицера 15-го Татарского уланского полка Захарченко, за которого вышла замуж и вместе с которым вступила в Добровольческую армию. Потеряв во время тифа и второго мужа, Мария Захарченко с войскам Врангеля эвакуировалась из Крыма на Галлиполи, потом скиталась по Европе, пока не вступила в Русский общевоинский союз (РОВС). В составе групп боевиков, с задачами диверсионного характера, она несколько раз переходила границу СССР. В конце июня 1927 года, уходя от погони, она, вместе с одним офицером, вышла из леса прямо на стрельбище, когда там занималась учебная рота красноармейцев. Поняв, что уйти не удастся, Мария Захарченко выстрелила себе в висок.
Как водится, позже родилась легенда, по которой ее, еще живую, в вагоне-леднике отправили в Ленинград. Впрочем, на этом история не закончилась. Полвека спустя на советские экраны вышел фильм «Операция «Трест», в котором притягательно-отталкивающий образ Марии Захарченко талантливо воплотила актриса Людмила Касаткина.
..................................................


Нечволодова Нина Николаевна

Севастополь 1920 г., Я.А. Слащёв-Крымский (в центре). Рядом с ним стоит его ординарец, Нина Николаевна Нечволодова (впоследствии — жена).

".....В 1916 году во время Брусиловского прорыва на ее груди уже два Георгиевских креста. В 1918 году Нина вступает в казачий отряд Андрея Шкуро, выбивший красных из города Кисловодска. Лихая атака казаков спасла десятки заложников, которых готовились расстрелять большевики. Среди них — великая княгиня Мария Павловна с сыновьями Андреем и Борисом. Начальником штаба отряда Шкуро был полковник Яков Слащев. Интересно, что брат Нины — также белый офицер — в 1919 году сорвал мятеж красных в Грозном во главе с известным большевиком Николаем Гикало. Нина же последовала за Слащевым, в которого была влюблена. Командир гвардейского полка, четырежды раненный в огне сражений Первой мировой войны, награжденный Георгиевским оружием, герой обороны белого Крыма, отразивший штурм большевиков в январе 1920 года, Яков Слащев был человеком импульсивным, авантюрным и амбициозным. В огне гражданской войны он проявил себя как смелый командир, талантливейший полководец, жесткий и беспощадный к своим и врагам. В апреле 1919 года в ходе боев на Акмонайских позициях Слащев был ранен тремя пулеметными пулями в легкие и в живот. Селение, в которое привезли тяжелораненого Слащева, было захвачено атакой красных. "Спасла Слащева молоденькая сестра милосердия, бывшая при гвардейском отряде… Она верхом направилась в селение, где Слащев лежал в жару и беспамятстве, взвалила раненого на лошадь и прискакала к отряду… Эта сестра милосердия неотлучно находилась при боровшемся со смертью Слащеве и выходила его. Вскоре после выздоровления Слащев женился на ней. Его первый брак был несчастным.
Эта же вторая его жена вполне ему подходила: под видом ординарца (из вольноопределяющихся) она безотлучно находилась при Слащеве и сопровождала его в бою и под огнем", — свидетельствовал очевидец. "Казачок Варинька", "ординарец Нечволодов" сопровождала его во всех боях и походах, дважды раненная и не раз спасшая мужу жизнь", — вспоминал другой белый воин. 22 марта 1920 года Слащев приказал своим частям овладеть Чонгарской гатью. Все командиры поочередно доложили, что не считают возможным повести людей на верную смерть — на пушки и пулеметы великолепно укрепившихся красных. "В таком случае я сам атакую противника и захвачу его!" – сказал Слащев и приказал "ординарцу Никите" передать начальнику Константиновского военного училища приказание прибыть с училищем и музыкой на позицию. Воодушевив прибывших несколькими словами, Слащев сам повел 250-300 юнкеров на мост – под звуки оркестра, в колонне, отбивая шаг, точно на церемониальном марше. С генералом Слащевым и "ординарцем Никитой" впереди юнкера прошли по мосту и бросились в атаку на противника, который бросил пулеметы, не пытаясь даже стрелять", – писал в 1929 году в Белграде очевидец. Сам генерал Слащев вспоминал: "Не прошло и десяти минут, как пришло донесение, что штаб-ротмистр убит, а ординарец Нечволодов ранен, а цепи 13-й дивизии под огнем красных подаются назад… Надо было прибегнуть к последнему средству — личному примеру начальника. Я отдал приказ юнкерам построиться в колонне по отделениям и двинул ее на гать". Во главе юнкеров шли еле оправившийся от ран генерал и раненая женщина…
Мучимый сомнениями в правоте дела, за которое сражается, пристрастившийся, по воспоминаниям современников, к алкоголю, глубоко морально подавленный Слащев отстраняется от командования перед последними боями за Крым. За критику командования после эвакуации в Константинополь Слащев был отдан под суд и разжалован в рядовые без права ношения мундира.

В ответ в январе 1921 года Слащев издал книгу "Требую суда общества и гласности", где рассказал о своей деятельности на фронте и обвинил Петра Врангеля в потере Крыма. После увольнения из Русской армии Земский союз предоставил Слащеву ферму под Константинополем, где он разводил индеек и прочую живность, однако к сельскому хозяйству, в отличие от военного дела, таланта у бывшего генерала не оказалось, доходов он почти не имел и сильно бедствовал. Все тяготы с ним разделяла и Нина Николаевна с маленькой дочерью.

…Вернувшись с мужем в красную Россию, Нина вела театральные курсы. В 1925 году объединение "Красное кино" пригласило Слащева в качестве консультанта, а также исполнителя собственной роли в художественном фильме "Врангель". Нина также должна была сыграть в фильме саму себя…

…В январе 1929 года преподаватель тактики высших командных курсов Красной Армии "Выстрел" Яков Слащев был застрелен при загадочных обстоятельствах в собственной квартире. Нины Николаевны в тот день рядом не оказалось, и дальнейшая судьба ее неизвестна…
.............................................
Tags: ВИО_Ингерманландский_полк
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments