el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Журнал «Нива», 1875

Странное впечатление испытывает — не коренной петербуржец, а заезжий провинциал, попав о святках на широкую Неву-красавицу, сплошь опушенную своей зимней горностаевой мантией.
Приехав ненадолго, он прежде всего торопится посетить знакомых и нужных людей; вот он побывал уже почти во всех людных частях города, на Литейной, на Невском, в Морских,
и пробирается к старому университетскому товарищу, приютившемуся где-то в углу Васильевского острова или в мирных палестинах Петербургской стороны.
Весь ещё взбудораженный и оглушенный звонками омнибусов, грохотом колёс и гулом той стоглавой гидры, что зовётся петербургской панелью, —он приятно успокаивается, выезжая к безлюдью набережной, кутаясь потеплее в шубу от резкого пронизывающего ветра из лощины реки. Сани тихо скользят по наклонной плоскости одного из съездов на лёд; широкая белоснежная скатерть расстилается перед глазами — вдруг... что это?...не сон ли наяву?...

В самом сердце цивилизованного города, который едва-ли не один во всей России может назваться вполне европейским, на средине царственной Невы, высится конический шалаш из тонкого леса, покрытый хворостом и обложенный дерном; шалаш этот топится — из отверстия наверху конуса валят струйки дыма,—значит здесь живут?—да, вон из-за входного полога выглядывают женщина с ребёнком, словно сплошь зашитые в звериные шкуры.
А что это за животные столпились у входа в это чудное жилище? «Боже мой, да это северные олени!...» восклицает изумленный турист, протирая глаза. Нет сомнения, это лопская вежа или самоедский чум. Вон и самоед в своей малице, или лопарь, закутанный в свой печок, род меховой рубашки шерстью вверх, поверх которого надет ещё полушубок; сидит он, прикорнув на своих самодельных санках и поджидая охотника прокатиться вдоль Невы-широкой. Если прибавить к этому несколько собак, очень похожих на эскимосских, да залетную ворону, норовящую поделиться косточкой,—картина будет совершенно полна...

Как попали сюда эти дикие кочевники далекого, крайнего севера,—эти маленькие люди, едва достигающие 5 футов росту, с живыми глазками, острым подбородком, широким ртом и толстым приплюснутым носом? Увы! Неужели и этим детям природы не чужда корысть и порождаемые ею промыслы?... Да, читатель, если вам не жаль нескольких копеек, можете доставить себе удовольствие прокатиться по Неве на тех самых оленях, которые, быть может, не раз искрестили вдоль и поперёк безотрадные снеговые пустыни лопской земли и кольского побережья...
Что самоеды —настоящие самоеды—время от времени являются в северную Пальмиру за этим промыслом — факт несомненный, и даже в то время, когда мы пишем эти строки, против Сенатской площади расположилась целая семья их, торгующих семгой своего улова, обувью из оленьих шкур и т.п. местными изделиями. А потому, если вы, мой добрый читатель, случайно заглянете в эту сторону — дайте им ваши несколько копеек, хотя бы даже и не пожелали подвергаться риску на их допотопных экипажах. Вспомните, что в такой точно веже, посреди всех лишений полярной мачехи-природы, живет иногда обширная семья —и живет она исключительно рыбой да безвкусными белыми куропатками, которых простодушный дикарь считает летучей рыбой и с чистой совестью ест даже великим постом.
Самоеды на Неве. «Нива», 1875

Мезенские самоеды. Рисунок Виаля по оригиналам и к костюмам Русского Географического общества. Литография Винкельмана


Tags: Питер
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments