el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

«Запад – демократия, Восток – деспотия. Одних убивать можно, а других нельзя.».

БЖ. «Не очень рядом», или Двойные стандарты либерализма
Евгения Бильченко

Вчера один либеральный ученый из Института философии Украины - из тех, кто занимается "философией диалога" и "философией любви", - сказал мне, что жертвы борьбы национал-диссидентов в СССР нельзя сравнивать с жертвами войны на Донбассе, потому что это, как бы, "не рядом". Ну, то есть, украинцев убивать и сажать нельзя было, а этих можно. И даже нужно, если верить "философам любви" в Украине. И Одессу 2 мая тоже. И Коцабу тоже, ведь неизвестно, насколько он сильно "не любит" "русского агрессора". В общем, еще один друг детства вылетел. Но это мелочи, я привыкла. Теперь к делу. В связи с этим предлагаю немного материала из будущей книги.

Все мы знаем, что последствием глобализма стало объединение стран ядра рыночной экономики в транснациональные союзы, основанные на банковском капитале. Посредством системы образования и общественной мысли подобные блоки (ТНК, МВФ, ЕС) предлагали и предлагают проект «синтетической» идентичности – нового интегративного мироощущения цивилизационного типа, основанного на осознании своей принадлежности к ценностям и стандартам Запада. Формируется триумфальная и травматическая память европейской цивилизации в виде коллективных воспоминаний о ее победах и поражениях, от инквизиции до Конкисты, от христианской миссии до Великих географических открытий. И всё это именуется «европейские ценности», европейские культурные смыслы.

Существование такой идентичности ни у кого не вызывает сомнений, не так ли? Существование такой идентичности и не является чем-то негативным. Наоборот: наверное, это единственный способ противостояния этнической агрессии в информационном мире. Негативным является не сама идентичность, а двойной стандарт её создателей по отношению к другим культурным системам. Ибо любые попытки создания альтернативной по отношению к либерализму синтетической цивилизационной идентичности, также определяемой духовно-историческими ценностями («восточнославянской», «славянской», «евроазиатской», «дальневосточной») тут же номинируются демократическими политическими элитами как проявление «фашизма», ультраконсерватизма, левачества, «деспотии», «империализма» и т.д.

Таким образом, происходит не рост взаимосвязей между всеми частями современного общества, который изначально декларировала глобализация, а движение всех этих частей общества к одному. Речь идет о движении к глобализму – единственному на сегодняшний день транснациональному проекту, идеологемы которого подаются как научные истины. Как отмечает Ульрих Бек в работе «Что такое глобализация»: «Неолиберальный глобализм представляет собой в высшей степени политическое поведение, которое подаёт себя, однако, как полностью аполитичное».

Когда я убежденным либералам задаю вопрос, почему глобальный мир строит себя ценой сербских погромов в Косово или сожжения людей в Одессе 2 мая, я получаю в ответ не более, чем набор мемов, которые ссылаются друг на друга и вращаются вокруг центрального нарратива: «Запад – демократия, Восток – деспотия». Доведение этого нарратива до логического конца порождает ответ: «Одних убивать можно, а других нельзя. Их нельзя ставить в один ряд». Вот это «нельзя ставить в один ряд» для психоаналитика является блестящим симптомом, за который можно дёргать, раскручивая символическую спайку либерал-демократии до бесконечности и вызывая приступы гнева и растерянности: эта бессознательная оговорка как нельзя передает суть либерального фашизма, делящего человечество на лучших и худших.

Парадоксы западной политики по отношению к регионам, ведущим борьбу за независимость против национального государства, демонстрируют нам, что такое избирательная поддержка сепаратизма в зависимости от этой дуальной схемы. С одной стороны, как отмечают теоретики глобального общества, в современном мире действует механизм взаимодействия между макрорегионами и микрорегионами, в результате которого каждый регион может требовать себе экономической, политической, культурной помощи от транснациональной сообщества на мировом уровне. Подобное отношение к локальностям в принципе соответствует постмодерным политическим практикам размывания национального государства в мировом информационном поле. Но реальность опять демонстрирует двойной стандарт. В реальности через систему международного кредитования транснациональный капитал поддерживает только те регионы, которые настроены на либеральный мир. Те же регионы, которые не вписываются в глобализм, объявляются преступными. Потому что Косово – это «хорошо». А Донбасс – это «плохо». Потому что Квебек – это «хорошо». А Чьяпас – это «плохо».

Дуальность работает и по отношению к самому национальному государству. С точки зрения политики транснационализма национальное государство, которое, к тому же, ведет моноэтническую политику, является безнадежным архаизмом премодерна. Такое государство определяется как «этнический сепаратизм», и в стратегических планах развития Украины на 2019-2014 годы, составленными представителями Вашингтонской миссии USAID, говорится о том, что этническую государственную политику надо срочно менять на «гражданскую», потому что дальнейшее насильственное насаждение украинизма чревато отъединением Юго-Востока. С точки зрения политики отличий, свойственной для мультикультурализма, моноэтническое государство предстает как монстр раннего модерного шовинизма по отношению к регионам, и тот же документ призывает Украину к «децентрализации». Таким образом, моноэтническое государство не может войти в рыночный мир ни в одной его ипостаси: ни в глобалистской, ни в мультикультурной.

Тем не менее, такое государство может использоваться как инструмент распространения свободного рынка в пограничных зонах и как средство борьбы с антиглобалистскими регионами. Отсюда – вхождение в транснациональное пространство молодых государств с ярко выраженными этническими реваншистскими склонностями, как, к примеру, Косово. Еще раз: потому что «Косово» - это «хороший» этницизм, а русские на Донбассе – «плохой». Нападения индонезийских гангстеров на китайское население края и коммунистов в 1965-1966 годах – это «демократическая борьба», а восстание сапатистов и потомков майя против сторонников неолиберальных реформ в Мексике 1990-х – это преступление, против которого используется авиация.

Двойной стандарт культурной идентичности, двойной стандарт отношения к регионам и двойной стандарт межгосударственной политики. Бытие как двойной стандарт. Это нельзя сравнивать, это "не очень рядом".
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments