?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Психология ответного ядерного удара

Вера в ответный всесокрушающий ядерный удар является не столько военным, сколько психологическим феноменом. Но нужно рассмотреть вопрос, что даёт противнику эта вера, и как он может её использовать в своих целях против нас...

Психология ответного удара и его влияние на развитие вооружений

Автор – Дмитрий Верхотуров

Об ответном ударе ("ответке") – о массированном ядерном ударе в ответ на военное нападение вероятного противника: США и НАТО. Мне уже приходилось об этом писать (статья «Когда "ответка" не работает»), но, как я вижу по комментариям, верующих в ответный ядерный удар мне ни в чем убедить не удалось. Оценки суммарной зоны поражения и возможного ущерба для США в случае нанесения массированного ядерного удара были просто проигнорированы, из чего с очевидностью следует, что рациональное обсуждение этого важного вопроса невозможно.

Психология ответного ядерного удара, как психологический феномен

Где-то есть ракеты. Возможно, они даже взлетят

Действительно, в последнее время я все больше склоняюсь к мысли, что вера в ответный всесокрушающий ядерный удар является не столько военным, сколько психологическим феноменом. Это именно что иррациональная вера, основанная на том, что потребность в ощущении безопасности относится к числу основных психологических потребностей. В пирамиде иерархии человеческих потребностей по Абрахаму Маслоу потребность в ощущении безопасности стоит сразу после физиологических потребностей человека. Думать, что есть где-то некие чудодейственные ракеты с ядерными боеголовками, которые в случае чего сотрут врагов с лица земли, означает чувствовать себя защищенным.

Поэтому, на мой взгляд, нужно говорить о вере в "ответку" как о психологическом феномене, оказывающим значительное влияние на развитие армии и вооружений, причем влияние по большей части негативное.

Психология ответного ядерного удара, как психологический феномен

Психологическая защита

Психологи довольно хорошо поработали над темой защитных психологических механизмов, которые блокируют негативные эмоции (такие, как страх, угнетение, тревожность и т.д.) и позволяют достичь душевного равновесия и чувства защищенности. Я не стану углубляться в детали и обрисую эти механизмы в общих чертах, особенно те, которые имеют отношение к военной теме.

Психологические механизмы защиты проявляются не только в отношении к тем или иным военным вопросам и в дискуссиях, но и даже в определенных военно-политических решениях и выборе определенной военной стратегии. Это нисколько не удивительно, поскольку осознание военной угрозы представляет собой фактор, генерирующий сильный стресс, страх и негативные эмоции, и для их гашения используются защитные механизмы.

На первое место психологи ставят отрицание, когда человек отрицает фрустрирующие и вызывающие тревогу обстоятельства, причем он тесно связан с отчетливым искажением восприятия действительности и повышенной внушаемости и доверчивости. То есть человек, использующий этот механизм защиты своей психики, не только сам искажает свою картину реальности, устраняя из нее факторы, вызывающие страх и фрустрацию, но и еще безоглядно верит всему и всем, что эту искаженную картину подтверждает. К примеру, отрицание процветает в комментариях под моими статьями, и иной раз комментаторы проявляют недюжинное упорство в том, чтобы не замечать, игнорировать факты, которые просто бросаются в глаза, например, неспособность ядерного оружия уничтожить враждебную страну целиком и полностью. Российская военная доктрина также, в сущности, построена на отрицании двух немаловажных фактов: наличия враждебного военного блока, имеющего превосходство, и того, что современный арсенал ядерного оружия даже при самом удачном ударе даст только частичный ущерб, вовсе не сваливающий противника с ног.

Далее – вытеснение, когда собственные чувства, желания, мысли, вызывающие тревогу (например, по причине их общественной неприемлемости), становятся бессознательными. В военной тематике этот механизм выражен слабее, чем отрицание, но все же может проявляться, к примеру, в следующем. Нежелание выглядеть агрессивным и жестоким заставляет человека с пеной у рта оспаривать то, что может так восприниматься; чаще это выражается в настойчивом проталкивании тезиса типа: "да никакой войны не будет" или "они тоже разумные люди", и так далее. Война, даже в формате обсуждения ее вероятного сценария и розыгрыша на картах, неизбежно несет на себе отпечаток агрессии и жестокости, и многим это может не нравиться. Впрочем, между отрицанием и вытеснением трудно провести четкую грань, скорее это две стороны одного психологического явления.

Регрессия – переход во избежание тревоги на более примитивные и более доступные поведенческие реакции; это реакция, связанная со стремлением преуменьшить значимость тревожащих факторов. Такое бывает, когда, к примеру, оппонент, начитавшись мои выкладок и испытав от этого сильный страх, пишет в комментариях предложения "набить морду" или пытается высмеивать и оскорблять. Хотя от него требуется более сложная реакция и способность аргументированно возразить, регрессия толкает его к доступному примитиву. Также, на мой взгляд, настойчивое сведение весьма сложного вопроса вероятной схватки с сильным противником на многих ТВД сразу, затяжной и кровопролитной, с учетом длинного списка военных, хозяйственных и политических факторов, исключительно к ядерной "ответке" тоже можно рассматривать как форму психологической регрессии, проявившейся в сфере военной стратегии.

Компенсация – замена реального или воображаемого собственного недостатка с помощью присвоения себе свойств, достоинств, ценностей другой личности. В спорах это чаще проявляется, когда оппонент приписывает себе некие выдающиеся компетенции в военных вопросах и пытается дискутировать сверху вниз. В военной сфере это выражается, к примеру, в явном злоупотреблении темой былого героизма и частых ссылок на славные победы прошлого. И вообще, ура-патриотизм в виде: "Всех порвем, потому что Великая Отечественная, Афган, Приштина и так далее" – это также типичное проявление компенсации.

Психология ответного ядерного удара, как психологический феномен

Проекция – перенос собственных неприемлемых чувств и мыслей на других людей, чтобы сделать их вторичными и менее фрустрирующими. Например, собственное скудоумие и неспособность выработать оригинальную и эффективную военную стратегию проецируется на противника в стиле: "Ну тупые!" Популярность ныне покойного Михаила Задорнова, сформулировавшего этот лозунг, объясняется тем, что он немало помогал этой проекции, так сказать, в общенародном масштабе. В военной сфере это часто ведет к сильнейшей недооценке противника. Когда о вероятном противнике говорят в сильно уничижительном тоне, то это симптом того опасного положения, что предметный анализ подменен психологическим защитным механизмом.

Замещение – перенос подавленных эмоций (враждебности и гнева) на менее опасные и более доступные объекты. Типичный пример реализации замещения в военной тематике состоит в том, что при осознаваемой неспособности укусить США враждебность переносится на куда менее опасных противников вроде стран Прибалтики, а в последнее время Украины. Столь преувеличенное нынешнее внимание к Украине вряд ли можно объяснить чем-то, кроме замещения.

Все эти психологические защитные механизмы являются объективными вещами и присущи всем людям в той или иной форме. В военной сфере они также вероятно играют определенную роль. Во всяком случае, можно усмотреть их влияние в военной пропаганде, когда триггеры психологических защитных механизмов, то есть определенные лозунги или образы, особенно связанные с регрессией и компенсацией, используются для подавления страха и тревожности в войсках. Они могут быть полезными в определенных ситуациях.

Но в сфере военного планирования, развития вооружений и оценки вероятного противника эти психологические механизмы, конечно, вредны, поскольку они вызывают более или менее сильные искажения в восприятии реальности, создают ложную картину и могут окончиться поражением в войне или даже без войны. Такой своего рода военный психоанализ, на мой взгляд, есть весьма важное дело, поскольку американцы этот момент учитывают в своей военной деятельности, и даже более того, уделяют большое внимание психологической войне, позволяющей иногда добиваться своих целей либо без войны, либо при очень умеренных затратах и потерях.

Психология ответного ядерного удара, как психологический феномен

Ответный удар как мощная таблетка от страха

Ставка на ядерный удар, который будто бы решит все проблемы, если рассматривать его с психологической точки зрения, является многокомпонентным явлением. На мой взгляд, сила и устойчивость этой иррациональной веры стоит на том, что она задействует сразу несколько защитных механизмов, и в этом смысле является наиболее сильной таблеткой от страха.

Первый компонент веры в "ответку" – это проекция, в данном случае проекция страха перед ядерным оружием на противника. Страх этот долгие годы насаждался советской пропагандой, и особенно он усилился в 1980-е годы, после феноменальной психической атаки, предпринятой президентом США Рональдом Рейганом на советское руководство. Детали я излагал в своей книге "Ядерная война. Уничтожить друг друга!" В двух словах: американцы выработали очень пугающую концепцию "ядерной зимы", презентовали ее на совместной конференции американских и советских ученых с прямым телемостом (в 1983 году!), а на следующий день после этой конференции начались учения Able Archer 83 с отработкой полномасштабной ядерной войны. У Рейгана еще был ряд речей, в которых он всячески демонстрировал готовность к самоубийственной войне, в духе того, что лучше умереть верующим христианином, чем жить коммунистом. Советское руководство на этом сломалось, и все дело закончилось распадом СССР. Это самое советское руководство маскировало свое разоружение и деморализацию пропагандистским живописанием ужасов ядерной войны, в чем им немало еще помог Чернобыль. Парализующий страх перед ядерным оружием (довольно постыдное чувство) впоследствии трансформировался в проекцию в духе того, что, если мы боимся, то и они тоже, скорее всего, боятся, и из этого страха будут воздерживаться от нападения или других военных акций. Так ведь формулируется доктрина ядерного сдерживания, принятая у нас в качестве официальной.

Второй компонент, уже упомянутый, – это регрессия в форме сведения вероятной крупномасштабной войны к ядерному удару. Это, конечно, прямое развитие проекции страха перед ядерным оружием на противника, но не только. При таком подходе война становится, в сущности, войной одного человека – верховного главнокомандующего, то есть В.В. Путина, у которого есть соответствующий чемоданчик. Вооруженный конфликт представляется верующим в "ответку" не как конфликт между странами, а как конфликт между лидерами, практически в форме драки один на один. Если к этому добавить уверенность в том, что у нашего лидера не «заслабит» повернуть ключ пуска ракет, то страх почти полностью испаряется из души верующего в "ответку". Это вопрос восприятия, психологически комфортного для человека, который так считает.

Есть еще момент. Верующий в "ответку" фактически исключает себя из этой вероятной войны. Если Путин примет решение и поворотом ключа совершенно сотрет противника с лица земли, то от конкретно взятого адепта "ответки" ничего больше не требуется: ни трудов, ни тягот, ни тем более личного участия в сражениях за радиоактивные руины. На мой взгляд, это совершенное и полное выражение нежелания принимать на себя тяжести вероятной войны, отказ от личной ответственности, то есть своего рода духовное дезертирство.

Наконец, третий компонент – это отрицание, то есть игнорирование или оспаривание всего, что не вмещается в вышеописанное мировоззрение, например, что ядерное оружие не столь всеразрушающее, как о нем говорят, и что после "ядерного конца света" тоже будет война, причем более ожесточенная, чем до него. Я его отношу на третье место потому, что отрицание не составляет ядра комплекса психологической защиты, но охраняет его, не допуская подрыва его со стороны различных неудобных фактов. Правда, в глаза оно бросается сильнее всего и встречается тоже чаще всего.

Психология ответного ядерного удара, как психологический феномен

От самоуспокоения полшага до поражения

Столь мощная "таблетка от страха", несколько успокаивая нервы, тем не менее, имеет мощные негативные последствия.

Во-первых, ставка на "ответку" создает вообще нежелание изучать вероятного противника, его боевые и военно-экономические возможности, и сравнивать их с собственными. Внутренняя логика верующих в ядерный удар примерно такова: что бы там вероятный противник ни создал, все равно ведь будет уничтожен, и потому незачем тратить силы на это занятие. Некоторое время назад определенное беспокойство вызывала американская программа ПРО и создание ее передовых морских рубежей на основе системы Aegis, но потом поработало отрицание, которое "доказало", что все это, мол, неэффективно, ракеты не собьют и так далее.

Во-вторых, это отношение блокирует столь немаловажное занятие, как поиск слабых мест собственной армии и флота. Посмотреть на себя глазами противника, найти слабые места и недостатки, которыми он может воспользоваться, и потом усилить их какими-либо способами, – это важный вклад в обороноспособность. Внутренняя логика верующих в "ответку" отметает и это: зачем этим заниматься, когда в случае чего ядерно ударим? Это, кстати, было хорошо видно на примере обсуждения боевых возможностей Балтийского флота.

И тем более отбрасывается и отрицается необходимость выработки новых вариантов военной стратегии, стратегических и оперативно-тактических решений, разработки нового комплекса вооружений и техники, который будет применяться в войне, а не на парадах и выставках. А зачем? Есть же "ответка"!

В-третьих, в военном планировании все же нужно постоянно чувствовать уровень угрозы и динамику ее изменения, постоянно отслеживая, насколько противник близок к переходу к боевым действиям. Но если пребывать под воздействием мощной "таблетки от страха", то можно пропустить момент, когда нужно было действовать в ответ на возросшую степень угрозы. Это дает противнику немаловажные преимущества и возможность получше изготовиться к удару.

Мы же все это уже проходили. У нас же уже был период, когда считалось, что враг будет разгромлен на вражьей земле и малой кровью. Хорошо известно, чем все это закончилось и какой колоссальный ущерб принесло это самоуспокоение.

Это психологические стороны веры в "ответку". Но нужно рассмотреть еще и вопрос, что противнику дает эта вера и как он может ее использовать в своих целях. Этот вопрос лучше детально рассмотреть в следующей статье.

promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com