el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

Каким слогом писали мемуары в былые времена

«Хоть я люблю без памяти конницу, хоть я от колыбели кавалерист, но всякий раз, как вижу пехоту, идущую верным и твердым шагом, с примкнутыми штыками, с грозным боем барабанов, чувствую род какого-то благоговения, страха, чего-то похожего на оба эти чувства: не умею объяснить.

При виде пролетающего строя гусар или улан ничего другого не придет в голову, кроме мысли: какие молодцы! Какие отличные наездники! как лихо рубятся! беда неприятелю! и беда эта обыкновенно состоит в ранах более или менее опасных, в плене, и только.

Но когда колонны пехоты быстрым, ровным и стройным движением несутся к неприятелю!.. Тут уже нет молодцов, тут не до них: это герои, несущие смерть неизбежную! Или идущие на смерть неизбежную – средины нет!.. Кавалерист наскачет, ускачет, ранит, пронесется, опять воротится, убьет иногда; но во всех его движениях светится какая-то пощада неприятелю: это все только предвестники смерти! Но строй пехоты – смерть! Страшная, неизбежная смерть!»

Надежда Андреевна Дурова «Записки кавалерист-девицы».

-----------------------------------

Донской казачий генерал-майор Андриан Денисов про участие казаков в сражении при Моутатале.

Французы построились, помнится, в шесть густых колонн и пошли на нас; наша пехота, позволив оным приблизиться, быстро полетела на них со штыками. Тогда и я дал знак казакам атаковать, которые, как молния, пригнувшись к лошадям, полетели и, обогнав нашу пехоту, прямо врезались в неприятельские колонны и разорвали оные; пехота наша в ту же минуту ударила, и кто не успел уйти - на месте убит или в плен взят. Пробежав в дефиле с лесом, где оставался небольшой резерв, остановились, произвели сильный огонь и немного подержались.
При сей атаке, в начале еще, упала подо мной лошадь и несколько ушибся я; пересев на другую, подоспел я уже когда французы держались в дефиле. Пехота наша сильно ударила в штыки и в тот же момент опрокинула и выгнала: французы во все ноги бежали по другой плоскости. Казаки за наваленным камнем и малою дистанциею не могли заскакать наперед и всех охватить, но, догоняя, убивали и брали в плен. Подскакивая к лесу, где горы сдвинулись и где неприятель густо бежал, встречены мы были сильными залпами с ружей, где один наш полковой командир Познев (Паздеев?) убит и много казаков его полка убито и ранено. Подо мной конь столь сильно в шею ранен был, что через полчаса не мог уже сойти с места. Наша пехота, казалось, и на сажень от казаков не отставала; неприятель сквозь лес, по узкой дороге, неоглядкою бежал, а пехота наша гналась и, догоняя толпы, брала в плен.
Я, полагая, что в толь тесном месте, где три человека пешие едва рядом могут проходить, невозможно казаками неприятеля преследовать, остановил оных; но Розенберг приказал мне гнаться за оными. Собрав наскоро до 300, с офицерами, приказал я полковнику Грекову - преследовать неприятеля далее; а остальным полкам собраться и ожидать повеления. Сам, видя, что за большими густыми ветьми, казаки принуждены лежа напереди седла ехать, поскакал с 4-мя или 5-ю казаками вперед, за Грековым, осмотреть местоположение. Проехав с полверсты, увидел, что ручей столь глубоко по узкому провалу течет, что воды не видно, а только сильное слышно журчание, и где непременно за крутостию горы надо переходить по мосту на другую сторону провала. Мост в ретираде, французы, вынув целое звено досок, испортили. Полковник Греков, по храбрости своей, не останавливался у сего, но, положа две доски, с большою опасностию перевел и людей и лошадей, и пустился, до меня еще, вперед.
Ужасаясь его положению, чтобы не погубить весь полк, решаюсь догнать и поворотить его; перехожу сам мост, перевожу кое-как и лошадь свою и, пройдя несколько шагов, вижу двух пеших солдат, несущих превеликую ковригу сыра, а третьего с удивлением глядящего на вершину горы, который на вопрос мой - что его удивляет? - показывает на большую толпу вооруженных французов, стоящих над головами нашими, высоко, на малой отлогости горы, мимо которых Греков проскакал под верными выстрелами. Послал к задним сказать, чтобы не входили в лес, но не знал, как воротить Грекова, дабы торопливостию не окуражить французов, тогда, наверное, казаки будут все побиты".

"В эту минуту является ко мне австрийской службы офицер, ехавший за нами из любопытства, а также скоро подъехал нашей службы офицер от егерей, которые оба говорили по-французски. Воспользовавшись сим, послал я обоих по двум малым стешкам с тем, чтобы они платками дали французам разуметь, что они парламентеры; а когда допущены будут, то предложили бы сдаться военнопленными без малейшей отсрочки времени, и что, в противном случае, атакую их и побью. Скоро посланные мои воротились, сказав, что генерал сдается безусловно. Сей генерал, которого фамилию забыл, вслед за ними явился, которого просил я, с учти-востию, чтобы войско его, проходя мимо меня, в порядке, клало бы свое оружие, а его превосходительство оставался бы при мне, - что все с большою тихостию и было исполнено.
Пропустя пленных, возвратил я шпагу генералу и при офицере просил явиться к генералу Розенбергу, что и офицеру нашему приказал. Через минуту после сего прискакал ко мне полковник Греков и все казаки скакали во все ноги за ним. Греков, проехав узкие места, встрелся на обширной долине со свежими, сильными неприятельскими войсками, которые хотели атаковать его и могли бы отрезать, тогда он принужден бы был сдаться; но он, не подвергая себя и казаков таковой опасности, ретировался по-казачьему - во все ноги".

"Я приказал казакам поспешно переходить через опасный мост и далее ретироваться. Полковник Греков прицелил взятую у французов пушку и распорядил так, чтобы несколькими выстрелами нанесть большой французам вред, которые и не замедлили явиться пред нами. Я же хлопотал, дабы узкое место наши скорей прошли, ибо не можно было иначе отступить, как один за другим. В минуту, когда я наиболее был занят, раздается близ меня ужасный звук и треск, так что столкнуло духом сажени на две меня с места; а когда я остановился, увидел, что полковник Греков кружился как куб, недалеко от меня, и что несколько казаков опаленных лежало на земле, но, к счастию, все оставались живы. Сие случилось оттого, что полковник Греков приказал разбросанные заряды снесть в одно место и положили близ и впереди пушки, которые при первом выпале взорвало. Полагать надо, что французам досталось еще хуже, и они в беспорядке отступили. Мне донесли, что первую пушку не могут протянуть через лес; почему приказал я сию бросить в речной провал, а с остальными поспешил к корпусу. Французы не смели преследовать нас, и мы благополучно возвратились".

------------------------------------

Все войска нашего корпуса расположились пред с. Муттенталь (Mutten-Tal). В первой линии стали полки Ребиндера и Кашкина, за ними вторая линия. Впереди всех, к лицу врага, стали охотники, человек до трехсот, и рота егерей, полка Кашкина; передовые были под началом майора Ивана Васильевича Сабанеева. Неприятельские посты были от нас верстах в двух.
Наши вьюки с патронами и с насущным запасом сухарей (крошечным запасом!) все почти прибыли ввечеру, — и нам роздали сухари и патроны; а вьюки, под нами бывшие, приготовили для пособия легко раненым.
...
Смерклось, и густой туман пал на горы, на долы. Явились казаки конные; они заняли в рассыпную места наши, а мы несколько пооттянули назад, [223] собраны были в колонну, рассчитаны, и целую ночь провели без сна и без огней.
...
Часу в первом или во втором пополудни мы увидали у французов движение. Стрелки их шибко неслись к нам, а за ними следовали густые колонны. — Мы стали во фронт колонною, и Ив. В. Сабанеев, подошедши к нам, начал говорить: «время настало, братцы, поработать по-русски, по-суворовски. Помолимся же Господу Богу милосердому о победе над врагом, и, благословясь, встретим врага молодецки. На колена!» — И мы все упали на колена, и молились Господу Богу русскому. Когда мы окончили молитву, неприятель был уже от нас выстрела на [228] два. —«С Богом, ребята! Четыре взвода вперед! ступай, ступай!»,
и вмиг места были заняты в рассыпные две линии. — Стрелков французских было более втрое против нас, и пули их стали носиться между нас, как овода в летнюю пору. Охотники выжидали, и подпустив врага шагов на полтораста, удвоив цепь, пустили губительный свой огонь. Ни одна пуля их не пошла на ветер: цепь врага видимо обредела; она приостановилась.
Но к ним принеслась вторая их линия с резервами, и цепь их сделалась густою, почти неразрывною линиею. Шибко, бодро она двинулась на нас, производя пальбу; пули их летали уже теперь на нас точно как пчелы на мед. Прицельный батальный огонь нашей линии вырывал из густых рядов врага ежесекундно десятками, и Иван Васильевич, заметив, что стрелки врага довольно далеко отделились от своих колонн, двинул в цепь остальные два взвода охотников, и сблизив роту егерей, приказал ударить в барабаны первое колено егерского похода. — С первым звуком этого желанного боя, охотники кинулись на врага, и закипела штыковая, молодецкая, русская работа; минуты чрез четыре французики опрометью неслись уже назад, и целые ряды их лежали упокоенными.
Отмарш [229] и после перекат барабанов дал знать нашим, что должно оттягивать назад. Наши неохотно стали пятиться, но повторение боя отмарш заставило ускорить шаг.
Мы оттягивали шибко, а французы шли твердыми шагами, с боем в барабаны и с музыкою, двигая вперед пушки, и начади подчивать нас картечью. Так шли мы, отстреливаясь, к линии нашей, и перед нею приняли, рота егерей направо, а мы стали несколько впереди оконечности левого фланга полка Ребиндера.
Колонны французов сунулись на линии, и их обдали жаром пуль и картечи; они развили фронт, и ружейный и пушечный непрерывный огонь залился, как мелкая дробь барабанного боя. — Раз шесть наша линия бросалась на врага в штыки и опрокидывала его; но его было слишком много, слишком вдвое более, чем нас. Нас было в деле лишь два полка; вторая линия наша стояла сзади и не двигалась к нам на помощь. Драка длилась уже часа два, и нам приходилось невмоготу. (3)
— Употребив последние свои усилия, по приказанию М. В. Ребиндера. линия наша еще раз ударила в штыки, и опрокинув врага, погнала; но вдруг из-за большого каменного строения показалась сильная (тысяч из трех) колонна французов и, развившись на бегу густым фронтом, бросилась на нас как бешеная. — Егерский полк Кашкина и полк Ребиндера поколебались, и стали уступать. Сабанеев с охотниками принужден был податься назад; неприятель осыпал нас повсюду! — Очистив штыками кругом [230] себя в самой скорости, охотники построились в треугольную колонну, и, двинувшись несколько вперед, начали лить беглый огонь во фланги многочисленного врага; а он все двигался упорно вперед, производя сильную пальбу; перебил Ребиндера полка всех артиллеристов, и взял одно наше горное орудие, двинутое артиллерии поручиком Баннером слишком далеко вперед, при последнем натиске на врага.
— Старец-богатырь Ребиндер, с линиею своих двух полков, теснимых сильно, успел в самой скорости, во время кровавого боя, собраться в колонну, и сказал: «дети! у нас отняли пушку: вперед!» С этим словом все кинулось на врага со штыками; густой фронт его был пробит и опрокинут; отбитое орудие взято назад, и отнята у врага большая гаубица, сыпавшая на наших картечь. — В то же самое время, как только Ребиндер ударил на врага, — Милорадович с богатырским полком своего имени и с двумя другими полками (имен их не упомню), вырвавшись из второй линии, быстро, бегом бросился вперед.
В мгновение враг на всех пунктах был опрокинут, бит пулями и штыками насмерть, и преследован по пути к Швицу более пяти верст. Тут доброконные донские казаки оказали чудеса: они врезывались в средину врага, кололи и рассеивали его. Словом: проводы ему были знатные! Место побоища и путь врага усеян был его убитыми и ранеными. Неприятель бежал быстро; преследовать его далее Михаил Андреевич Милорадович не приказал; стало вечереть. [231]
Слава Богу! победа была наша.


Вот она - Мутенская долина с белым монастырем св.Иосифа. Такой ее увидели солдаты при спуске с перевала Кинциг-кульм...

Из сообщества "Швейцария 220 лет спустя"

Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк".
https://vk.com/rus.inger
https://vk.com/reg.inger
https://rus-inger.livejournal.com/
https://www.facebook.com/inger.rus/
https://www.facebook.com/groups/165355287352671
https://rus-inger.bitrix24.site/ (сайт в разработке)
https://www.instagram.com/rus.inger/
Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, реконструкторы
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments