el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ИМПЕРИИ: СУЭЦКИЙ КРИЗИС 1956 г



Проблема Суэцкого канала к середине 1950-х гг.
Наследники Рузвельта особыми талантами не отличались. Ограниченный администратор Трумэн и сменивший его генерал Эйзенхауэр, имевший в военной карьере поровну поражений и побед, добытых благодаря подавляющему превосходству, имели общую черту характера. Оба в политической практике склонялись более к реакциям, чем к акциям. Они не разглядели того, что создал предшественник. Вторая мировая война разрушила империи Англии и Франции. В 1945 г. их форма еще сохранялась, по уже в качестве мыльного пузыря. Стоило дунуть, и «мировой прилавок» переходил в безраздельную собственность США. Рузвельт хотел этого и он этого добился, по наследники не увидели, что мир открыт для американской экспансии, или, если угодно, развития с перспективой неуклонного роста па сто ближайших лет.

Вместо того чтобы проткнуть прозрачную оболочку пузырей, преемники обратили взгляд на появившуюся в темпом углу ринга фигуру нового партнера. Да простит меня родная страна, но это действительно было так. Наш боксер покачивался от усталости, накопившейся за 1941–1945 гг., и стоял так, что помешать экспансии океанской цивилизации, а тем более начать свою с темпом, превосходящим американский, был не в состоянии. Советские идеи, предлагаемые на экспорт, были красивы, по миром воспринимались как журавль в небе, в сравнении с синицей в руках, которую сулили американцы. Их товары проникнув на колониальные рынки, могли обеспечить небольшой, но быстрый прирост жизненного уровня. А советская идея требовала для воплощения времени и труда. Самый элементарный исторический опыт должен был показать эстафете хозяев Белого дома, что между идеей и полным желудком люди обычно выбирают второе. И, значит, Америка победит без боя. Но, чтобы не бояться чужих мыслей, надо иметь хоть какие-то свои, а их не было.

Взгляд американского тяжеловеса с безыдейной головой обратился на только переводящего дух идейного партнера, вес которого относился к суперлегкому. Вместо того чтобы собирать бесхозные сокровища, янки затеяли драку с прохожим, увидевшим самоцветы на мостовой и попытавшимся поднять пару камней. Легковес оказался выносливым, драка затягивалась, а россыпь каменьев под покровом тонкой мыльной пленки так и лежала на асфальте.

Парадокс, но империи, которым Рузвельт подписал смертный приговор, выжили. Идя вразрез прежней политике, новые хозяева Вашингтона даже сделали их союзниками. Вместо того чтобы раз и навсегда пригвоздить приговоренных посредством экономического закабаления, предложенного соратником Рузвельта — Маршаллом, их отпустили на волю. Европейцы, умело сыграв на конъюнктуре «холодной войны», вместо данников стали партнерами. В середине 50-х англичане и французы ожили настолько, что занялись укреплением оболочки оставшегося объема пузырей, создавая новые ребра жесткости. За неимением лучшего остатки империй защищались с помощью оружия.

Идеи рыночного либерализма, брошенные в мир Рузвельтом, проросли. Колониальные народы более не желали экономической сатрапии метрополий, и сами начали крушить империи. Самое странное, что при Трумэне янки бросились помогать сохранению пузырей, неся идеологические и финансовые потери. Отрезвление пришло лишь после Кореи, да и то не сразу и не ко всем. А до конфликта на полуострове американцы пособляли французам в попытке «припугнуть» Индокитай, закрывали глаза на создание английской эрзац-системы неоимперии в виде Британского содружества наций, и все это лишь для того, чтобы в Европе американские партнеры смотрелись повнушительнее. Вышло все с точностью до наоборот. Втянутые в мировые игры западноевропейские сателлиты США тратили мощь за тысячи километров от Старого Света, решая свои проблемки, предоставляя американцам защищать родной континент от ими же придуманной опасности с Востока.

Суэцкий канал. Он существует на территории Египта больше 130 лет, соединяя Средиземное и Красное море и позволяя кратчайшим путем попасть из Индийского в Атлантический океан. Канал строился акционерами — Египтом и Францией вместе. Его открыли в 1849 г.; потом египетские акции скупила Британия. Во время мировых войн судоходство по каналу регулировали англичане, но между Британией и Египтом был подписан договор, по которому англичане обязывались вывести свои войска через 20 лет. И этот срок подошел.

Роль канала для старых империй. В середине 50-х в организмах традиционных империй — Франции и Британии — еще теплилась жизнь. Работали важнейшие артерии, обеспечивающие их существование. Главной среди них по праву считалась аорта Суэцкого канала. Именно ее пульсация гарантировала возможности англичан и французов решать свои проблемы в регионах, лежавших, по меткому выражению Редьярда Киплинга, «к востоку от Суэца». Контроль над струящимся сквозь египетские, пески каналом гарантировал быстрый подвоз индустриальной крови — нефти — для Великобритании и Франции. Вдобавок обе нации собирали мзду с остальных пользователей, включая и американцев, ибо акции канала делились поровну между Парижем и Лондоном. В обеих столицах оправданно полагали, что пока канал под контролем, еще не все потеряно.

Ситуацию невольно осложнили сами англичане. Еще при жизни Рузвельта у мореплавателей истек срок мандатного пребывания в роли колониальных владельцев Ближнего Востока. И хотя шла Вторая мировая воина, из Вашингтона союзника попросили не задерживаться. Обиженные англичане стали собираться, но при этом организовали отход таким образом, чтобы за ними остались проблемы, исключающие возможность эксплуатации региона новыми хозяевами. Пакостили англичане мастерски и, когда в 1948 г. их последние солдаты взошли на корабли, за их спинами уже разгоралась война, тлеющая до наших дней без малейшей надежды на конец этого процесса.

Переворот Насера. Арабо-израильский конфликта 1948–1949 гг. косвенно ударил по его организаторам. Проиграв первую войну против Израиля, арабская коалиция озадачилась поиском причин поражения. Особенно остро поиск виноватых протекал в Египте. Ответ нашла группа армейских офицеров среднего звена, которая сочла главным виновником расстройства арабских планов короля Фарука. В 1952 г. заговорщики осуществили переворот и отправили неудачливого венценосца на заслуженный отдых в Италию. Страну возглавил лидер путчистов Гамаль Абдель Насер. Египет ждали серьезные перемены. Глава национального правительства принялся осовременивать свою страну. Но модернизация стоила денег, а оставившие свою экс-колонию англичане позаботились, чтобы египетские доходы поступали, в основном, в Лондон.

Первые шаги Насера. Насер мечтал не о мире, а о реванше за поражение в войне 1948–1949 гг. Победа сделала бы его признанным лидером всех арабов.

Насер понимал, что независимость начинается с возможности самим лить сталь и производить машины. Создание промышленности настоятельно требовало финансов и энергетической базы. Электричество он решил добывать самым дешевым способом, заставив нильскую воду крутить турбины ГЭС, намеченной к постройке близ Асуана. Для этой цели попросили взаймы у Международного банка реконструкции и развития. Банком, как теперь, управляли американцы, и оставшиеся с рузвельтовских времен чиновники кредит выделили, но под обычный плохо переносимый слабыми экономиками процент. Для погашения задолженности Египту потребовалось перезаложить все, что было, что угрожало новым, на этот раз экономическим, ярмом. Насер предпочел пойти другим путем. Он начал выживать англичан из зоны канала, желая в перспективе вернуть его в собственность Египта.

Насер находит новых союзников. В 1954 г. англичан заставили подписать новый договор по Суэцкому вопросу, подразумевавший, в частности, устранение английского гарнизона канала. В начале 1956 г. последние «томми» отплыли восвояси. («Томми» — обиходное прозвище английских солдат) В Лондоне негодовали, но договор пришлось выполнять. Старший партнер за океаном, видимо, решил сам занять место египетского покровителя, потому американцы без сожаления наблюдали, как выгоняют англичан. Но Насер приготовил сюрприз и для Вашингтона, заявив, что Египет не будет вступать в союзы с империалистическими государствами, а будет проводить самостоятельный курс, сулящий наибольшие выгоды.

За такой щелчок по носу американцы при всемерной поддержке англичан решили наказать строптивца. Реконструкционному банку было велено отказать египтянам в новых займах на строительство гидроузла в Асуане. Однако ожидаемого эффекта сей шаг не возымел. У Насера были подготовлены резервные пути. Некоторой время назад, ожидая сложностей с англичанами, он начал искать источники закупок оружия для уверенной гарантии суверенитета страны. Главной вехой стал налаженный контакт с югославским руководителем Тито. В ту пору отношения Югославии и СССР переживали послесталинский ренессанс. Никита Хрущев решил восстановить контакты с вождем региональной державы на Балканах. Во время одной из встреч Тито порекомендовал Москве присмотреться к Насеру и помочь последнему, если есть желания и средства. Средства были, и Н.С. Хрущев предложил египтянам обратиться в Прагу, куда было поставлено все необходимое: танки, самолеты, пушки.

Декрет о национализации канала. Налаженный контакт пригодился в 1956 г., когда Насер попросил у Советского Союза помощи в постройке замороженной ГЭС. Ответ был положительным. В Каире воспряли духом. Независимость от Запада, выполнявшая роль путеводной звезды офицерской хунты, приблизилась как никогда. 26 июля 1956 г. в своем публичном выступлении Насер заявил о намерении национализировать канал, обратив его доходы на пользу стране. В тот же день был готов правительственный декрет соответствующего содержания. Зарубежных держателей акций попросили не беспокоиться. Несмотря на ожидаемость данного события, мир пережил шок. Еще никогда объекты такого значения не попадали в руки региональных держав. И никогда англичане и французы не платили за грузовой транзит по каналу и не спрашивали чужого разрешения на отправку своих войск в Сингапур или Гонконг. Но главное — в руках Насера оказалась нефтяная удавка для индустрии западного полушария, поскольку при желании он мог отправить танкеры вокруг мыса Доброй Надежды, втрое удлинив их маршрут и сделав цену нефти неприемлемо высокой. Вдобавок египтяне заявили, что ориентируются па Москву, что послужило для Запада дополнительным раздражающим фактором.

Нарастание Суэцкого конфликта. Великобритания и Франция, которым принадлежали акции канала, отказались признать национализацию. В августе в Лондоне состоялась международная конференция по Суэцкому каналу. 18 из 28 стран, участвовавших в конференции, поддержали предложение США о передаче канала под международную юрисдикцию. Однако Египет, опираясь на безоговорочную поддержку СССР, отверг это решение. Конференция закончилась безрезультатно.

Великобритания и Франция настаивали на возвращении канала, угрожая применением силы. США рассчитывали потеснить па Ближнем Востоке своих союзников по НАТО и укрепить свои позиции среди развивающихся стран. Поэтому они решительно возражали против использования военных мер.

Силы и возможности конфликтующих сторон. Kонфликт заваривался грандиозный. Решать проблему следовало быстро, пока существующее положение не приняло форм устоявшегося, пока к нему не привыкли в мире, пока Египет не набрался сил. Наиболее быстрый способ, как известно, связан с применением силы. Любой компромисс требует согласований и выяснения взаимопретензий, а военная акция может быть стремительной, конечно, в случае, если к ней готовы. Но обе империи — и Британия, и Франция — находились в глубоком упадке, не имея сил самостоятельно и быстро справиться с возникшими трудностями путем военного вмешательства. Египет имел вооруженные силы, достаточные, во всяком случае на бумаге, для противодействия вторжению.

Французская армия в ту пору увязла в боевых действиях против алжирских повстанцев-антиколониалистов. Париж со стыдом позаимствовал для этой цели даже часть войск, ранее задействованных в структуре НАТО. И резервов для операции против Египта имел меньше, чем требовалось по самым оптимистичным прогнозам. Французский флот представлял собой «сборную солянку» старых кораблей, переживших войну и тех, что были щедро подарены янки. Естественно, дарили ненужные излишки, особой ценности не имевшие.

Алжир был одним из первых владений Франции в Африке. Там проживало очень много французов. Алжирцы надеялись на свободу после окончания Второй мировой войны, но не получили независимости. Тогда в 1954 г. они начали партизанскую войну, о которой и идет речь. Война в Алжира длилась до 1962 г.

У англичан дела обстояли не лучше. Страна проводила ревизию вооруженных сил, отдавая приоритет ядерному оружию и средствам его доставки. Обычные вооружения сокращались. Несколько дивизий стояли на Рейне, в Германии, еще войск хватало на содержание гарнизонов на Кипре, в Гонконге и Малайе. На островах Альбиона оставались «гвардейцы в меховых шапках», военные школы и несколько бригад сокращенного состава. Прочая мощь заключалась в складах старой техники военных времен. Флот «владычицы морей» тоже реформировали, и кораблей хватало, но они в основном стояли на консервации. Мобильное ядро флота имело минимальный корабельный состав.

Интересы Англии и Франции. Тем не менее премьер-министр Англии Энтони Идеи и председатель правительства Франции Ги Молле решили действовать. Англичане хотели разблокировать кратчайшую дорогу к осколкам империи, исключить нефтяной дефицит и вернуть доходы от суэцких акций. У французов был дополнительный расчет. Они не без оснований полагали, что Каир помогает алжирцам в их борьбе с французской армией, и считали возможным разом убить и этого зайца, лишив Фронт Национального Освобождения Алжира помощи из-за рубежа.

Израиль как новый союзник. Вывод о необходимости сформировать заинтересованную коалицию возник сам собой. Объединенных сил должно было хватить для десанта с целью захвата канала и окрестностей. Ги Молле сразу предложил расширить коалицию. У Парижа были отлаженные партнерские связи с Тель-Авивом. Франция поставляла израильтянам оружие и боевую технику. Контакты между военным двух стран были достаточно тесными. Ги Молле не сомневался, что Израиль сделает все возможное, чтобы без риска нанести удар, ослабляющий Египет, лидера арабской коалиции. Существовал даже формальный повод, уберегающий израильтян от санкций ООН и обвинения в агрессии. Еще в 1951 г. Египет в рамках общеарабских мероприятий, нацеленным против Израиля, запретил проход его кораблей через канал. Объединенные Нации ответили резолюцией, требующей не препятствовать судоходству, но и Фарук, и Насер ее игнорировали. Так что выход ЦАХАЛа (израильской армии) к каналу мог быть представлен как акция во исполнение воли ООН.

В начале августа 1956 г. Израиль дал согласие не просто участвовать в коалиции, но начать боевые действия первым, сковав на Синайском полуострове основную группировку египтян. Из этих соображений исходил в своей работе созданный 8 августа объединенный штаб в Лондоне. Времени на планирование операции было «хоть отбавляй», поскольку в начале следовало отмобилизовать достаточные для нее силы, что автоматически отодвигало вторжение до осени.

21. Военные силы Франции, Англии и Израиля
Состояние ВВС. Лучшими машинами англичан и французов были битые в Корее самолеты F-80 американской разработки и еще менее сопоставимые с МиГами «Мистэры» и «Вампиры» национального производства. Авиация Израиля была хуже. Для успокоения в штабе объединенных сил решили считать, что египтяне не успеют облетать новые истребители и научиться их грамотно использовать. Другой проблемой было отсутствие перевалочной базы для вторжения. На британской Мальта не было подходящих аэродромов, и порт не мог вместить значительной эскадры и еще большего числа транспортных судов с десантом.

На Кипре все необходимое имелось, но от его использования в качестве основного перевалочного пункта пришлось отказаться. Остров находился в районе, который доставали самолеты с аэродромов Сирии, имевшей тесный союз с Египтом. Не исключалось, что сирийские ВВС могут нанести чувствительный урон силам, действующим с Кипра. Поневоле пришлось признать, что авиации, прикрывающей десант, придется действовать с авианосцев. Началась экстренная расконсервация английских кораблей данного класса.

За неимением другой возможности флот вторжения должен был действовать без перевалки, заняв позицию ожидания в открытом море. В рамках подготовительных мероприятий французы передавали Израилю большое количество боевой техники, в первую очередь самолетов, в этом случае появилась надежда, что Хель Хаавир (ВВС Израиля) сумеют подавить египетскую авиацию.

Вертолеты как военная новинка. Решились союзники на применение новинки — вертолетов. Винтокрылые машины довольно широко применялись в Корее, но в основном в качестве спасательных или вспомогательных средств, обслуживающих и снабжающих изолированные воинские части. Теперь вертолетами, удобными из-за способности взлетать и садиться на ограниченные площадки, решили пополнить авиагруппы авианосцев. Им предстояло обеспечить доставку в непосредственный тыл египетских войск у канала тактических десантов. Выгода была в том, что такие группы могли состоять из бойцов, не имеющих парашютной подготовки, которые высаживались посадочным способом вне подготовленных площадок. Считалось, что появление многочисленных групп «командос» рядом с боевыми порядками египтян парализует их оборонительные усилия. Такой метод, применяемый впервые, назвали «вертикальным охватом» в десантной операции.

Численность войск и техника. Потраченное на сбор сил и средств время ушло не зря. Тройственная коалиция сконцентрировала в Восточном Средиземноморье весьма значительную группировку. Кстати, коалиция была именно троичной, несмотря па то, что впоследствии Израиль старался отмежеваться от роли соучастника в агрессии, ссылаясь на то, что проводил самостоятельную операцию. Объединенный штаб сумел привлечь к участию в десанте 45 тысяч англичан и 20 тысяч французов. На берег предстояло выгрузить свыше 400 танков, 520 полевых орудий и массу другой техники. Амфибийные силы помимо 60 войсковых транспортов включали десятки десантных барж, плашкоутов и прочих средств доставим войск с кораблей на берег.

Прикрывать десантников должен был флот из 5 авианосцев и одного носителя вертолетов, 3 крейсеров, 13 эсминцев и даже б подводных лодок, включенных в состав группировки для невыясненных целей. Всего в Восточной части Средиземного моря к ноябрю 1956 г. было сосредоточено свыше 130 кораблей союзников.

На аэродромах Кипра и Мальты базировалось более 300 самолетов. На авианосцах — еще 280. Этих сил должно было хватить для претворения любых задач, могущих возникнуть в ходе десантной операции.

«Кадеш». Но этим антиегипетский контингент не исчерпывался. ЦАХАЛ выделил для вторжения на Синай и выхода к Суэцкому каналу 10 бригад, численностью более чем в 100 тысяч человек, 200 танков, 600 с небольшим артсистем и почти всю авиацию, имевшую 180 современных самолетов. «Самостоятельная» операция израильтян получило кодовое имя «Кадеш» («Очищение»). В ее ходе следовало сломить сопротивление главных сил египтян на Синае и в течение семи суток продвинуться в район канала.

В успехе этого плана крылась дипломатическая изюминка коалиционного проекта. Боевые действия в районе инженерной системы судоходного канала могли привести к его повреждению и выходу из строя. Это давало англо-французам повод вмешаться в конфликт ради спасения объекта, имеющего непреложное значение для мировой торговли и судоходства.

Позиция Вашингтона. Пропагандистское обеспечение операции имело особый смысл. В Париже и Лондоне существовала твердая уверенность в негативной реакции СССР, но не было четкого мнения относительно позиции «американского патрона». Вашингтон вел собственную сложную игру, просчитать исход которой в европейских столицах не брались. Потому повод к вторжению не должен был вызывать ни малейшего сомнения в его обоснованности. Решимость союзников базировалась на оценке двух реалий 1956 г. Во-первых, на советских проблемах в Венгрии, где протекал острейший кризис Восточного блока. Это позволяло надеяться, что Кремль не сумеет переориентироваться на разрешение второго конфликта и ограничится общими декларациями неприятия действий англо-французов в Египте.

Во-вторых, молчание Вашингтона, ограничившегося, по сути, призывом от 2 августа к созыву международной конференции по вопросу свободы судоходства по каналу, вселяло уверенность в американском сочувствии. Во всяком случае, госсекретарь США выступил солидарно с парижскими и лондонскими коллегами, обозначив неприятие решения Насера о национализации объекта, названного в трехстороннем коммюнике «международным институтом». О том, что союзники оттягивали войск из Европы и перемещали их на восток Средиземного моря, американцы не знать не могли. Но не реагировали, и в объединенном штабе сочли, что янки молчат ради соблюдения имиджа поборников свободы, но не будут возражать, если грязная работа по спасению Египта от «красных» будет сделана чужими руками. Следовало взять канал, устранить Насера, а затем собирать международный саммит. По стародавним временам союзные лидеры помнили, что лучшим доводом на любых переговорах о будущем являются солдаты, де-факто находящиеся в спорной точке.

В том, что их удастся туда поместить, коалиция почти не сомневалась.

22. Вооруженные силы Египта
Разнородность египетских вооружений. Вооруженные силы Египта переживали рискованную стадию бурного строительства. Формально они были большими, под ружьем находилось более 300 тысяч человек. Однако 2/3 этого количества составляли солдаты из полувоенных организаций, не имеющих нормальной подготовки и вооружения для современных боевых действий. Регулярных войск было лишь чуть более 100 тысяч. Боевой техники хватало, но она относилась к различным типам, что затрудняло ее использование, оснащение и ремонт. Часть военного снаряжения оставили бывшие колонизаторы, часть досталась от Роммеля,(Роммель — германский фельдмаршал, посланный Гитлером в Северную Африку, разгромивший там англичан в 1942 г. и заставивший их отступить из Ливии в Египет) пройдя через руки англичан, не знавших, что делать с трофеями и, наконец, основная масса была получена с советских складов через чешских экспортеров.

Основу танкового парка составляли славные машины военных времен: Т-34 и истребительные самоходки СУ-100. Продали египтянам и непревзойденные по мощи тяжелые танки ИС. Однако освоение этих машин, существенно отличающихся от образцов, знакомых арабам, затянулось. На первый взгляд разница между «Валентином» из британского наследия и Т-34 едва различима. Те же рычаги у механика-водителя и похожие приборы наблюдения у командира, и мушка заряжается одинаково. Но при подробном изучении всплывает масса особенностей. Двигатель обслуживается по другому. К пушке надо привыкнуть, и другие мелочи раскрываются но прошествии времени. А его не было.

Оружие из СССР. Советские поставки начались в 1955 г. Оружия навезли много, на 250 миллионов долларов. Переучивалась вся армия, по переучиться не успела. Темпы овладения новой техникой на востоке свои и зависят от множества ментальных особенностей. Офицеры египетской армии относились к привилегированной касте. Такие руки маслом марать не будут. Объяснили бойцам теорию, и к 17.00 — по казино и клубам, поскольку рабочий день завершен. А сами солдаты разобраться в технике не могут из-за отсутствия элементарного умения читать и опыта обслуживания хоть каких механизмов. Конечно, ситуация утрирована, бывали исключения, но в целом очевидцы рисуют именно такую картину. В умелых руках 200 советских танков, 100 самоходок и 200 бронетранспортеров стали бы грозной силой, но где их взять, эти руки?!

Самолеты египтян. Похожее положение сложилось и в ВВС. Уходя, колонизаторы оставили почти сотню самолетов, включая вполне современные реактивные истребители «Вампир». Из Советского Союза поступило столько же «корейских героев» МиГ-15 и современнейших реактивных бомбардировщиков для действий в тактической зоне Ил-28. За летные кадры взялись всерьез, создав в Польше учебную базу для подготовки двух экипажей к каждому самолету и контингента обслуживающего персонала. Учили нормально, а значит — долго. Завершить курс к 1956 г. успели не полностью. Например, из 39 Ил-28, поставленных в Египет, экипажи были только для 12. Остальные самолеты стояли на аэродромах без надежды на взлет.

Египетский флот. У египтян был и флот из нескольких подаренных англичанами эсминцев и фрегатов, а также торпедных катеров. Но все корабли имели некомплект экипажей. Те, кого в команды все же зачислили, в большинстве понятия не имели, что и как на корабле работает. Вследствие чего корабли, по сути, стали крупноразмерными дорогими мишенями. Подводных лодок у Насера не было, и англо-французская корабельная группировка могла чувствовать себя в полной безопасности от внезапных ударов из-под воды.

Из описанного отнюдь не следует, что египтяне были не в состоянии воевать, используя сложную технику. Но для этого надо было учиться долго и старательно. Не случайно в XX в. часто стали поговаривать, что войны выигрывают школьные учителя. Причем учиться по-настоящему, на практике, уделяя внимание не покраске заборов, а обращению с оружием. Для этого любому народу требуется изрядный временной резерв, которого коалиция Египту не дала.

23. Кампания на Синае
Парашютные десанты Израиля. Вечером 29 октября Израиль был готов к осуществлению «Кадеш» и начал претворять план в жизнь. Руководители ЦАХАЛа были людьми с воображением, всякий раз выдумывая очередной сюрприз для противников из арабской коалиции. На этот раз соль операции заключалась в том, что ее начало нисколько не напоминало крупного наступления. Офицеры Насера, изучавшие опыт последних войн, были убеждены, что коль скоро и они, и противник имеют настоящие, должным образом оснащенные армии, то на этот раз все начнется по стандартной схеме. Артподготовка из сотен стволов, авианалет, затем — атака на позиции противника пехоты и танков. Но ничего, даже отдаленно похожего, не случилось. Вместо этого израильтяне, кстати, как обычно без объявления войны, потихоньку выбросили в тылы двух египетских дивизий па Синае парашютные десанты. Батальоны парашютистов в ночь с 29 на 30 октября без лишнего шума оседлали стратегические перевалы на важнейших коммуникациях врага. С первых часов войны египетские части перед израильским фронтом оказались отрезанными от главных сил в нильской дельте и от поставок со своих баз снабжения, причем, не подозревая об этом.

Бои за перевал Митла. Утром, когда парашютисты ЦАХАЛа прочно обосновались па позиции стратегического перевала Митла, израильские бригады пошли атаку. Первой на соединение со своими десантниками у Митлы затемно двинулась бригада нынешнего израильского премьера Шарона. Затем египетские силы прикрытия границы были сбиты со своих рубежей по всему фронту. Одна насеровская дивизия оказалась в «мешке». Особого простора для маневра Синай не дает, сколь бы хорошо не были оснащены армии XX в., все равно с дорог лучше не сходить, поскольку — пустыня. Действия египтян стали предсказуемыми, и отойти к своим им не дали. Вполне разумное стремление арабов разблокировать горные проходы осуществлялось явно недостаточными силами, и не удалось. А после подхода к Митле основных сил Шарона, деблокада перевала вовсе превратилась в утопию. Хотя израильская бригада была немало потрепана с неба египетскими ВВС, ее боевые возможности в целом сохранялись. Очевидно, египетские летчики по наземным целям действовали нормально, поскольку Шарон затребовал поддержку с воздуха, и получил ее. В небе над Митлой появились израильские «Мистэры» и «Ураганы» сделанные во Франции.

Наступление в центре. Особого успеха Хель Хаавир не добились, уяснив, что на французских машинах драться с «мигарями» нелегко, даже когда за штурвалами египтяне, но удары по шароновцам прекратились. К северо-западу вдоль границы на Синае события тоже развивались быстро. Наступление в центре началось днем 30 октября. Предстояло взять хорошо оборудованный укрепрайон вокруг населений Кусейма и Авейгила. Египтяне «уперлись», и 2 бригады израильтян забуксовали. Попытки взятия позиций лобовым ударом обошлись немалой кровью, которой ЦАХАЛ не любил. Дабы не терять темпа, вызвали подмогу. Танковая бригада под № 7 обошла египтян и ударила в тыл. Танкисты продемонстрировали высокий уровень мастерства, совершив мар через участки, считавшиеся непроходимыми.

В полном соответствии с военной мудростью гашековского солдата Швейка, египтяне решили, что «часть, ок руженная со всех сторон, неминуемо должна сдаться Так они и сделали. А 7-я бригада устремилась к лежащим в тылу противника авиабазам, о чем настойчиво просили летчики, не видевшие «полезных перспектив» в воздушном противоборстве с МиГами. Танкисты решили помочь. Однако египетское командование проникло в смысл вражеского замысла. Для парирования рывка 7-й бригады двинулась танковая дивизия Насера. Намечался встречный танковый бой, которого израильтяне побаивались. Проверять качество «русской брони» было рискованно, и египтян поймали на старой «французской ошибке».

Их дивизия шла через Синай днем при отличной погоде, как французы в мае 1940 г. А авиация арабов в то время действовала южнее у Митлы, небо над танковыми колоннами было соблазнительно чистым. Евреи восполнили этот пробел. Штурмовики Хель Хаавира сумели уничтожить 20–30 танков и бронетранспортеров, и еще несколько десятков повредить. Чинить и буксировать поврежденные или признанные таковыми танки египтяне не стали, а просто повернули на запад и быстро двинулись обратно к каналу, преследуемые уравнявшейся по численности 7-й бригадой. Так провалилась наиболее вероятная возможность отстоять Синай.

Дела в секторе Газа. На севере в секторе Газы и окрестностях дела обстояли не лучше. Деморализованные известием о повсеместном разгроме египетские командиры решили, пока не поздно, отступить к линии канала. Этим воспользовались танковая и пехотная бригады ЦАХАЛа, сбившие арьергарды противника с приморского шоссе и двинувшие по нему на запад. К утру 1 ноября фронт па полуострове развалился окончательно.

Итоги кампании на Синае. Дорога к исполнению «союзнического долга», заключавшегося в выходе к каналу, была для Израиля открыта. Обеспечение пропагандистского повода для вторжения аигло-французов состоялось. Выход ЦАХАЛа к судоходной артерии стал делом часов. До канала оставалось 20 км. Кампания на Синае имела следующие итоги. Для египтян — это около 3-х тысяч человек убитыми и ранеными. Израиль признал Утрату 1 тысячи человек, из которых 200 солдат и офицеров погибли. «Технические потери» были выше. Израильскими трофеями стали 27 танков Т-34, 6 СУ-100 и 107 единиц бронетехники западного производства. В целом Египет недосчитался 400 машин. В Тель-Авиве списали сотню средств механизации войск, считая и грузовики.

Израилю достались почти все средства артиллерийского усиления насеровской армии на Синае. И даже боевой корабль — египетский эсминец «Ибрагим Эль Аваль», отправленный на обстрел вражеского порта Хайфа, был перехвачен двумя аналогичными кораблями ВМС Израиля. Морской бой имел несколько комичный облик: Длительная огневая дуэль кораблей закончилась без попаданий. Но потом «Ибрагима» атаковали два штурмоввика. Получивший повреждения корабль сдался и был взят израильтянами в качестве приза.

«Синайский счет» в воздухе был так же неприятен для Египта. Арабы сбили 9 самолетов, евреи — 22. Впрочем, этот итог был закономерен, поскольку в воздух поднималось лишь 30 арабских истребителей, которые, несмотря на качественное превосходство, не могли рассчитывать на успех в боях с сотней вражеских самолетов. Илюшинские бомбардировщики попытались бомбить израильские аэродромы, но выбрали для этого ложную цель, нанеся удар по пустому месту. Впоследствии вылеты не повторялись. Потеря авиабаз на полуострове заставила передислоцировать авиацию на аэродромы в нильской дельте, где она и дождалась операции «Мушкетер».

24. Операция «Мушкетер»
Ультиматум 30 ноября. «Мушкетером» назвали англо-французский план агрессии на канале. Союзники торопились. Едва получив информацию о дебюте израильтян на Синае, еще не разобравшись в том, как пошли дела, заинтересованные европейцы приступили к выполнению плана. В 6 утра 30 ноября каирским властям был передан совместный англо-французский ультиматум, требующий отвода войск Израиля и Египта на 10 км в стороны от канала, берега которого подлежали оккупации контингентами союзников на период до определения дальнейшего статуса Суэцких сооружений.

С дипломатической точки зрения документ был нелепо состряпанной небылицей. Никаких израильских войск в тот момент у канала не было, а были только египетские в своем суверенном праве. Но ни Париж, ни Лондон юридические тонкости не взволновали, хотя должны были. Когда текст ультиматума был предоставлен послу США в Лондоне, тот точно охарактеризовал его термином «бред».

Реакция Насера. Англичанам бы испугаться, но не испугались, а дали Насеру половину суток на размышление. Характер египетского полковника был учтен точно. Принять условия, диктуемые извне, национальный лидер не мог, исходя из соображений как внутренней, так и внешней политики. Возврат колонизаторов был катастрофой для основ египетского режима и крушением претензий страны на лидерское место в арабском мире. Еще до истечения срока шокированный Гамаль Абдель ответил однозначным отказом. Он обратился за поддержкой к США, СССР и ООН. Он не мог предать идею, ради которой трудился всю жизнь и, отвергнув ультиматум, готовился к самому худшему. Вернее, готовился он как раз вяло и плохо. Например, невзирая на присутствие у египетского побережья флота вторжения с авианосцами, Насер не успел убрать авиацию с ближайших к противнику аэродромов, где она попала под удар союзных «коршунов» в первые часы вторжения....

Subscribe
promo el_tolstyh март 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments