el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

Иракское вторжение в Кувейт (1990 г.) и мировая реакция

«БУРЯ В ПУСТЫНЕ»

После войны с Ираном. Отдавать долги Ираку оказалось нечем.
Всего Ирак задолжал ближневосточным партнерам около 30 миллиардов долларов, из которых почти треть причиталась Кувейту, и несколько меньше — Саудовской Аравии. При этом оба княжества, сговорившись с Вашингтоном о «сбивании» цен на нефть. Увеличив добычу, крупнейшие продавцы добились ее падения до 7–8 долларов за баррель, при желательной для Организации стран-экспортеров в 18 долларов.

Интерес Ирака к Кувейту. Простейшая оценка обстановки диктовала решительный шаг в этом направлении, захват созданной англичанами «посреднической конторы» Кувейта. соображения делали воссоединение некогда «по живому» расчлененных государств чрезвычайно выгодным делом.

Кувейт был оптимальным партнером США. В стране было много нефти и относительно мало людей, что давало возможность дешево повысить уровень жизни в стране, продемонстрировав тем самым, какими благами могут пользоваться арабы, состоящие в числе американских друзей, и как неправы тегеранские революционеры, именующие Штаты «великим сатаной». С другой стороны, эта витрина американо-арабской идиллии была слишком слаба, чтобы иметь собственные амбиции, возлагая даже простую защиту своего суверенитета на «мировое сообщество», которым в конце 80-х в основном уже верховодила Америка. В обмен на гарантии своего существования, нефтяные князья легко соглашались снижать цены на свой базисный товар.

Это согласие имело архиважное значение. В 1990 г. для янки не было задачи важнее, чем сокрушение СССР - экономика последнего, посаженная не слишком дальновидными специалистами на «нефтяную иглу», проходила острейшую кризисную стадию. Дабы парализовать попытки СССР исправить дела за счет доходов от нефтеэкспорта, цены следовало держать низкими, лишая Советы стабилизирующих финансовых ресурсов.

Вооруженные силы Ирака по совокупности коэффициентов численности, оснащенности и управляемости оценивались как четверные сверху в мировой иерархии. Объективно после ирано-иракской междоусобицы они стали хуже, чем в начале 1980 г. Для восполнения потерь пришлось подкупить множество дешевой, но неважной техники китайского производства: танков Т-59, истребителей J-7 и так далее. При экстренных закупках советской техники тоже брали что подешевле, для массовости. Но все же армия Ирака была большой и боеспособной, имея самый современный боевой опыт двухлетней давности.

В полевых войсках и республиканской гвардии насчитывалось около миллиона бойцов, 5300 танков, десятки пусковых установок баллистических ракет оперативно-тактического назначения; реактивные системы залпового огня, около 4500 артсистем калибром более 100 мм В ВВС страны числились 600 боевых самолетов и несколько сотен вертолетов различного назначения. Гордостью иракской авиации считались советские истребители МиГ-29 четвертого поколения. ПВО Ирака оценивалась как достаточно современная. Имелся опыт ограниченного применения высокоточного оружия. Дополняли список запасы очень «серьезных» отравляющих веществ нервно-паралитического и иных типов поражения. Существовали недоказанные предположения о продолжении разработок ядерного оружия массового поражения (ОМП).

Хусейн полагал, что в США его режим по-прежнему оценивается как «важнейший партнер для сохранения регионального баланса». В этом убеждала вялая и неадекватная реакция США на происшествие с фрегатом «Старк» и ряд других политических казусов. Позиция СССР прогнозировалась как нейтральная, исходившая из оценки внутреннего положения и геополитических интересов. Прочие субъекты международных отношений Хусейна не волновали. Вооруженные силы Кувейта составляли не более сороковой части от иракского потенциала, что позволяло уверенно надеяться на молниеносность операции.

Ирак вторгается в Кувейт. Это произошло 2 августа 1990 г. Иракская армия буквально заполонила сопредельное государство. Армия в 130 тысяч штыков при 350 танках и нескольких десятках вертолетов фронтовой авиации в считанные часы сломила эпизодическое сопротивление противника. Через сутки было сформировано новое проиракское правительство Эль Кувейта под управлением полковника эмиратской армии Ала Хусейна Али, главной задачей которого стало официальное обращение в Багдад с просьбой о воссоединении двух государств. 8 августа просьба была удовлетворена. Последовало провозглашение «Великого Ирака».

Горькие плоды победы. Уже днем 2 августа Совет Безопасности ООН декларативно признал Ирак агрессором и потребовал восстановления статус-кво. Дальше началось самое худшее. Декларация № 660 дала госдепартаменту США и правительству Великобритании право на «замораживание» находившейся в банках этих стран основной доли финансовых активов Кувейта. Вследствие чего многомиллиардные трофеи, на которые уповал Хусейн, оказались недоступными.

Но и тогда в Багдаде надеялись, что конфискация эмиратских денег будет единственным недружественным шагом со стороны янки.

Ирак и интересы США. ситуация резко изменилась. Для американцев круг околонефтяных проблем имел ключевое значение. Диктат на Ближнем Востоке не позволял вернуться к эпохе дешевой нефти и обеспечить, во-первых, разгром СССР, а, во-вторых, базируясь на этом разгроме, перераспределить ресурсы планеты в духе Атлантической хартии, воздвигнув, наконец, здание «Американского мира».
В хусейновской голове не уложилось, что его страна теперь не более чем «камень посреди дороги» к светлой американской мечте о роли сборщика всемирной подати. Что «камень» пнут в сторону, да так, чтобы прочая щебенка с перепугу сама очистила от своего присутствия столбовой тракт великой демократии.

Былая слава СССР не позволяла даже предположить, что вторая сверхдержава покинет арену так быстро.

Роль информации. Последний расчет Багдада строился на обычных пост-вьетнамских опасениях американцев развязывать крупные конфликты. Однако ошибка произошла и в этом случае. Американцы не собирались действовать в одиночку. В их руках было оружие, по-страшиее водородной бомбы, — информационная монополия, позволившая во многом переложить собственные проблемы на чужие плечи и заставить огромный конгломерат государств взять на себя труд отстоять американские интересы. Пропагандистская лавина обрушилась на мир стремительно и повсеместно. Обычной, хотя всегда неэффективной контрпропаганды с Востока впервые в информационном пространстве не было. Мировоззрение человечества оказалось в руках американских средств массовой информации. Вся правда о Саддаме была вывернута наружу и опрокинута на головы и плечи людей, слабо искушенных в тонкостях методик завоевания инициативы в информационном пространстве войны.

Приоритеты были выделены умело, с высочайшим профессионализмом, благо, действительно было что выделять. Саддаму вспомнили газовые атаки на Иран и курдское население своей страны, на телеэкраны вернулись кадры двухлетней давности о прецедентах массовой резни и мятежных провинциях. Его обвиняли в репрессиях против инакомыслящих, в неслыханном обогащении за счет нищего народа, в непредсказуемости. Дьявол из Хусейна получался легко, поскольку часть подаваемой информации была истинно верной.

Лишь очень немногие в те дни вспоминали о том, что янки сами имеют «рыльце в пушку», что они в свой черед поливали Вьетнам дождями убивающего все живое «оранжевого агента», что до основания косили бомбами города, что вырезали поселения и так далее. За подробностями обстановки саддамовских дворцов не вспоминали, что по качеству жизни иракцы занимали не последнее место на арабском востоке, да и в мире. О приличной медицине, всеобщем образовании, о светской системе исламского государства, созданных в Ираке, речи не было.

Реакция советских газет. не звучала мысль о том, что США приложили немалые усилия, пестуя действительного «людоеда» Саддама, и что нынешнее демонстративное отвращение к нему есть не неприятие тоталитаризма вообще, а лишь той его разновидности, которая перестала на данном этапе устраивать США. Информационная «буря вокруг пустыни» возымела должный эффект. В день начала бомбежек советские газеты в непонятной эйфории вышли под заголовками «Багдад горел как Рождественская елка». В горящем городе гибнут люди и не все они Саддамы Хусейны. Многие просто по малолетству не успели оформиться в тоталитарных маньяков. Но об этом, захлебнувшись в информационных потоках, забыли даже нормальные, неглупые люди. Как не учитывали они того, что вместе с Багдадом горят 8 миллиардов долларов иракской задолженности Москве, что высокоточные ракеты бьют по танкам советского производства, сужая круг потенциальных потребителей этого ходового товара. Элементарная практическая сметка, и та была утеряна под воздействием умело преподанной логики бывшего, как тогда говорили, геополитического противника.

Отклик Европы. Они совершили ошибку похуже хусейновской, полагая, что защита европейских интересов — главная задача США. Примитивного вопроса — зачем они нужны США вне глобального противостояния — никто не задал.
В результате деньги, солдат и самолеты Джорджу Бушу-старшему предложили все, у кого они были.

«Щит в пустыне»: первый этап «Бури в пустыне»
Численность коалиции. Вторжение Ирака в Кувейт привело к созданию коалиции. Всего в нее записалось 34 державы. Кто — из-за нефти, кто — чтобы пококетничать с Вашингтоном, кто и но необходимости. Главную роль в грядущих сражениях отвели войскам США, Великобритании и Франции.

Американцев на берегах залива скопилось до 415-ти тысяч. Командовать МНС поручили, естественно, американскому генералу Норману Шварцкопфу, руководившему американскими силами в регионе с 1988 г.

В водах Красного моря и Персидского залива было сосредоточено 6 авианосцев, что в сумме давало более 500 самолетов и вертолетов различного назначения. Предположительно до 10 атомоходов с крылатыми ракетами (КР) на борту. Десятки боевых кораблей, имеющих такие же ракеты. Достоверно известно, что в арсенале флота имелись штатные ядерные головные части к ракетам «Томагавк» морского базирования.

Вооружения Ирака и соотношение сил. Боевая техника Ирака за редким исключением отвечала лишь требованиям, предъявляемым к оружейным системам 1970-х гг. Тогда как коалиция, особенно США и их европейские союзники, использовала боевые средства четвертого поколения, характерные для конца 80-х гг., когда произошел заметный технологический рывок, связанный с совершенствованием элементной базы. В результате реальное соотношение современной техники выглядело примерно так. В воздухе формально силы противников соотносились как 4:1 в пользу коалиции, фактически — 13:1, без изменения лидера. По боевым вертолетам, во многом определяющим успех сухопутных войск, фактически баланс определялся как 16:1. На «сухом пути» цифры так же были неутешительны для Ирака. Все усугублялось абсолютным превосходством союзников в средствах радиоэлектронной борьбы, разведки, управления и связи.

Последняя попытка договориться имела место 9 января 1991 г. на Женевской встрече главы внешнеполитического ведомства США Джорджа Бейкера с Тариком Азизом. Требования США были несколько более грубой редакцией резолюции Совбеза № 678, где в ультимативной форме от Ирака требовали убраться с оккупированной территории не позднее 15 января. Азиз отклонил ноту и отклонялся, сделав, вероятно, одну из решающих ошибок в истории цивилизации. Поскольку трудно даже представить себе, что могло произойти, если бы Кувейт был эвакуирован, и грандиозные подготовительные мероприятия оказались бесцельными. Но этого не случилось. Ночью 17 января начался второй этап операции МНС — «Буря в пустыне».

«Буря в пустыне»: второй этап
Начало. «Мать всех войн», названная в Ираке так с подачи Саддама, началась в 2 часа ночи. Началась, как обычно во второй половине XX в., с удара авиации. Только масштабы были иные. Возросшие способности разведки исключили необходимость поднимать для первого сокрушительного налета сотни самолетов. Хватало нескольких машин, отправленных для уничтожения ключевых элементов обороны. Высокоточные средства делали ненужными массирование авиации над целью, которая могла быть уничтожена считанными единицами боеприпасов.

С этой минуты иракцы не видели неба как единого целого, еще живые радиолокаторы ракетных батарей держали отдельные лоскутки неба. Теперь любая атака была неожиданной для ПВО обреченной страны. В принципе, обрывочные данные локальных радиолокаторов можно было увязать в некую общность, но с этой задачей могли справиться лишь суперкомпьютеры типа американского «Крея» или советских «Весна» и «Эльбрус», но таковых у Багдада не имелось.

Бомбардировка стратегических объектов. Спустя несколько минут в небесные прорехи устремились завывающие и рокочущие смертоносные тяжести. Ракетные крейсера и подлодки отстрелялись четырнадцатью ракетами «Томагавк». Первый залп предназначался для поражения мест производства и хранения химического оружия Ирака. Умные ракеты шли на цель, огибая детали рельефа на очень малой высоте. Местность была удобной. На ровной как стол поверхности маневрировать приходилось мало и вскоре системы наведения «Томагавков» опознали свои цели, набрали высоту и спикировали, неся смерть и разрушение стратегическим объектам. За первыми ракетами последовали еще 80, эти громили стационарные позиции средств ПВО, командные пункты и узлы связи. В цель попадали не все. В реальных условиях часть «Томагавков» промазала, оставив невредимыми намеченные цели.

«Хромые гоблины». Проектировщики оценивали вероятность попадания как 90 %, фактически получилось около 65 %. Но этого хватило. Оглохшие и ослепленные защитники иракского неба были бессильны помешать началу массированных действий врага. Чтобы усилить эффект был сделан следующий шаг. В район «крепости ПВО Багдад», ощегинившейся сотнями стволов зенитной артиллерии и десятками устремленных ввысь ракет, пробрались «Хромые гоблины». Истребители-бомбардировщики ВВС США F-117, построенные по технологии «стелс», не отражали радиоволн локаторов, нацеленных в их сторону.

Попадая на обшивку самолета, сигналы поглощались специальным покрытием и дробились о граненые поверхности обшивки. Отраженный сигнал выходил настолько слабым и искаженным, что его возврата локаторы не фиксировали. В ночном небе черный самолет визуально был незаметен. Летали «гоблины» неважно. Прихрамывала аэродинамика, разменянная на оригинальную; конструкцию корпуса, скорость оставляла желать лучшего. Чтобы просто удержать самолет в равновесии, требовалось, чтобы рулями и закрылками управлял не человек, а сверхбыстрый компьютер. Стоило такое удовольствие недешево, зато с высокой степенью уверенности обманывало подслеповатые по старости «глаза» иракских локаторов. «Гоблинам» поручили уничтожение системы управления государством и армией на высшем уровне. Все их успехи и неудачи американцами не афишировались, но, видимо, часть работы они выполнили.

Спустя час от начала операции в воздушное пространство несчастной страны набилось около 200 самолетов радиоэлектронного подавления. Их аппаратура забила эфир потоками волн, отражавшихся сплошной мутью на дисплеях уцелевших иракских РЛС.

Бомбежка аэродромов. Около 400 ударных самолетов прошлись над штабами, ракетными батареями, скоплениями войск. Особые группы самолетов бомбили аэродромы, разрушая бетонобойными боеприпасами взлетные полосы и толстые перекрытия ангаров. Иракская авиация была «дома», посылать советские самолеты в небо, где не приходилось ждать помощи от единой системы сканирования обстановки, было нецелесообразно. Сориентироваться самостоятельно в этом шквале чужой моши могли лишь единицы истребителей МиГ-29 и в некоторой степени МиГ-25 и МиГ-23, однако их было мало. Остальные советские машины, по концепции, в них заложенной, были старше противника лет на 20 и могли причинять врагу вред лишь при благоприятном стечении обстоятельств и четком наведении с земли, помышлять о котором не следовало. Зато американцы видели все. Несколько Е-3 АВАКС, держась далеко от противника, детально «чувствовали» иракское небо, координируя деятельность своих машин.
смесли наземные стартовые позиции — но не отыскали мобильные расчеты. Это был существенный промах.

эффект первого массированного удара был огромен. На земле царили ужас и смятение. Так наступило утро, не принесшее ничего хорошего. В 5.00 закончился первый налет, в 7.00 начался новый.

Воздушные бои следующего дня. Ирак поднял авиацию, лучшие машины были хорошо спрятаны и уцелели, теперь они стартовали с разбитых полос, чтобы не победить, но скорее избавить армию и народ от ощущения полной беспомощности. Тщетно, летчики не смогли найти целей, американские ударные самолеты, да и часть истребителей вовремя убрались из опасных районов и пошли на запасные цели. 50 иракских перехватчиков МиГ-29 и МиГ-25 напрасно жгли горючее. Бои носили спорадический характер, янки атаковали только отбившихся от стаи, имея количественное превосходство и отличную информацию о противнике.

Тройка F-15 ВВС США, приметив отставшую пару 29-х «мигарей», решила поупражняться, сблизилась и открыла огонь ракетами воздушного боя среднего радиуса Перед смертью иракцы успели опустошить свою ракетную подвеску. Ракетные рои рванулись навстречу друг другу. Иракцы, очевидно, уже погибли, когда один янки, тоже не ушел от ракеты. Счет воздушных боев был открыт с первой оценкой 2:1. Еще одна победа, точно, выпала МиГу-25. Всего иракцы отчитались о 14 уничтоженных врагах, но, скорее всего, это была неправда. Американцы тоже преувеличенно оценили свои успехи, «насбивав» свыше 20 виртуальных самолетов, что тоже было далеко от действительности.

Но победили точно американцы, в штабе иракских ВВС поняли: слепым в небе делать нечего. Вылеты и классические воздушные бои стали большой редкостью. Лишь иногда, когда в небе обнаруживался просвет, кто-либо из иракских «соколиков» рисковал попытать счастья, но такие случаи пересчитывались по пальцам.

Иракские ракеты. Кое-какие успехи все же был и и у Ирака. Мастерская «игра в прятки», начатая расчетами мобильных «скадов», означала, что у МНС начались неприятности. Не сумев перебить установки, американцы вынуждены были уповать на противоракетные возможности зенитно-ракетного комплекса «Патриот», которые доселе толком не проверялись. Хусейн начал прием экзамена с первого дня, у него было 36 «пускачей» на мощных автомобильных шасси и 500–800 ракет, Р-14 оперативно-тактического назначения, способной доставить обычную, специальную (ядерную) или химическую боеголовку весом в тонну, на 100 км, уложив ее в окружность с радиусом около полукилометра. По мере поступления на вооружение новых ракет Р-14 начали сбывать в Ирак Купив ракеты, багдадские специалисты решили расширить их потенциал в соответствии с местными потребностями. Хусейну очень хотелось иметь оружие, способное затащить взрывчатку пли контейнер с «Табуном», или, если случится раздобыть такое с ядерным зарядом, до Израиля. Штатной дальности в 300 км для этого не хватало.

Из Германии и Франции вызвали «научных специалистов», чтобы пособили с дальностью. Те взялись за дело всерьез. Вскорости «экс-скады» залетали на 600 и 800 км. Но какой ценой: европейские инженеры пошли путем наименьшего сопротивления. Они облегчили боевую часть ракеты, составляющую в модернизированном варианте всего 550 кило. Когда этой меры не хватило, перепроектировали топливные баки, облегчив и их, не обратив внимания, что в советском варианте баки придают ракете прочность. Систему наведения оставили прежней, но с массой дополнительного топлива, бултыхавшегося в емкостях; старый механизм не справился, и вероятное отклонение от цели возрастало до 2 км. Если боевая часть химическая или атомная, такой промах не страшен, но если обычная стрельба превращается в бессмыслицу. Но хуже оказалось другое. Выяснилось, что обновленный «Скад» тяготеет к саморазрушению. Корпус часто разваливался сам. В Ираке, не имея лучшего, приступили к обстрелу этими изделиями территории Израиля и Саудовской Аравии, стреляли ракетами только с обычной боевой частью.

Комплекс «Патриот». Тут и настали тяжелые времена для комплекса «Пэтриот». Когда его всучивали израильтянам как гарантию безопасности, естественно, расхваливали на все лады. Уж он и такой и сякой. Мол, видит он цели за 150 км, со 100 км начинает наведение и обстреливает сразу 9 целей, т. е. способен сорвать одной батареей массовую атаку. На бумаге все выглядело бесподобно, но на деле начали сказываться конструктивные недочеты. Время реакции, т. е. приведения в боевую готовность, оказалось выше проектного, система комплексного локатора оказалась не столь чувствительной, как обещали. Но главное, комплекс с трудом выполнял противоракетные функции, поскольку его готовили для боев с авиацией. Ракета считалась самонаводящейся. На деле самонаведение по ракете осуществлялось так. Старт «Скадов» фиксировался парой геостационарных спутников, подвешенных над заливом. Управлялись они из Австралии, куда и передавали информацию о ракетном пуске. Из австралийского ЦУПа сведения через Тихий океан летели в штат Колорадо, где находился американский штаб космической обороны. Там информацию осмысливал компьютер и выдавал прицельные характеристики на батареи «Пэтриот», развернутые на «земле обетованной»

Когда связь работала, а такое бывало, «Скады» перехватывались; когда нет — ракетам никто не мешал. А еще выяснилось, что ракета «Патриота» не всегда сближается со «Скалом» на достаточное расстояние, чтобы подрыв боезаряда приводил к разрушению иракской баллистической боеголовки. Вообще американцам очень помогли франко-германские реформаторы Р-14, ослабившие ее корпус, если бы не они, мощи «патриотического» заряда могло бы и не хватить. А так часть ракет рассыпалась сама но себе, Телевизор без конца демонстрировал съемки CNN, показывающие обломки покореженных «ракет советского производства», но ничего не сообщал о том, что 44 % покалеченных инженерами-новаторами «Скадов» долетели, куда их посылали. Стопроцентные гарантии «Патриотов» на деле оказались обычной рекламной ложью. Всего на Израиль упало 42 ракеты, а на Саудовскую Аравию — 45. И страшно подумать, что было бы, если Хусейн в очередной раз позволил себе вольную трактовку Женевских соглашений 1925 г.

К счастью, Саддам решил быть дисциплинированным диктатором и ничего, кроме обычной взрывчатки, в головных частях своих «Аль-Хусейнов» не использовал. Самое большое количество жертв от ракетного обстрела составило 28 человек. В этот день ракета попала в американский сеттельмент в стане саудовцев, вследствие чего большинство погибших в городе Дахран имели гражданство США.

Стрельба «Скадами-Б» стала единственной формой активных действий вооруженных сил Ирака. Ракетная дуэль в очередной раз доказала, что в отличие от наступательного оружия, оборонительные системы у американцев получаются хуже.

Началась воздушная охота на Хусейна и высших военных и политических лидеров страны. В ЦРУ сбились с ног, выясняя местонахождение иракского диктатора. Любые подозрительные объекты разносились в клочья. Но Саддам, меняющий адреса, был неуязвим, и всякий раз после очередной бомбежки правительственных объектов обязательно позировал перед телекамерами, глумясь над разведчиками и летчиками-янки. Порой тщательные поиски давали сугубо отрицательные результаты, вроде произошедшегоего 13 февраля 1991 г. разрушения бомбоубежища гражданской обороны № 25 в Багдаде. Американцы считали, что там находится резервный командный пункт, и сбросили на него пару бетопобойных бомб с лазерным наведением. бомбоубежище было поражено вполне кондиционно, и даже чуть лучше, чем ожидалось. Бомбы одна за другой попали в «пятачок». Первая пробила отверстие в своде бункера, вторая через это отверстие проникла внутрь.

Однако гордиться этим не приходилось, в бомбоубежище прятались 1500 гражданских, половине из которых не было и 15 лет. Пока американцы работали по полевым целям и особо важным объектам в городах, потери гражданских лиц, как обещали Шварцкопф и Буш, были невелики, но когда пошла ловля Саддама, эти потери стали быстро расти. Почти каждый день воздушной фазы «Бури в пустыне» влек за собой гибель людей, имеющих к Саддаму весьма отдаленное отношение. Расслабившиеся без ощущения противодействия пилоты МНС начали «мазать» и, подчас, вместо мостов через Евфрат бомбили жилые дома.

Уничтожение F-117. Сенсаций другого рода было немного. Среди них самой яркой было уничтожение советским комплексом ПВО сухопутных войск Ирака одного «невидимки» F-117. Его обломки иракцы демонстрировали с особым удовольствием, как доказательство, что армия еще может сражаться и бить «несбиваемых» врагов. Надо полагать, американский налогоплательщик получил очередной повод чесать в затылке, ибо Пентагон обещал, что сверхдорогая «стелс»-технология исключает даже гипотетическую возможность «срезать» F-117.

По некоторым данным, прежде чем мертвого «гоблина» показали журналистам, на месте его гибели побывала группа советских специалистов, покопавшихся в «кишках» развороченной машины и прибравших самые интересные сегменты электроники и куски обшивки. Из этого ничего хорошего для янки не проистекало, учитывая высокий технологический уровень советской обороны, они могли не сомневаться, что от «невидимости» скоро следа не останется.

Танковое наступление Хусейна. Происходящее на глазах разрушение страны и ее экономики подвигло Хусейна к идее навязать противнику собственную волю и выгодную Ираку форму боевых действий. Для чего в Багдаде затеяли наступление. До того искусно спрятанные танки и прочее железо армии несли относительно умеренные потери, но далее беречь армию, на глазах теряя государство, возможности не было. Решили рискнуть.

29 января несколько танков предприняли наступление на саудовский поселок Рас-Хавджи. Сражение у Хавджи вызвало нездоровый интерес у широкой публики, т. к. в ходе его чуть ли не единственный раз за войну сошлись лоб в лоб американские танки М-1 «Абрамс» и советские Т-72. Аккредитованным при штаб-квартире Шварцкопфа корреспондентам рассказали о сотнях обращенных в лом танках Хусейна, изготовленных в темных недрах «империи зла». Причем, как объясняли, сделали это «Абрамсы» безо всяких собственных потерь. В сводках иракского командования все выглядело проще. Багдад признал потерю 24 танков И 13 бронетранспортеров от действий авиации врага, а также факт неудачи наступления. Иракцы в числе прочего настаивали на том, что уничтожили 2 самолета и несколько десятков вражеских танков. Думать об этом можно все что угодно, но следует помнить, что правда всегда между крайними точками зрения.

Закрытость войны. Еще одной заслуживающей внимания особенностью первой войны в заливе являлась ее закрытость. В 60-х пронырливые журналисты с камерами буквально кишели на полях сражений и здорово мешали военным делать свое дело, а заодно «обделывать» грязные делишки. В 1991 г. ничего подобного не было. Пишущую братию держали при штабах и в поле пускали лишь изредка и всегда в сопровождении майоров-проводников, точно знающих, куда ехать и что смотреть.

Наземная фаза операции. Всласть набомбившись, Шварцкопф решил начинать «окончательный разгром зверя в логове». На ранней зорьке 24 февраля началась наземная фаза «Бури в пустыне». Известна она лишь в самых общих чертах. После массированных ударов артиллерии и авиации, части МНС без труда преодолели «линию Саддама», обходя Кувейт и напирая через пустыню. По отчетам наступающих, сопротивление почти не оказывалось, а потери иракцев в людях и технике были огромны.

Сопротивление иракцев. Иракцы утверждают, что кое-где они ожесточенно сопротивлялись и потрепали союзников. Возможно, это тоже правда, но ближайшие лет 20 к достоверной информации по данному поводу кто-то, кроме особо компетентных, вряд ли получит доступ. Известно только, что отдельные иракские части, несмотря на потери, дрались неплохо, заставляя противника искать обходных путей. А также то, что МНС так и не сумели выйти на рубеж Евфрата и легко согласились на остановку своих действий, как только Саддам попросил об этом 28 февраля 1991 г. Нежелание довести войну до логического завершения и схватить «багдадского вора», очевидно, диктовалось какими-то еще соображениями, кроме обычного для США гуманного стремления сберечь жизни врага. Вполне вероятно, случилось вот что.

Техника и пустыня. Высокие технологии могли спасовать перед природой. Последующие обрывки информации повествовали о том, что песок буквально пожирал сложные механизмы и электронику. Фильтры танковых двигателей забивались, и моторы глохли. Вертолетчики ничего не видели из-за пыльных потоков, носившихся в воздухе, и силы уравнялись. Возможно, это и не так. Но уж слишком подозрительна американская похвальба сверхнадежностью их техники.

Русские, воевавшие на Суэцком канале, вспоминали, что света белого не видели от постоянных поломок и вечной профилактики, а наша техника попроще той, что производят янки. За них ручаться нельзя, но французы о своих машинах говорят смелее. Есть у них в армии танк, «Леклерк» называется, он был первой на Западе машиной поколения «электронной войны». Так вот, его компьютер и систему связи единичной машины со спутником, равно как суперлазерный ультра-прицел для пушки во время учений не включают, потому как «быстро ломается». А учатся французские танкисты на благодатной родине, а не в пыльной пустыне. Так что можно высказать смелую гипотезу о том, что как только техника начала подводить, силы быстро уравнялись. Что повлекло за собой рост потерь. Во всяком случае, потрепанную, но сохранившую боеспособность дивизию иракской республиканской гвардии «Тавалкана» американцы сдвинуть с места уже не смогли.

Возросшие потери грозили погубить информационно-пропагандистский итог операции с «нулевым фактором потерь» при защите всемирной демократии. И американцы пошли Саддаму навстречу. Между прочим, это означало, что победа МНС может быть оспорена. Кувейт они освободили. Но предвоенная информационная подоплека требовала устранения тарана, чего союзники сделать не смогли. Как-то не верится, что не захотели. А трудный вопрос, почему Саддам еще 12 лет верховодил в Ираке, мировые СМИ ловко обошли и «замолчали».

56. Итоги операции «Буря в пустыне»
Военные итоги. В целом, операция, в самом деле, получилась яркой, подобной эффективности от действий авиации с применением новационного высокоточного оружия, похоже, не ожидали сами инициаторы эксперимента. Непосредственно военные итоги операции заключены в следующих цифрах. Потери Ирака составили от 100 до 130 тысяч человек убитыми. Около 50 тысяч попали в плен к МНС. В основном па земле было уничтожено 360 самолетов, примерно 2700 танков (часть из них неожиданно воскресла в марте 2003 г. перед второй войной, 30–40 установок оперативно-тактических ракет (последние ПУ «Скадов» иракцы передали союзникам уже после войны). Небольшой флот Ирака был уничтожен почти полностью.

Но главное, военная инфраструктура и экономика страны были разрушены па 92–93 %. Государство, претендующее на статус индустриально-аграрного, откатилось в страну натурального хозяйства. Тут следует оговориться, высокоточное оружие, способное поразить наиболее уязвимые точки объекта, как правило, оставляет его ремонтопригодным. Повреждения могут быть исправлены быстро, если есть необходимые резервы восстановительных материалов пли возможность их получить. Правда, часть объектов пришлось громить уже обычными бомбами, когда «умные» закончились, там о ремонте речи не шло.

Потери мирного населения, к особой гордости американской пропаганды, действительно были на порядок меньше, чем при претворении доктрины Дуэ обычными средствами. В этой связи открылись новые безграничные возможности. Теперь можно было воевать бесконтактно, не вызывая ненависти народа противника. За информационным оболваниванием могли следовать удары, разрушающие среду обитания, но не уничтожающие сам враждебный социум. И требовать от него полного подчинения воле мировладельца. Кто смотрит телевизор, знает, что после 1991 г. именно так и внедряются по миру американские идеалы. Правда, не всех они радуют, и не всем подходят, но это для США не слишком важно.

Потери коалиции. Потери коалиции — вещь сугубо секретная. Норман Шварцкопф заявил на победной пресс-конференции, что в боях погибли 192 человека. Он пОа кривил душой, назвав почему-то только американские потери, и то не все. Позже в западной печати появились цифры, кажущиеся более полными. Речь пошла о 795 убитых, 69 самолетах и 28 вертолетах и «нескольких единицах» техники. В эти числительные никто, кроме американских обывателей, не верит, но доказать ничего не может, поскольку правда о той войне есть «тайна за семью печатями». Впрочем, оснований обвинять США в надувательстве традиционного масштаба, наверное, нет, их потери больше — но не на порядок же. Так что в любом случае, «Буря в пустыне» была фактически удачной операцией, хотя и незавершенной.

Еще одно замечание просто необходимо сделать, когда речь идет об огромной эффективности авиации и ВТО МНС. Территория Ирака, как ни одна другая земля, подходит для воздушной войны. Спрятаться па голом плоскогорье негде. Там сверху видно все. Этой геофизической особенностью многие специалисты объясняют потрясающий эффект применения ВВС США и их союзников.

США добились своих целей. Необходимые политические процессы в регионе и мире были запущены. Американцы добились, чего хотели, дешевая нефть была к их услугам, столько, сколько нужно. Параллельно с антикризисной ресурсной политикой начались подвижки в деле завоевания права реально осуществлять 4-й параграф Атлантической хартии. Мероприятия в рамках сей политики требовали неусыпного внимания к Ираку и ряда манипуляций над ним, приготавливающих страну к роли первого испытательного стенда экономического будущего человечества.

Осязательный контакт с «большой нефтью» янки терять не собирались. Их войска обосновались в Кувейте Для защиты княжества от рецидива агрессии. Ирак, с его не устраивающим американцев тяготением к высоким ценам, был нейтрализован посредством постоянно действующих экономических санкций ООН, напрочь исключающих преодоление страной послевоенной разрухи. Регион достался американцам, как говорится, тепленьким. Обладание им стало для США одной из важнейших причин наступления «золотого века», бытовавшего в период правления демократов, во главе с незабвенным Уильямом Джефферсоном Клинтоном. При нем американцы развернулись по миру во всю ширь. Америка проматывала чужое добро и жила лучше, чем в блаженные докризисные 60-е гг.

Контроль над Ираком. Об Ираке тоже не забывали. Контроль над страной был установлен тотальный. Дважды в 1995 и 1996 гг. возобновлялся огонь и проводились довольно интенсивные превентивные действия, мешающие реанимации государственной и военной инфраструктуры. Создавалось ощущение, что Ирак превратили в полигон, где авиация США в условиях, приближенных к боевым, отрабатывала приемы современной войны. Напрашивался вывод о том, что бесконтактность боевых действий и отсутствие у нападающей стороны потерь развращает политиков и лишает их разума и совести. Все это сильно напоминало некий эксперимент, нацеленный на выяснение размеров периода, в течение которого сильный и целеустремленный народ сможет выжить в нечеловеческих условиях и сохранить сознание общности национальных интересов. На протяжении части этого периода в иракских больницах гибли дети, не было необходимых лекарств для лечения простейших заболеваний. Причиной тому — сохранение жесточайших ограничений, исключающих возможность приобретения предметов, потребность в которых не могла покрыть разбитая экономика страны.

Tags: американцы
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments