el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Адмиралтейство ч.2


Строительство Адмиралтейства началось по указу Петра I на противоположном от Петропавловской крепости берегу Невы - 5 ноября 1704 года.

Российская архитектура до петровских времен не знала шпилей. Шпили (шпицы) были распространены в архитектуре Англии, Голландии. Петр I побывал в Европе во время Великого посольства и многое было превнесено в русское зодчество, в том числе и шпилевидные венчания сооружений.

Петр I лично участвовал в разработке проекта Адмиралтейства. Здание в плане представляет собой гигантскую букву «П», обращенную широким открытым двором к Неве.



Нижний ярус занимал Адмиралтейский приказ-предшественник Адмиралтейской коллегии и морского министерства. У невского берега были построены десять эллингов, стапеля для постройки кораблей, кузницы, сараи и др. С южной стороны вход украшала высотная постройка, в которой размещалась «государева контора».
Верфь–крепость была построена по всем правилам фортификации того времени. Эллинги, мастерские, амбары, кузницы и другие здания, предназначенные для кораблестроения были окружены высоким земляным валом с пятью бастионами: три из них на середине и по концам длинной южной куртины, а два у Невы, на обеих оконечностях коротких куртин.

На бастионах были установлены корабельные пушки. Посередине внутреннего двора проложили поперечный канал, по которому корабли спускались на воду.
Перед крепостным валом вырыли сухой ров. В центре южной куртины были построены ворота со « шпицем». Через ров к воротам перебросили подъемный мост. С трех сторон было устроено пространство свободное от застройки для лучшего обзора окрестностей-гласис, который в народе называли Адмиралтейским лугом. Гласис простирался до самой реки Мьи (Мойки) и служил так же противопожарным целям.

Адмиралтейство ("Адмирал" - в переводе "владыка", "властелин морей") являлось крупным производственным предприятием. Здесь выполняли весь комплекс мероприятий от заготовки леса до полной постройки корабля. 29 апреля 1706 года со стапелей сошло первое судно - 18-пушечный корабль, построенный при личном участии Петра I. С этого дня по январь 1725 года на Адмиралтейской верфи было построено более 40 кораблей, а до 1844 года, когда производство здесь закрылось, на воду спущено около трёхсот кораблей.

В ознаменование Полтавской победы Пётр I 6 декабря 1709 года заложил на Адмиралтействе первый крупный 54-пушечный корабль "Полтава", спущенный на воду летом 1712 года.

Поначалу корабли строили около 1 000 человек. К 1715 году их уже было более 10 000. Первые кораблестроители прибыли в Петербург из Олонецкой верфи. Мастерами первое время были исключительно иностранцы - англичане, голландцы, итальянцы. Однако основную массу рабочих составляли крепостные крестьяне.

Первое время на верфи трудился и сам царь, оставивший за собой должность главного мастера ("баса") и получавший соответствующее жалование. Но и после оставления этой должности Пётр I ежедневно посещал Адмиралтейство в четыре или пять часов утра. Особенно часто он бывал в модель-каморе, где назначал приёмы техников или вернувшихся из-за границы мастеров и устраивал им экзамен.



Все служители верфи жили рядом с Адмиралтейством, по другую сторону гласиса (Адмиралтейского луга). Место их проживания, между Адмиралтейским лугом и Мойкой, называлось Морской слободой. Большая и Малая Морские улицы берут своё название именно от Морской слободы. Простые рабочие жили здесь в шалашах и простых хибарах.

Нижним чинам строили избы, для чего по Неве на подводах сюда доставляли готовые срубы. Чем выше чин или мастерство рабочего, тем жильё было ближе к Адмиралтейству.

Рабочий день строителей Адмиралтейства начинался в пять часов утра, заканчивался он около девяти часов вечера. Пункт 32 "Регламента Адмиралтейской верфи" устанавливал такой распорядок:

"В колокол бить на работу и с работы, марта с десятого, сентября по десятое число, по утру полпята, в вечеру в марте и апреле семь часов; в июне, июле по утру полпята, в вечеру осьм... Сентября с десятого марта по десятое, по утру час пред восхождением солнца, в вечеру час по захождении солнца..." [Цит. по: 8, с. 9]
Днём строителям давалось время на обед, длительность которого сокращалась осенью, а особенно зимой. Например, в 1708-1709 годах длительность обеденного перерыва была такой: летом - три часа, осенью и весной - два часа, зимой - один час. За каждый прогульный день взимался штраф в размере недельного заработка, за каждый час прогула взималось суточное жалованье. Воскресенье был выходным днём, но это правило часто не соблюдалось. Платили рабочим по три копейки в день. [8, с. 9, 10]

В ведении Адмиралтейства находились Смольный двор, пильные мельницы на реке Ижоре, несколько кирпичных заводов, гонтовый завод на Охте и другие подсобные предприятия.

Адмиралтейство пользовалось продукцией промышленности Москвы, Ревеля, Риги, уральских городов.

Ещё при Петре I в Адмиралтействе уделялось большое внимание механизации и специализации. Подтверждением тому служат пункты "Регламента Адмиралтейской верфи". Пункт 28

гласил: "В зимнее время держать наёмных шестьдесят лошадей, которыми по корабельному строению все леса от кранов возить, кроме самых тяжёлых... которые надлежит людям по каналам такелями тянуть...". Пункт 29: "Не надлежит ничего людям носить или возить (кроме такой мелочи, что может один человек понесть), но летом водою, понеже ко все работам есть каналы; а зимою в санях лошадьми, также везде у работ употреблять машины, которые в иных государствах употребляются; а где и нет, а можно быть, то вымышлять, дабы меньшим числом людей дело управлять было возможно". Пункт 38: "Мастеровых людей не переводить от одного мастерства к другому; также переменных не употреблять у дел, но везде быть не переменным, дабы лучше в своём художестве обыкли". [Цит. по: 8, с. 17]

Ради пожарной безопасности Петром I 8 февраля 1709 года был издан указ:

"Великий Государь велел сим объявить, как и прежде сего объявлено было, чтоб около кораблей и прочих судов, також у галер в гавани, при Санкт-Петербурге, никакого огня не держать, также и табаку не курить, а ежели кто в оном сыщется виновен, будет бит: по первому приводу наказан по 10 ударами у мачты, а ежели приведён будет в другой раз, оный будет под киль корабельный пропущен и у мачты будет бит 150 ударами, а потом вечно на каторгу сослан".
Впрочем, на каторгу вряд ли бы кто отправился. После 150 ударов остаться в живых было невозможно.

19 февраля 1711 года указом царя был создан "Хор военной музыки Адмиралтейского батальона". Он состоял из семи гобоистов и десяти барабанщиков.

18 января 1715 года Пётр I издал указ:

"Санкт-Петербургского Адмиралтейства мастеровым людям носить немецкое платье и чтоб оное было сделано всеконечно сего января к 23 числу, а ежели кто учинится преслушен, и таким учинено будет наказание: битьё кнутом и из дач из готового ми кормового жалованья вычтено за полгода у каждого человека" [Цит. по: 3, с. 58, 59].
В 1718 году в башне расположился высший орган управления российским флотом - Адмиралтейств-коллегия. С адмиралами здесь заседал сам Пётр. Заседания продолжались до 11

часов, когда царь по старой привычке подкреплял себя анисовой водкой. Его примеру следовали и адмиралы. Этот факт родил поговорку: "Адмиралтейский час пробил, пора

водку пить". 11 часов с тех пор называют "Адмиралтейским полднем".

31 января 1720 года по указанию Петра I "для розыска во всяких делах" в Адмиралтействе был оборудован "застенок". Он находился в угловом помещении бастиона.

Визит в Адмиралтейство, состоявшийся в 1721 году, описал камер-юнкер Ф. Берхгольц:
"Осмотрели... и самое Адмиралтейство. Оно имеет внутри большое, почти совсем четырёхугольное место, которое с трёх сторон застроено, а с четвёртой открыто на Неву, где

корабли строятся, а потом спускаются в воду. Против открытой стороны находится большой въезд, или главные ворота, над ними устроены комнаты для заседания

Адмиралтейств-коллегии... в одном из флигелей устроена обширная зала, где рисуют и, если нужно, перерисовывают мелом вид и устройство всех кораблей, назначенных к постройке...
Потом прошли в флаговый зал, где приготовлена была закуска. В этом зале развешаны под потолком все флаги, знамёна и штандарты, отнятые в продолжение последней войны у шведов" [Цит. по: 3, с. 61].
Примерно в это же время верфь осматривал гость из Польши:

"Пройдя мост на канаве и ворота, мы вошли через сени в громадное помещение, где строятся корабли. Здесь мы осматривали большой, только что выстроенный красивый корабль. Затем отправились в кузницу, где было 15 горнов и при каждом 15 кузнецов с мастером. Отсюда мы прошли через другой канал к трёхэтажному дому, где находились магазины. Здесь были канаты, гвозди, твёрдое дерево, медь и много других корабельных принадлежностей. Отсюда мы направились в галерею, которая находилась в среднем

этаже и где адмирал Апраксин угостил всех нас корабельными блюдами: копчёной говядиной, языком, морскими рыбами и т. п. Посидев немного, мы прошли в коллегии, где молодые люди обучались военному искусству. Отсюда мы сошли к каналу, в котором стояло несколько судов с насосами. Потом прошли в комнату, где была библиотека и лежало много бумаги - белой, серой и чёрной. Несколько комнат было занято готовым платьем на 24 000 человек. Мы осматривали дома ремесленников, помещения, где цирюльники приготовляли мази и пластыри для ран, мастерские, где шились паруса, большое и широкое здание в 2 этажа на сваях, где приготовляли модели кораблей, и наконец прошли в комнаты, где начальник кораблей Головин нас угощал. Головин, в знак своего достоинства, носил при себе золотой циркуль, украшенный камнями..." [Цит. по: 3, с. 61, 62]
По указу Анны Иоанновны от 1736 года с валов Адмиралтейства производился полуденный выстрел пушки. Много позже этот выстрел стали делать с Нарышкина бастиона Петропавловской крепости [6, с. 59].

В 1730-1750-х годах, при Анне Иоанновне и Елизавете Петровне, строительству флота не придавалось большого значения. Когда к власти пришла Екатерина II, она получила в

наследство отсутствие как флота, так и моряков. В июле 1769 года из Петербурга уже вышла эскадра из 15 судов. Правда, до Италии смогли дойти целыми лишь восемь. Но верфь продолжила активно работать [2, с. 386].

После разрушительного наводнения 1777 года башня Адмиралтейства стала использоваться в качестве сигнальной. На её углах в случае начала наводнения днём вывешивались флаги, а ночью фонари. При этом обязательно стреляли из пушек. До кончины Екатерины II на башне Адмиралтейства ежедневно устраивались полуденные концерты в исполнении оркестра Адмиралтейства.
В 1783 году в Адмиралтействе произошел сильный пожар и Екатерина II распорядилась перенести весь комплекс верфи в Кронштадт, а здание Адмиралтейства приспособить для Сената и Синода.

Но за десять лет в Кронштадт перевели лишь канатный завод. Такая медлительность была вызвана тем, что казна была истощена войнами, к тому же Адмиралтейств-коллегия была против перевода и всячески оттягивала его.
К концу XVIII века Адмиралтейство утратило функции крепости, но вступивший на престол Павел I, занялся фортификационным укреплением, не пытаясь придать сооружению более парадный вид, соответствовавший его центральному местоположению. В течение года валы, окружавшие верфь были срыты, вместо них появились новые более высокие. Адмиралтейскую площадь превратили в место солдатских учений.



Окончательно производство судов на территории Адмиралтейства было прекращено в 1844 году. К этому времени было закончено строительство Новоадмиралтейской верфи в конце Английской набережной, куда и перевели производство. После закрытия старой верфи перестали быть нужными обслуживающие его каналы. Их засыпали или заключили в трубы.

Так на месте Адмиралтейского канала появился Конногвардейский бульвар.

По повелению императора Александра II с 27 октября 1858 года церковь Святого Спиридона Тримифунтского стали именовать собором [6, с. 71]. Через год его фронтон украсил крест на шаре, сделанный по рисунку И. К. Риглера. Он же в 1863 году создал здесь каменную звонницу с шестью колоколами.

Осенью 1910 года Адмиралтейство оказалось в центре печального события - похорон одного из первых русских авиаторов Льва Макаровича Мациевича. Гроб с его телом 29 сентября был выставлен в церкви святого Спиридония для панихиды. От Адмиралтейства траурная процессия, в которой по некоторым свидетельствам участвовало более 100 000 человек, проследовала до Александро-Невской лавры.

29 апреля 1917 года был создан Центробалт (Центральный комитет Балтийского флота), а в июне - Центрофлот (Центральный комитет Всероссийского военного флота).

Представители Центробалта принимали активное участие в революционных событиях октября 1917 года. 27 октября подчинённые этой организации группы матросов заняли

западное крыло Адмиралтейства и приступили к аресту депутатов Центрофлота, находившихся в восточном крыле здания.

Новыми фактическими руководителями Адмиралтейства в 1918 году стали 27-летний унтер-офицер председатель Коллегии Наркомата по морским делам Павел Ефимович Дыбенко и его заместитель мичман Фёдор Раскольников. Ближайшей помощницей Раскольникова была его гражданская жена Лариса Михайловна Рейснер.

12 комнат второго этажа справа от арки Адмиралтейства приказом М. Н. Тухачевского были переданы Газодинамической лаборатории, созданной в 1928 году. Немного позже на базе ГДЛ был основан Реактивный научно-исследовательский институт. Об этой организации напоминала установленная на стене Адмиралтейства мемориальная доска:

"В этом здании в 1932-1933 годах размещалось первое в СССР конструкторское бюро по разработке ракетных двигателей - Газодинамическая лаборатория (ГДЛ) военно-научно исследовательского комитета при Реввоенсовете СССР. В ГДЛ в 1929-1933 годах были разработаны и испытаны первый в мире электротермический ракетный двигатель и первые в СССР жидкостные ракетные двигатели, заложены основы отечественного ракетного двигателестроения. Коллективом дважды орденоносного Опытно-конструкторского бюро, выросшего из ГДЛ, созданы мощные двигатели ракет-носителей, выводивших на орбиты искусственные спутники Земли, Луны и Солнца, автоматические станции на Луну, Венеру, Марс и пилотируемые корабли "Восток", "Восход", "Союз"". [Цит. по: 8, с. 97, 98]
Помещение церкви святого Спиридона Тримифунтского в советское время использовалось в качестве конференц-зала.


Во время Великой Отечественной войны позолоченный шпиль Адмиралтейства мог сталь хорошим ориентиром для немецких артиллеристов. Районный архитектор О. Н. Шилина предложила его замаскировать специальным чехлом, который сшили в швальне (помещении для шиться) при училище. Операцию по маскировке шпиля провела специальная бригада альпинистов. Первым к находящемуся на 72-метровой высоте кораблику должен был добраться старший лейтенант Владимир Григорьевич Судаков:

"В один из сентябрьских дней я начал свою работу, как обычно, в пять утра. С земли аэростат-прыгунок подавали на стропах пятеро бойцов. И на балконе у основания шпиля со мной находилось ещё пятеро солдат. Мы приняли прыгунок, я расположился на дощатом сиденье и поднялся в воздух. Подъёмная сила у аэростата-прыгунка маленькая.

Несмотря на то что погода была штилевая, аэростат на высоте относило в сторону. Я крикнул, чтобы меня подтянули до балкона. Верёвкой оцепил вкруговую шпиль и стал подниматься на аэростате. Когда поравнялся с короной шпиля, подтянул прыгунок вплотную к кораблику, привязал себя и сиденье за стропы. Затем укрепил блок над яблоком, перекинул через него канат и тут же дал команду натянуть концы. По канату стал спускаться вниз; таким образом убедился, что блок висит прочно. Теперь можно было приступать к маскировке". [Цит. по: 8, с. 102, 103]
Второй блок для подъёма чехла и чехлы для яблока и короны иглы на верх подняли Михаил Бобров и Алозий Земба. Гигантский "маскировочный халат" весом около полутонны для самого шпиля несколько дней расправляли Ольга Фирсова и Александра Пригожева. Как только они завершили свою работу, полил сильный дождь. Намокнув, а затем высохнув на солнце, мешковина села и местами полопалась. Альпинистам снова пришлось забираться на шпиль для починки чехла. За время блокады это пришлось делать неоднократно.

Гарнизон Адмиралтейства во время блокады осуществлял ремонт зимующих в Неве боевых кораблей. В мастерских и лабораториях люди не отходили от станков по 16 часов в день. Мастерами Адмиралтейства для фронта было изготовлено 40 000 деталей к танкам и снарядам, свыше 3 000 ручных гранат и многое другое.









Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, Питер
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments