el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

«Учусь и учителей себе требую»



Имя Петра Великого в общественном сознании связано, прежде всего, с преобразованиями в государственной сфере, созданием армии и флота, изменением уклада жизни. Все помнят, что Петр был великим полководцем. Оружейную палату Кремля, ставшую одним из первых национальных музеев, порой называют «собранием трофеев Северной войны», 300-летие которой также будет отмечаться в 2021 году. Петр Первый – собиратель коллекций, покровитель искусств и музейного дела: организаторы выставки предлагают посмотреть на всероссийского императора через необычную призму. В международном проекте принимают участие музеи России, Германии, Нидерландов и Великобритании, в экспозиции выставлено более 200 экспонатов.

На личной печати Петра было выгравировано: «Аз бо есмь в чину учимыхъ и учащих мя требую» («Учусь и учителей себе требую»). Этот девиз красной нитью прошел через всю жизнь царя, начиная с Великого посольства, которое он учинил в 1697–1698 годах. Возглавляли его «великие послы Лефорт, Головин и думный дьяк Возницын», обоз состоял из тысячи саней. Сам царь ехал инкогнито, под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова, заручившись грамотой от имени Петра Первого, в которой излагалась просьба к европейским монархам обеспечить беспрепятственный проезд делегации из 23 человек, ехавших «для науки и воинских дел».
Во время путешествия Петр делал длительные остановки в разных странах: в Кенигсберге обучался артиллерийскому делу, в Голландии и Англии – корабельному, в Саксонии проводил ночи в «Зеленых сводах», изучая, как устроен музей Августа Сильного.

Кроме того, в Голландии царь посещал различные учреждения, фабрики, мастерские, присутствовал на лекциях по анатомии, изучил, как устроена ветряная мельница. В Амстердаме обучался искусству графики у Адриана Шхонебека и собственноручно исполнил офорт «Торжество христианства».

За основу рисунка взял композицию медали, посвященной взятию русскими войсками турецкой крепости Азов в 1696 году. Крылатая Победа – с крестом и пальмовой ветвью в руках – изображена была автором медали Яном Боскамом стоящей на военных трофеях. Во время путешествия Петр I познакомился с голландскими и английскими художниками и решил коллекционировать живопись.

С приметами этого путешествия знакомит экспозиция в звоннице. Здесь можно увидеть разрешительный документ от царя, картину «Апостолы Петр и Павел», изображающую корабль, на строительстве которого Петр постигал искусство корабельного плотника, а также сертификат от голландской судостроительной компании, специально для Петра заложившей с нулевого цикла корабль на своей верфи.

Здесь записная книжка Петра, автограф письма в Москву, где он рассказывает, что бывает в опере и в маскарадах, книги из его библиотеки, новейший справочник по кораблестроению, а также всевозможные приборы – морские, астрономические, артиллерийские.

Петр постигал навигацию, токарное, медальерное и гравировальное дело. В одном из разделов увидите витрину русских медалей, отражавших наиболее важные события во времена его правления. Но в целом экспозиция звонницы ясно дает понять, как Петр после возвращения из путешествия пришел к мысли устроить из древней сокровищницы русских царей первый национальный музей. Открываясь показом династических регалий Романовых – алмазный венец, скипетр, крест наперсный, затем витрин, отражающих могущество и богатство династии, ее международный престиж, завершается она витриной, где выставлены трофеи Полтавской баталии – свидетельства первых побед российского государства.

***

Об отношении Петра I к оружию мы попросили рассказать ведущего научного сотрудника музеев Московского Кремля, кандидата исторических наук Василия Новоселова.

– Здесь видите группу так называемого экзотического оружия, которое попадало в Россию в качестве заморской диковинки из Европы, где его начинали коллекционировать и даже делать под европейский заказ. Вот смотрите, эфес у кортика с европейским клеймом сделан в Японии, такое оружие привозили купцы Ост-Индийской голландской компании, капитаны которой были одними из потребителей.

– С какими историями связаны экспонаты выставки?

– Посмотрите на трофеи Северной войны. Вот эти шпаги украшали стены пиршественного зала Преображенского дворца, стена была затянута зеленым сукном, из оружия Петр выложил арматуру, как она выглядела, можем только догадываться, поэтому изобразили ее лишь намеком. А вот шпаги и палаши офицеров и генералов шведской армии, нам известно, что Петр собирал это оружие, часть посылал в дар правителям иностранных государств как свидетельство своих побед. Например, шпагу Августа Сильного можно увидеть в витрине дрезденского оружия, ее нам прислали из Художественной галереи Дрездена. А вот наградная шпага (1812) генерала Стенбока… Нам известно, что после Полтавы Петр носил на боку шпагу фельдмаршала Реншильда, но – какая из имеющихся у нас с ним связана, сказать невозможно, описи нет.

После полтавских торжеств часть оружия по указу Петра была прислана в Кремль, хранить было велено в Оружейной палате. Это нагрудные знаки шведских офицеров, осталось около 20-ти; литавры и барабаны полков. Были еще трофейные знамена, которые сгорели во время пожара 1837 года. А вот булавы Мазепы, брошенные в возах на берегу реки Переволочной. Гетману не удалось перевезти большую часть имущества, и знаки власти украинских казачьих старшин, в том числе самого гетмана, попали в наши руки. Все это также было доставлено в Оружейную палату. А вот кираса – свидетельство «визитов» русских войск в Швецию, когда мы высаживали десант, и взяли, например, шведский оружейный завод Норрчёпинг. Подобные кирасы, – одна была украшена вензелем Ульрики Элеоноры, сестры Карла XII, правившей после него, – носили полковники шведской армии, кавалеристы.

– Какое оружие любил Петр Первый?

– Из того, что дорого ему далось, это шпаги, принадлежавшие драбантам, личным телохранителям шведского короля Карла XII. Здесь их две и посредине огромный меч. Драбантов набирал сам король – из наиболее сильных, умелых воинов, настоящих гигантов, ростом за метр восемьдесят. Это оружие могло быть взято только при Полтаве, других столкновений русских войск с драбантами, которые, закрывая короля от пуль и ядер своими телами, на руках вынесли его с поля боя, когда разбило носилки, не было. Эти носилки были в музее, но, к сожалению, сгорели в пожаре 1837 года.

– Расставался ли когда-либо царь с оружием?

– Бывают ситуации, когда оружие носят, и бывает, когда нет. Правда, у нас есть тесак, с которым Петр не расставался всю свою раннюю молодость, таскал с собой в походы под Воронеж и под Азов, а в Оружейной палате выбирал для себя сабли, которые не возвращал по шесть–восемь лет. В экспозиции выставлены две сабли, принадлежавшие Петру и его брату Ивану, это подарок Мазепы, который он привез в Москву в 1689 году. Интересно, что сабля, подаренная Петру, ранее была конфискована Мазепой из имущества гетмана Украины Ивана Самойловича, в низвержении которого он принимал участие. Именно эту роскошную саблю, украшенную алмазами, Мазепа привез в подарок новому русскому царю.

Известно, что сам Петр I предпочитал носить кортики, более компактные и функциональные, на борту корабля ими можно было рубить канат, что-то резать, ну и сражаться. Часто бывало, когда Петр собирался ехать в собрание, куда приглашены были иностранцы, гостей уведомляли о том, что царь будет без шпаги, только с кортиком на боку, и просили быть без оружия.

– В каком, думаете, бою Петр в первый раз почувствовал, что такое оружие?

– Скорее всего, под Азовом, когда он понял, что война – это не шутка. Как известно, первый Азовский поход закончился для него неудачно, но он очень быстро сумел сделать нужные выводы, и в следующий раз был хорошо подготовлен.

– А последний бой, где он поднял оружие?

– Конечно, Полтава, где он, получая пули, вел в атаку полки, одна пробила его шляпу, вторая, по легенде, попала в нагрудный знак. Нам точно известно, что Петр, действительно, сражался в первых рядах. К сожалению, следы той шпаги, которая была с ним при Полтаве, хранилась в его кабинете в Кунсткамере, а потом была передана в Артиллерийский музей, в 1930-х годах, теряются. Либо, обезличенная, она осталась в музейном собрании, либо, по обычной практике тех времен, была передана в другой музей. В этом случае вещи полностью теряли свое происхождение, такая история приключилась со шпорами Карла XII. В музей их прислали в 1848 году, и видимо, просто нацепили на манекен, и, пока не подняли документы, и не сравнили их с сохранившимся рисунком, они так и были просто чьими-то. А, оказалось, это были шпоры с ботфортов Карла XII в момент его смерти.

***
Ночи в «Зеленых сводах» не прошли даром

Экспозиция в Выставочном зале Патриаршего дворца посвящена тому, как формировались научные и художественные собрания Петра Первого, которые легли в основу первого публичного отечественного музея – санкт-петербургской Кунсткамеры (1714). Когда я попросила замдиректора Московских музеев Кремля, доктора исторических наук Ольгу Дмитриеву показать экспонаты, свидетельствующие о том, что Петр перенял из дрезденских «Зеленых сводов», она сказала: «Кунсткамера сопоставима по качеству с музеем Августа Сильного, который постепенно превращался в публично доступную коллекцию, и Петр тенденцию подхватывал. Речь можно вести не о желании сделать такие же экспозиции, в «Зеленых сводах», например, была прекрасная коллекция инструментов, а о вдохновляющих импульсах. В коллекциях Петра артефакты эстетически осмыслены и сами по себе очень красивы. Чего не было в нашей коллекции, наверное, современных барочных жемчужин, из которых делали фигурки…».

В первом разделе увидим мемориальные вещи, антики, произведения ренессансной и барочной глиптики, например, прекрасную камею с портретом Александра Македонского, живописные, скульптурные работы, которые хранились еще в «личном кабинете» Петра в Московском Кремле.

Китайская всадница и могильное золото

Но центром экспозиции, несомненно, стали предметы из Китайской и Сибирской коллекций Петра. В петровской кунсткамере, по завещаниям его сподвижников, осело множество экспонатов из их коллекций, в частности, из коллекции политика и ученого Якова Брюса, большого ценителя китайского искусства. После Нерчинского договора (1689), определившего границы между Русским царством и империей Цин, китайский император Канси щедро одарил русского царя шелковыми тканями, драгоценными сосудами, седлами, стременами.

Увлекшись, Петр и сам стал заказывать посланникам на Востоке любопытные вещи, неслучайно его Кунсткамера поначалу почти на треть состояла из китайских предметов.

Внимание всех в витрине привлекает «Всадница на коне» из слоновой кости и серебреной жести, украшенная кораллами и перьями зимородка. Она до сих пор умеет двигаться по кругу, заводится ключом и пружинкой. Всадницу в 1722 году привез из Пекина посол Лев Измайлов. Множеством китайских вещей, включая дорогие шпалеры, был украшен дворец Лефорта, в большинстве это были дары Петра. К слову сказать, все китайские экспонаты тщательно зарисовывались, и до нашего времени многие дошли лишь в рисунках.

Артефакты будущей «Сибирской коллекции», так называемые предметы звериного стиля, которые у нас находят в курганах сибирских кочевников, Петр впервые увидел в Амстердаме, рассказала Ольга Дмитриева. Ученый-географ Николаас Витсен, бургомистр Амстердама, занимавшийся составлением российских карт, в частности, карты Сибири, издал 2-томный труд, посвященный Тартарии и Восточной Сибири, и проиллюстрировал его изображением предметов с антикварного городского рынка. Поставляли их туда черные копатели сибирских курганов.



Осознав, что речь идет о древностях из его земель, Петр выпустил ряд указаний, запрещающих незаконно копать курганы и предписывающих губернаторам выкупать подобные вещи, если они где-то появятся, и направлять в берг-коллегию. Так, губернатор Сибирской губернии князь Гагарин прислал царю большое количество «могильного» золота, в частности, прямоугольную золотую пластину с инкрустациями черного камня, сердолика и непрозрачного стекла, которую видим в витрине. Также здесь золотые украшения, поясная бляха с изображением рогатых монстров и стилизованного древа жизни, служившая еще и оберегом кочевникам. Царь издал распоряжение об охране курганов, и экспедицию Даниэля Готлиба Мессершмидта, раскопавшую курган под Абаканом с зарисовками планов раскопок, можно считать первой археологической экспедицией в научных целях. С нее началась научная археология, а также охрана памятников культуры и археологии в России.

Привет от Исаака Ньютона

Наш царь-реформатор отличался цепким умом. Оценивая новшества, с которыми знакомился за границей, он моментально прикидывал, как они могут быть использованы для развития просвещения в России. В качестве примера можно вспомнить, как он охотился за выставленной на продажу коллекцией уникальных рисунков голландской художницы Марии Сибиллы Мериан. Всю жизнь она интересовалась насекомыми, зарисовывала метаморфозы гусениц и бабочек, путешествовала по Южной Америке. Привезла в Амстердам эскизы экзотических растений и животных, а также чучела крокодилов и черепах.

Художница известна как иллюстратор научных каталогов, и Петр, оценив научную и эстетическую ценность ее книг, за 3 тыс. гульденов купил ее альбом с 285-ю рисунками, и еще 240 прикупил его библиотекарь. Таким образом, в Кунсткамере оказалась одна из самых больших коллекций европейского научного рисунка того времени.

Кроме того, Петр принял на работу дочь художницы Доротею Марию и ее мужа. Огромный том с подробными рисунками дивной красоты, выставленный в витрине, конечно, хотелось бы полистать...

В этом разделе можно увидеть и другие инструменты познания мира, которыми царь умел увлечь приближенных: анатомический тезаурус доктора Рюйша, чучела экзотических животных и птиц из коллекций Альберта Себы, автографы Лейбница и Исаака Ньютона. Это, едва ли не самый уникальный экспонат на выставке, по сути, это черновик письма, которое английский ученый пишет «светлейшему князю Александру Даниловичу Меншикову», которого в 1714 году избрали первым русским членом Лондонского королевского общества. Ньютон был президентом общества, и для него было важно иметь среди соратников русского аристократа и приближенного царя. Окружение Петра также понимало, как важно демонстрировать интерес к наукам: в это время Петр создавал Академию наук. «Меншиков, разумеется, получил настоящую бумагу с печатью, – сообщила Ольга Владимировна, – а черновик в 1944 году был куплен Лондонским королевским обществом на аукционе «Сотбис» и подарен Российской академии наук в знак союзнических отношений в войне и как благодарность за то, что в 1943 году в России широко отметили юбилей Ньютона».

Самый внушительный экспонат на выставке – токарно-копировальный станок из Эрмитажа, который говорит о том, что царь многое мог делать своими руками.

Станок этот находился в токарне Петра, куда не было доступа его советникам, там царь вместе с ближайшим сподвижником Андреем Нартовым предавался художествам и, можно сказать, отдыхал душой. Токарное искусство в те времена было популярно среди аристократов, и Петр не просто, как все, вытачивал балясины и подставки, он создавал рельефы с вольными композициями, делал медальоны с портретами, увлекался производством китайских шариков и даже барочных люстр. «Известно, что первые станки он получил от великого герцога тосканского Козимо III Медичи, – добавила Ольга Дмитриева, – в обмен на очень дорогие китайские шпалеры, которые заказывал при дворе императора Канси. И это говорит о том, что станок ценился на уровне китайских раритетных произведений ткацкого искусства».

Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, Питер, Россия, реконструкторы
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments