el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

правнук Достоевского, Дмитрий Андреевич


В одном из своих интервью он говорит: «В молодости скрывал, что я единственный прямой потомок Достоевского по мужской линии. Сейчас говорю об этом с гордостью». Внук Андрей Федорович Достоевский, создатель музея Ф.М.Достоевского в Ленинграде.



правнук Достоевского, Дмитрий Андреевич, 1945 года рождения, живет в Санкт-Петербурге. По специальности он водитель трамвая, всю жизнь проработал на маршруте №34.
Вот что рассказывает о нем его сын.

«Над ним довлело известное высказывание Ленина об «архискверном Достоевском». Когда Достоевского скинули с «корабля современности» на первом Съезде советских писателей, отец воскликнул: «Ну вот, я уже не внук русского классика!»


Алексей Дмитриевич Достоевский




И снова Федор Достоевский - продолжатель великой фамилии.

-----------------------------

Как живут потомки Достоевского: экс-вагоновожатый, капитан флота на Валааме и фанат Fallout Shelter

три поколения Достоевских: бывший вагоновожатый Дмитрий (правнук писателя); его сын Алексей, капитан монастырского флота на Валааме и бас-гитарист в фолк-группе; жена Алексея Наталья, а также три дочери Анна, Вера, Маша и сын Федя, любящий играть в Fallout Shelter.

Семья Достоевских — дочери Вера и Маша, сын Федя и мама Наталья — проводит все лето на даче, куда после работы приезжает отец, Алексей Дмитриевич. Все как было принято и во времена Федора Михайловича.


На Вере: пиджак, топ и юбка Ralph Lauren, шляпа Eugenia Kim (все–ДЛТ); на Марии: сарафан Ermanno Scervino Junior, кардиган Chloe, шляпа Il Trenino (все — «Кенгуру»); на Алексее: кардиган, сорочка и брюки Brooks Brothers (Brooks Brothers); на Федоре: сорочка Emporio Armani Junior, брюки Burberry Children (все — «Кенгуру»); на Наталье: топ и юбка Marina Rinaldi (Marina Rinaldi), шляпа Maison Michel (ДЛТ)

Не могу не спросить, насколько тяжело это было — расти с фамилией Достоевский, особенно в школе, в которой Федора Михайловича «проходят» как классика.

Это такое тонкое ощущение, которое меняется день ото дня. В школе я «воевал» только с учительницей русского языка и литературы, которая с меня особенно строго требовала именно как с Достоевского, — протестовал против списка обязательного чтения. Как послушный школьник читал все произведения из этого списка, старательно писал по ним сочинения, но принципиально не сдавал — считал их слишком сокровенными и интимными. Для души же открывал Джона Колдуэлла, описавшего в «Отчаянном путешествии» свое одиночное плавание через Тихий океан, или «Сказки для умных» замечательного ленинградского писателя-фантаста Вадима Шефнера. Кстати, Федор Михайлович в детстве столь же увлеченно проглатывал романы Вальтера Скотта. К Достоевскому я приходил как обычный читатель и не скажу, что рано. Чтение это особое. И к Федору Михайловичу не бывает теплого отношения — оно либо холодное, либо горячее. Он не Чехов, не Бунин, не Пришвин. У его книг есть удивительное свойство: они таинственным и «случайным» образом появляются в жизни человека в нужный ему момент. Когда у него возникают трудноразрешимые вопросы, прежде всего вопросы высшего смысла, которые его мучают. Мы же все меняемся, чего-то ищем — если ищем, конечно, не растворившись в повседневной суете. Для меня лично Федор Михайлович стоит отдельно от других писателей, как учитель по жизни.

У вашего отца в трудовой книжке записи о восемнадцати различных профессиях — он считал, что, меняя род занятий, сможет лучше узнать жизнь. А как вы выбирали себе профессию?

Я был обычным советским ребенком, счастливая юность которого закончилась вместе с развалом СССР. Августовский путч 1991 года я вместе с родителями наблюдал в прямом эфире по телевизору в штутгартской гостинице — отец тогда был «гастарбайтером» в Германии, и мы с мамой приехали его навестить. Помню, что было страшно, непонятно, что будет дальше, что-то внутри незримо порвалось. По своей полной неспособности «пристраиваться» в жизни и недостатку честолюбия я стал частью того, что называется «потерянным поколением». Хотя, с другой стороны, эти же качества, возможно, помогли мне стать тоньше, добрее, проще. Я поступил в Пединститут имени Герцена на иняз, но учебу бросил. Потом получил уже заочно диплом, но по своей специальности «преподаватель английского и немецкого языка» ни дня не работал. Шесть лет был вагоновожатым в трамвайном парке, где трудился в свое время и отец. Водил трамвай № 1, «копейку», по маршруту, по которому в детстве пять дней в неделю ездил на занятия в яхт-клуб на Крестовский остров. И в какой-то момент вспомнил о серьезном увлечении юности — окончил школу судоводителей. Последние пятнадцать лет я — капитан-механик монастырского флота на Валааме. На бывшем рыболовецком сейнере мы ходим по Валаамскому архипелагу, возим по скитам братию, паломников, реставраторов, доставляем продукты питания и различные грузы. Остров, конечно, держит — на него все время хочется возвращаться.


На Вере: пиджак, топ и юбка Ralph Lauren, сабо Celine, серьги и кольцо Bottega Veneta (все — ДЛТ); на Марии: сарафан Ermanno Scervino Junior, кардиган Chloe, шляпа Il Trenino, мюли Missouri (все — «Кенгуру»)

Вы ведь еще и музыкант.
В шестнадцать лет научился играть на бас-гитаре, благодаря увлечению музыкой познакомился с будущей женой — с флейтисткой Натальей мы репетировали в одном подвале, только в разных группах. И до сих пор мы с ней выступаем в нашей общей группе «Птица Си». Участвовали в серьезных опенэйрах, стояли у истоков фестиваля фолк-музыки «Волынщик», который проходит уже восемнадцать лет. Это творчество не для кого-то — прежде всего оно для себя. И вся семья у нас музыкальная. Старшая дочь Анна, как и моя жена, играет на флейте. Она только что окончила реставрационное училище, где училась работать по дереву. Аня очень творческий человек и стоит перед выбором: сейчас ее влечет еще и анимация. Средняя дочь Вера учится в Училище имени Римского-Корсакова по классу домры и уже думает о высшем музыкальном образовании. Младшая дочь Маша — виолончелистка, а сын Федя в прошлом году поступил в первый класс музыкальной школы на ударное отделение.

Ваш отец, Дмитрий Андреевич, в определенный момент понял, что является «ответственным» за прадеда, — стал консультантом Музея Достоевского, регулярно ездит на конференции достоеведов и нашел в этом себя. Каким был ваш путь к Федору Михайловичу?

Да, сколько я себя помню, отец общается с исследователями творчества своего прадеда — думаю, в какой-то момент и ко мне эта миссия перейдет. Но вот в этом году, например, он приболел, я работал, и на ежегодную конференцию достоеведов в Дом-музей писателя в Старой Руссе мы отправили нашу среднюю дочь Веру — и даже с концертом. Но должен сказать, что у мужской части нашей семьи есть черты характера, ведущие напрямую к Федору Михайловичу, которые вычленяешь, изучая его биографию.

Дмитрий Достоевский

* * *
О правнуке Достоевского трубила пресса в 1990-е — всех интересовало, почему потомок дворянского рода работает водителем трамвая. Но Дмитрий Андреевич давно стал своим в кругу достоеведов и является консультантом Литературно-мемориального музея писателя.

Скажите, оказывает ли влияние на вашу жизнь и жизнь ваших близких авторитет великого предка? Или вы стараетесь, чтобы груз ответственности не давил на младших членов семьи?

У меня было счастливое детство, как у всех, пока родители не сказали, что я правнук великого писателя. Но даже после этого ничего особенного не происходило, я строил свои планы на жизнь. Прадед оставался в стороне, ведь в школе его тогда не проходили. Пришло время самому прочитать «Преступление и наказание», тут я понял, что мой предок — гений. И что последующие поколения, несущие гены Федора Михайловича, должны быть его достойны. Моя жизнь разделилась на мою собственную и другую, посвященную ему. Что касается моего сына и внуков, то это следующее поколение, и для них Достоевский может оказаться другим, ведь они не прошли вновь открытие писателя в советской действительности от замалчивания до признания, как я.

Я понял, что мой предок — гений
Достоевский и Толстой — две очевидные вершины русской мысли, русского слова. В чем лично для вас заключается сходство и различие между ними?

Их сходство в мировой популярности того и другого. Ведь Достоевский «открыл» и напутствовал Толстого, хотя они так и не встретились ни разу. Еще в Сибири, когда Достоевскому была разрешена переписка после каторги, он написал старшему брату Михаилу, чтобы тот прислал литературные журналы, попросил и список новых писателей, а потом выделил именно Льва Николаевича, только дебютировавшего с «Севастопольскими рассказами». В письме к брату фраза: «Напиши подробнее, кто такой граф Толстой, далеко пойдет…». В дальнейшем следил за растущей популярностью Толстого. Из записной книжки: «Я напишу роман побольше, чем „Анна Каренина“». Ощущал некое соперничество и, даже находясь на смертном одре, когда Толстой стал проповедовать свое учение непротивленчества и написал «Евангелие Толстого», Достоевский попросил тетку Толстого, жившую в Петербурге, прочитать вслух адресованные ей письма племянника с изложением этого учения. Слушая, причитал уже слабым голосом: «Не то, совсем не то!» Я считаю, что разница в творчестве была принципиальная и покрывается формулой «Достоевский писал сердцем, а Толстой головой».

Толстых воспринимают как большое семейное гнездо — известны даже регулярные собрания в Ясной Поляне всех потомков Льва Николаевича, живущих в разных странах мира. Достоевские кажутся скорее индивидуалистами и не так часто общаются в большом семейном кругу. Как по-вашему, это связано с личностью самого Федора Михайловича?

С тремя Толстыми из разных ветвей рода я познакомился, но все ограничилось рукопожатием. Воистину, «не встреча» двух гениев в одном зале, когда каждый не пожелал знакомиться с другим, довлеет и над их потомками. Несколько раз, когда я уже был готов ехать в Ясную Поляну, мне отвечали, что хозяин, то есть тогдашний директор музея-усадьбы Владимир Толстой, в очередной поездке за границей. Толстые — активные люди, особенно в советское время они были востребованы благодаря работе Ленина «Лев Толстой как зеркало русской революции». А над потомками Федора Михайловича висело ленинское проклятие — «Архискверный Достоевский». Толстые практичные люди: как только над Россией зардел красный стяг, одни из них рванули за границу, другие приспособились к новым обстоятельствам. Достоевские же один за другим уходили в мир иной в годы начавшейся Гражданской войны, а вдова и сын великого классика умерли на родине от голода. Мой отец, выживший внук писателя Андрей старался быть советским человеком, особенно себя не выпячивать — собственно, как и я в молодые годы. От Федора Михайловича тянулось хилое древо потомков вплоть до моего сына Алексея, зато теперь мы можем общаться в семейном кругу шести старших и младших прямых потомков.
Tags: Питер
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments