el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Category:

Как русская императрица с Фридрихом Великим воевала

Императрица Елизавета Петровна (1741-1761)

Фридрих II Прусский, комплиментарно прозванный в западной историографии Великим, в своём «Первом политическом завещании» (тайном, впервые опубликованном лишь в 1920 году) писал, что Россия всегда будет таить угрозу, что войны с ней следует избегать, для чего Пруссии необходимо прочное влияние в Польше, опора в сильной Швеции и нестабильность в России, желательно — гражданская война в ней (см.: Фрезер Д. Фридрих Великий. М. 2003).

Главный зачинщик войн своего времени, потрясавший Европу внезапными нападениями, наглостью и пренебрежением к договорам, прославленный отчаянной смелостью и прозванный величайшим полководцем своего времени, Фридрих II «во всю жизнь знал только один страх — перед русским войском» (Вандаль А. Императрица Елизавета и Людовик XV. М. 1911. С. 224), боялся России, по его собственному выражению, «больше, чем Бога» (Цит. по: Бели Л. Французская дипломатия и русская держава в XVIII в. // Россия — Франция. 300 лет особых отношений. М. 2010. С.54) и потому не хотел воевать с ней.

Императрица Елизавета Петровна, бывшая сверстницей Фридриха, поначалу сочувственно относилась к своему юному коллеге-монарху, прошедшему в молодости не менее трудную школу жизни, чем та, что выпала на её долю.
В отличие от Елизаветы, испытавшей притеснения от своей двоюродной сестры Анны Иоанновны, Фридрих натерпелся от своего отца и даже едва не был казнён им. Фридрих Вильгельм I, cолдафон и скряга, приходил в ярость от интересов и увлечений своего наследника: тот сочинял музыку, играл на флейте, баловался стихами и философией, дружил с Вольтером и даже написал с ним в соавторстве трактат «Антимакиавелли», в котором опровергал постулаты флорентийского циника.

Однако, оказавшись на троне, Фридрих II отбросил провозглашенные им в юности моральные принципы и продолжил дело своего отца по превращению Пруссии в могущественную милитаристскую державу.
Измученные его нападениями и захватами европейские союзники России наперебой обращались за помощью к Елизавете Петровне, зазывали русскую императрицу каждый на свою сторону.

Защиты от «обид и разорений» просила у Елизаветы Мария-Терезия Австрийская, у которой Фридрих в результате нескольких военных кампаний отобрал Силезию (См. об этом подробнее: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. 1740–1748. Кн. XI. М. 2001. С. 465).

Искал союза с Елизаветой Петровной английский король Георг II, говоривший русскому послу в Лондоне, «как много нынешние европейские дела зависят от решения русской императрицы, как легко она может их поправить, остановив движение короля прусского», и «непременно желавший», чтобы она «разделила с ним честь и славу по водворению мира в Европе и возстановлению равновесия держав…» (Донесения и другие бумаги английских послов, посланников и резидентов при русском дворе с 4 января 1746 по 24 мая 1748 года // Сборник РИО. Т. 103. СПб. 1897. С. 141).

От имени человечества (!) предлагал русской царице «титул европейского арбитра» Людовик XV. Обращаясь к Елизавете, он «пустил в ход самое чарующее красноречие», как выражается французский исследователь, написал «монархине, к коей не может не питать величайшего почтения», письмо (говорят, писал его Вольтер, в ту пору королевский историограф).
"Его христианнейшее величество" утверждал, что «установить в Европе мир, разумеется, полагается дочери Петра Великого, чья осмотрительная нейтральная позиция делает её единственно подходящей посредницей-миротворицей» (Письмо Людовика XV к Елизавете Петровне от 19 апреля 1745 г. в пересказе французского историка: Лиштенан Ф.-Д. Елизавета Петровна. Императрица, не похожая на других. М. 2012. С. 554).

Русская императрица, не желавшая проливать русскую кровь за чужие интересы, долго сохраняла нейтралитет — до поры, когда назрела угроза безопасности России. Пруссия, бывшее маленькое герцогство, которое в начале XVIII века вышло из-под влияния Польши и Священной Римской Империи, стремительно набирала мощь, стала опасным агрессором, покорила большую часть северной и центральной Европы. На очереди были Прибалтика и наш Северо-Запад…

Елизавета тщательно выбрала сторону, которую следовало поддержать, и момент, когда настало время усмирять Фридриха, превратившего лозунг «право сильного» в норму международных отношений.
В ходе начавшейся в 1756 г. Семилетней войны русские войска взяли Берлин, и прусский король — «самый опасный монарх в Европе», как называл Фридриха английский король Георг II («Плохой друг, плохой союзник, плохой родственник, плохой сосед, самый недоброжелательный и опасный монарх в Европе») — был сломлен морально.

«…Берлин зависит от милости русских», – писал Фридрих после рейда корпуса Чернышева на прусскую столицу; «я бесполезен для мира и обуза для самого себя», – признавался он брату.
Потери от войн были страшными: европейские государства разорены, «народы низведены до жалкого состояния». Пруссии войны обошлись, как подсчитал сам Фридрих, в 180 000 человек, что составляло почти 10-ю часть её населения; «некоторые благородные фамилии практически исчезли – настолько высокой была смертность среди офицеров» (Фрейзер Д. Фридрих Великий. С. 439, 441, 444).
Король вернулся в свою столицу не утром, когда его ждали, приготовив город к встрече, а поздно вечером, кружным путём, пробравшись в свой замок без шума, чтобы избежать толп народа.
С тех пор он утратил интерес к сражениям, стал ценить мир и позже участвовал лишь в одной военной компании – эпизоде, получившем звучное название «война за баварское наследство»; на деле это было «безрезультатное противостояние», звавшееся в народе «картофельная война», поскольку солдаты противодействовших армий истребляли не столько противника, сколько картофель, опустошая крестьянские поля в поисках пропитания...

Но главное — Фридрих глубоко уверовал, что будущее Пруссии состоит в дружбе в Россией, потратил много сил на сближение с ней, приобрел привычку обо всем подробно информировать русскую императрицу (теперь это была Екатерина II, пожинавшая плоды взращенного Елизаветой Петровной), обращался к России как к арбитру, добивался ее посредничества в международных делах (Фрейзер Д. Фридрих Великий. С. 473, 538, 539, 543, 547, 563).

Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, Россия
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments