el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Карл Филипп - Русский король

Карл Филипп Герцог Сёдерманландский, один из претендентов на русский престол во время Смуты.

По Выборгскому трактату 1609 года, заключённому между царём Василием Шуйским и Швецией, последняя соглашалась предоставить ему военную помощь в борьбе с Лжедмитрием II и польско-литовскими интервентами. Шведский корпус воевал в составе войска князя Михаила Скопина-Шуйского, которому удалось очистить значительную часть России от интервентов и деблокировать осаждённую Москву. Однако в битве при Клушине русско-шведское войско потерпело поражение, после чего Василий Шуйский был свергнут, и поляки заняли Москву.

Якоб Делагарди счёл, что Россия не выполнила своих обязательств перед Швецией, и приступил к оккупации части русского северо-запада.
В начале июня 1611 года войско Делагарди подступило к Новгороду. Источники сообщают о помощи шведам со стороны некоего Ивашки Шваля, боярского холопа. Взяв город, Делагарди 17 июля вступил в детинец. Новгород полностью перешёл под контроль шведов.

Оккупационный период
Одоевский подписал с Делагарди договор «от имени Новгородского государства», по которому шведский король Карл IX признавался «покровителем России», а королевич Карл Филипп — «наследником российского престола». Приветствовалось присоединение к договору «Московского и Владимирского государств».

из Новгорода в Выборг в августе 1613 г. после долгих споров под давлением Я. Делагарди было отправлено посольство под началом архимандрита Киприана с целью убедить Карла Филиппа стать главой отдельного Новгородского государства. Эти переговоры в Выборге традиционно рассматриваются в исторической литературе как проявление новгородского сепаратизма при наличии угрозы приведения новгородцев к присяге Густаву Адольфу. Трудно сказать, насколько новгородцы - представители этой «партии новгородской независимости» - верили, что создаваемая «Королевичева держава» реально окажется жизнеспособной и уцелеет в процессе русско-шведского мирного урегулирования. Их подстегивал страх, что Новгород будет присоединен к Швеции. По мнению Е.И. Кобзаревой, говорить о проявлении в Новгороде сепаратистских устремлений при отправке послов в Выборг «следует лишь с очень большой осторожностью». Жители города также теперь хотели избавиться от шведского военачальника Делагарди и его наемной армии. Сам Делагарди стремился возможно дольше удерживать Новгород, получая при этом большие доходы.

когда 9 июля 1613 года юный шведский принц Карл Филип прибыл в пограничный город Выборг, произошло Избрание царём 16-летнего Михаила Фёдоровича Романова, что поставило жирную точку на мечтах шведского королевства на российский трон.

После избрания на царство Михаила Романова в 1613 году и потери шведским королевичем шансов на московский престол позиция шведов по Новгороду ужесточилась. Управлявший Новгородом в 1614—1615 годах Эверт Горн проводил политику прямого подчинения Новгорода шведской короне. Лишь военные неудачи шведов, в частности при осаде Пскова 1615 года, настроили короля Густава II Адольфа на мирные переговоры. Одновременно шведское руководство безуспешно пыталось привести новгородцев к присяге королю Густаву Адольфу. Начиная с 1614 г. Новгород был отдан на разграбление шведам, которые, будучи уже не в состоянии собрать подати, перешли к реквизиции продуктов. Новгородцы умирали от разразившегося голода.

Новгород вернулся под контроль Москвы по Столбовскому миру 1617 года. Одним из наиболее полных собраний документов новгородского делопроизводства во время шведской оккупации является Новгородский оккупационный архив, хранящийся в Государственном архиве Швеции в Стокгольме.

Карл Филип (1601-1622), вопреки матушкиной воле тайно женился на любимой женщине Elisabet Ribbing.
В 1621 году сопровождал старшего брата Густава II Адольфа в Балтийском походе. Летом 1621 года шведская армия осадила Ригу. После её взятия, в сентябре тяжело заболел и в январе 1622 года умер в Нарве (и родился он, кстати, на территории нынешней Эстонии, хотя иные источники ошибочно пишут о Риге).

---------------------------------------

Столбовский договор - важнейший вопрос о Новгороде. Голландские посредники предлагали компромисс: шведы отказываются от кандидатуры Карла-Филиппа, признают Михаила Романова, а русские за это уступают им Новгород. Но послы упорно настаивали на возвращении оккупированных шведами территорий. Их усилия увенчались успехом, и в декабре 1616 г. они сообщали в Москву: «Великое дело совершается (…) Его царского величества отчина Новгородское государство с пригородами под его царского величества державою в соединенье с Московским государством учиняется, и в них многие православные христиане от злого пленения и мучительства освобождаются».

Воздавая должное нашим дипломатам, не следует забывать о том, что на успешный исход длительных и трудных переговоров повлияли такие военно-политические факторы, как восстание в Тихвине в 1613 г., поражения шведской армии под Псковом в 1615 и 1616 гг., а также упорное сопротивление новгородцев любым попыткам шведских оккупационных властей привести их к присяге Шведской короне.

Следует отметить, что при всех колебаниях политических настроений, предпочтений и антипатий новгородцев в годы Смуты, они были убеждены в том, что «особно Новгородское государство от Российского царствия не бывало, и никогда в смутные времена от Московского государства Новгород отлучен особно не бывал». Однако путь к преодолению политического кризиса и возвращению в состав Российского государства был трудным и извилистым.

почему новгородцы поддержали кандидатуру шведского принца Карла-Филиппа на российский престол и почему они даже после избрания Михаила Романова не отказались от своего кандидата? Во-первых, помня о том, сколько властителей сменилось на московском престоле за последние 15 лет, они были не уверены в прочности новой власти, тем более что до них доходили слухи о том, что «он сам не желает быть государем». Во-вторых, они не без оснований опасались, что после избрания Михаила Романова Густав II Адольф попытается присоединить Новгородскую землю к Шведской короне.
Их опасения были не напрасны. В августе 1613 г. возглавлявший шведскую военную администрацию в Новгороде Якоб Делагарди, которого новгородцы называли «сходительным к миру разумным боярином», уехал в Швецию. Его сменил Эверт Горн, который считал Новгородскую землю оккупированной территорией, жителей которой следует привести к присяге шведской короне.

В январе 1614 г. он объявил воеводе Ивану Одоевскому, что Густав II Адольф намерен взять Новгород под свою руку, и предложил новгородцам принести присягу королю. В ответ на это воевода предложил провести в Новгороде своего рода референдум: спросить новгородцев, хотят ли они целовать крест Густаву Адольфу или хотят сохранить верность Карлу Филиппу. Естественно, что на сформулированный таким образом вопрос новгородцы ответили, что хотят остаться верными прежней присяге, В конце концов, Эверт Горн вынужден был сообщить королю: «С тех пор, как прибыл я в Новгород, я изо всех сил стараюсь уговорить новгородцев на то, что желает от них Ваше Королевское величество, но почти никто из них на это не склоняется… Они сговорились лучше лишиться жизни, чем отделиться от Московского государства».

Упорное сопротивление новгородцев всем попыткам подчинить их шведскому господству заставило короля отказаться от своих намерений, и он стал склоняться к мысли о необходимости закончить конфликт дипломатическим путём. В 1615 г. по инициативе Исидора и Одоевского с согласия шведских властей из Новгорода в Москву было отправлено посольство для того, чтобы добиться прекращения военных действий и освобождения Новгорода от власти шведов на основе мирного договора.

Столбовский мирВ целом посольство было успешным, новгородские послы сумели склонить московское правительство к переговорам со шведами. Царь простил «вину новгородцев» и обещал начать переговоры со шведами. Он писал новгородцам, что ещё до их челобитья «скорбел душой и телом о Новгороде и помышлял о его освобождении». Почувствовав опору под ногами, новгородцы смогли отказаться не только от присяги королю, но и от присяги Карлу Филиппу.
_____________________

В Ярославле вокруг Дмитрия Пожарского собрались также люди, убежденные, что спасти Российское государство от разорения и междоусобиц сможет шведский принц на Московском престоле.

В планы ополчения входило заключение соглашения с новгородским посольством о присоединении «земли» к договору Делагарди с Новгородом. Затем, на Соборе в последних числах июня, можно было провозгласить Карла Филиппа государем всея Руси. Но речь новгородских посланцев заставила Временное правительство насторожиться и, возможно, пожалеть о своих преждевременных оптимистичных посланиях в города.
«На Ноугородское государство Карлус король благословил сына своего, князя Карла Филиппа, и от матери и от брата отпущен совсем, ныне в дороге, а чаяли его Государя вборзь, сего Петрова говейна к Ивану дни, или кончая к Петрову дни, а в Выборе мешкати не учнет, пойдет к Ноугороду, и чаем будет вскоре», — заявили посланные.

Прошел почти год со времени оккупации шведами Новгорода и приглашения принца на русское царство, а Карл Филипп, оказывается, не только не прибыл в Россию, но даже неизвестно, явился ли в Выборг! Не повторилась бы история с приглашением на московский престол польского принца Владислава! Если новгородцы обманулись сами, то что заставляло их вселять неоправданные надежды в лидеров ополчения? Эти опасения высказал в своем ответном слове новгородским послам Дмитрий Пожарский: «Толко уже мы искусились: не так бы ныне учинилось, как Полского и Литовского короля. Полский Жигимонт король хотел дати на Российское государство сына своего королевича, да через крестное целованье гетмана Польского Станислава Желковскаго и через свой лист, за рукою своею и печатью, манил с год, и не дал; а над Московским государством что Польские и Литовские люди учинили, то вам и самим ведомо. А Свейский Карлус король также на Новгородское государство хотел сына своего отпустити вскоре, да по ся места, уже близко году, королевич в Новгород не бывал».

Новгородцы почувствовали себя задетыми и, желая оправдаться, начали врать и изворачиваться. Карл Филипп-де уже был отпущен из Швеции «после договору с Новгородскими людьми вскоре» и находился в пути, но тут пришла весть о смерти отца, «и он для того с дороги ворачался и по своей вере для погребанья мешкал». Только управился Карл Филипп Карлович с похоронами и вступил на престол его брат Густав Адольф, как началась война с датчанами: «королевич Карло Филип затем позамешкал, вместе с братом своим с Густавом королем промышлял, против Датского ратью ходил». Теперь же все препятствия устранены, мать и брат Карла Филиппа отпустили, и «чаем подлинно что он пришел на Иванов день в Выборг, или кончае на Петров день будет».

«А как королевич придет в Новгород и будет в нашей православной крестьянской вере Греческого закона, и мы тотчас ото всего Российского государства с радостию выбрав честных людей, которые к тому великому делу будут годны, и дадим им полный наказ о государственных и о земских о добрых делах говорити и становити, как государствам (то есть Новгородскому и Московскому. — А. С.) быть в соединении», — заявил Пожарский.

Несколько раз во время своей речи вождь ополчения возвращался к вопросу о вероисповедании будущего российского монарха, заставляя новгородских посланцев ежиться под взглядами своих партнеров по переговорам. В словах Пожарского сквозил скрытый упрек соотечественникам, которые выбрали себе государя, не позаботившись о его вере.
В Ярославле обсуждение вероисповедания Карла Филиппа развития не имело. Что толку было ломать копья понапрасну, если претендент на престол до сих пор не явился на границу? Без Карла Филиппа Временное правительство предпочло другие кандидатуры не рассматривать.

Почти две тысячи делегатов из разных городов России, собравшиеся к концу июня в Ярославле на Собор, стали разъезжаться по домам в растерянных чувствах. Все опять складывалось не так, как обещали в своих грамотах вожди ополчения. Новгородское посольство также отправилось домой, заверив Временное правительство, что станет добиваться приезда Карла Филиппа по летнему пути.

Дольше мешкать в Ярославле не имело смысла. В августе ополчение выступило на Москву, сделав остановку у Троице-Сергиевского монастыря для торжественного богослужения у гроба преподобного Сергия. Войску важно было заручиться поддержкой Бога, и потому — в нарушение всех западных теорий о правилах построения армии в походе — впереди шло не боевое охранение, а монахи с хоругвями и церковными песнопениями.

Делагарди отправил в августе своему монарху подробный отчет о проходивших в Ярославле переговорах, прося, чтобы Карл Филипп приехал на границу до наступления зимы, и уверяя в неизменном желании русских видеть его царем: «И князь Дмитрий Пожарский, равно как некоторые другие знатные бояре, написал мне особенно и доверительно, что знатнейшие бояре, которые теперь находятся по всей стране, все друг с другом соединились и согласились, что они не пожелают никакого другого Государя…»

Карла Филиппа оберегают даже от небольшого безопасного приключения. Отчаяние Делагарди прорывается в письме Акселю Оксеншерне, написанном одновременно с посланием Густаву Адольфу: «Его Королевское Высочество должно прибыть в Финляндию осенью, это легкое путешествие ЕКВ может совершить без всякой опасности для жизни, приняв и выиграв обширную страну, которую другие властители не могли взять с большой военной силой. Подобная возможность не всякий раз представляется. ЕКВ следует прибыть в Финляндию осенью или по крайней мере заблаговременно сообщить мне причины отсрочки, чтобы я был подготовлен и не был застигнут врасплох этим неустойчивым народом».

Действительно, с государственной точки зрения не было никакого риска в отъезде Карла Филиппа в Выборг. Даже в случае провала переговоров, сам факт прибытия герцога на границу наносил удар по польскому королю Сигизмунду и его сторонникам в России. Но «нет» королевы Кристины было непреодолимо. Ее приводила в ужас перспектива отправки сына на корабле в Финляндию, да еще в период страшных осенних штормов. В 1601 году в штормовом море едва не погибла вся семья герцога Карла, включая полугодовалого Карла Филиппа.
Между тем события в России развивались по своему сценарию, в который никак не удавалось включить Карла Филиппа в качестве активного персонажа.

Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, Питер
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments