el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Битва при Калише

Ярким венцом полководческих дарований князя Меншикова является битва при Калише 18 (29) октября 1706 г. Она занимает видное место среди крупных полевых баталий Северной войны - Нарвской (1700), Фрауштадтской (1706), Головчинской, при д. Лесной (1708) и Полтавской (1709). Она дала русским первую крупную полевую победу над войсками Швеции - победу, подготовленную системной военной реформой, проводившейся Петром I. Под Калишем был полностью уничтожен «наблюдательный корпус» шведского короля и рассеяны хоругви «анти-короля» Станислава I (Лещинского).

Поход русской кавалерии вглубь Польши летом-осенью 1706 г., казалось, имел к завоеванию Прибалтики лишь косвенное отношение, будучи задуманным русским командованием как средство для удержания в антишведском союзе Августа II Сильного. Но успех под Калишем укрепил уверенность русского командования в боеспособности своей армии, а Петра I - в полководческом искусстве русских военных. Битва у Калиша доказала, что русское войско поразительно быстро встало вровень с лучшими европейскими армиями. Русского «страха» перед «заколдованными» шведами уже не было. И это позитивным образом сказывалось на всех направлениях деятельности царя Петра и русской армии, в том числе и на прибалтийском.

Если битву при Лесной Петр I справедливо назвал «матерью» Полтавской победы, то согласно В.Артамонову, Калишская битва имеет «дедовскую» степень родства с Полтавской.

Когда после гродненского эпизода угроза шведского вторжения в Россию спала, Петр I увел около 20 тыс. войск от Западной Двины для осады Выборга, а своего фаворита князя А.Д.Меншикова заставил на базе остатков вышедшей из Гродно армии готовить конный корпус, предназначенный для боевых действий в Польше, для «поддержания штанов» у бесславного союзника Августа.

Подготовка конников в городе Фастов шла с большим трудом. Помня поражение Б.Шереметева при Гемауэртгофе, где конница, в беспорядке бросалась в атаку с криком и гиканьем, царский фаворит сумел вдолбить своим подчиненным самое главное - атаковать строем без отрыва от пехоты. Драгуны учились держать линию верхом на конях и в пешем строю, отрабатывали стрельбу из мушкетов, владение палашами и удар во фланг противнику, но с трудом перестраивались из походного в боевой порядок и вряд ли могли держать строй, смыкая колено за коленом, как шведы. Хромала дисциплина. Караулы выставлялись «спустя рукава». Кавалеристы были снабжены в достаточной мере мукой, сухарями, гречкой и овсяной крупой, но им не хватало мяса, и они охотились по хатам на кур, гусей, ветчину и горилку. Непригодных к кавалерийской службе приходилось отчислять в солдаты.

Но уже 20 июля русская конница смогла отправиться на запад. Конный корпус, который должен был внушить оптимизм саксонцам и сандомирянам, состоял из 17 полков и насчитывал 8756 драгун. К корпусу присоединили небывало много иррегулярных конников - 6000 донских казаков и 4000 калмыков, которых впервые должны были увидеть поляки. Союзник Петра и Августа литовский гетман Г.А. Огинский просил привести на помощь именно калмыков, наводящих больший страх на противника.

Шведское командование, как нам представляется, проявило близорукость и не придало этому русскому наступлению должного внимания. Для отдыха в Саксонии Карл XII, рискуя потерей контроля над Польшей, забрал с собой всю армию. У крайнего пограничья Польши по р. Варте, шведский король оставил сколоченный по «остаточному принципу» 5-тысячный наблюдательный корпус генерала Арвида Акселя Мардефельта (1660-1708). Рядом со шведскими полками у Вислы находились 112 легких хоругвей конницы «киевского воеводы» и коронного гетмана Юзефа Потоцкого (1673-1751). Всего тогда на стороне Лещинского было около 15 тыс. поляков, готовых в любой момент либо дезертировать, либо перейти к сандомирянам.

Бегавший как заяц от шведов король-курфюрст Август оказался в это время под Краковом. С ним было примерно 6 тысяч саксонцев и 10 тысяч поляков, но он даже не думал выставить хоть какой-то щит перед Саксонией, а укрылся на северо-востоке Польши, у Новогрудка, обогнув слабый шведский отряд у Бреста. Поэтому когда 11 сентября Карл XII вместе с несколькими хоругвями Лещинского перешел границу Саксонии, то это курфюршество, в отличие от России, Польши и Литвы, сдалось шведам без единого выстрела. Засим 13 сентября в замке Альтранштадт под Лейпцигом Карл Пипер и Карл Реншильд вместе с саксонскими дипломатами подписали «вечный, твердый и истинный мир и дружбу». С этого времени дипломатия Августа свелась к особо виртуозному обману шведов, русских и поляков.

16 (27) сентября русские, поляки и саксонцы соединились около Люблина. Через три дня состоялся общий смотр войскам с пушечным и ружейным салютом и последующими возлияниями. После «веселья», которое так любили и Август, и Меншиков, приступили к делам.

Меншиков в письме царю дал волю своей иронии над королем Польши:
Королевское величество зело скучает о деньгах и со слезами наодине у меня просил, понеже обнищал так, что есть нечего… Ево скудость, видя, я дал ему своих денег 10 тысяч ефимков.

На самом деле Август II получил от него 6 тыс. ефимков, но из царской казны князь, не уступавший в плутовстве своему партнеру, рассчитывал компенсировать 10 тысяч.

Меншиков знал, что у Мардефельта меньше войск, чем у него, однако он должен был считаться с вероятностью помощи Карлом XII из Саксонии. Отвлекающий марш генерала А.Л. Левенгаупта с 20 сентября из Курляндии на Ковно и Вильно (и далее, по слухам, на Полоцк) Меншиков в расчет не принял - Левенгаупт не успевал спасти Мардефельта. Боевой настрой оставшихся в Польше шведских частей не был высоким.

Между тем, Меншиков, вопреки Августу, продолжал тянуть все силы к Калишу, в районе которого, по данным его разведки, находилось до 8 тыс. шведов и 15 тыс. поляков-станиславцев. 17 октября русско-польско-саксонские союзники перешли неглубокую Просну, согласовали расстановку полков и встали в боевой порядок в 5 км к югу от Калиша. С севера город блокировали иррегулярные части. Часть поляков переправилась через Просну только на следующее утро, в день битвы. Мардефельт выстроил войска за ручьем, протекающим через д. Добжец, фронтом на юг и с опорой левого фланга на Просну. Всю ночь обе стороны простояли в боевой готовности. О неожиданной ночной или утренней атаке противники не думали: Мардефельт, начисто лишенный тактической дерзости Карла XII, отдал всю инициативу противнику, Август II до последнего сдерживал Меншикова.


Атака кавалериии под командованием Александра Меншикова

Утром 18 октября союзники провели военный совет, после которого, несмотря на проволочки Августа, полки стали двумя колоннами перемещаться на более выгодную западную позицию, перед которой не было водных преград. 10 тысяч казаков и калмыков, блокировали тыл шведов за правым болотистым берегом Просны и с востока от Калиша. Загнанный в угол Мардефельт развернул 3-километровый фронт между деревнями Косцельна Весь и Добжец лицом на запад, тылом к Просне, сдав всю инициативу противнику.

Единого командования у союзников не было. Август никогда не управлял войсками в бою и, отрешенный шведами от короны, формально не имел права начальствовать над ними. Распоряжение саксонцами он вручил генерал-лейтенанту голштинцу М. Брандту, нанявшемуся в Коронное войско в 1692 г. и успевшему слегка повоевать с турками, татарами и шведами. Дабы не создавать впечатления полного отстранения от боя, Август, вопреки обыкновению, выехал на поле рядовым наездником.

Сандомирянами командовал великий коронный гетман Адам Николай Сенявский, один из руководителей Сандомирской конфедерации, амбициозный, но посредственный военачальник. Главнокомандующим де-факто стал инициатор Калишской баталии - А.Д. Меншиков, который выезжал на поле с полной верой в победу. Будучи на 13 лет младше Мардефельта, русский генерал не очень сильно уступал тому в военном опыте.

В сухой осенний полдень 18 октября союзники стали готовиться к бою. При общей численности в 34000 человек в линиях было выставлено около 24 тыс. всадников (казаки и калмыки в сражении не участвовали).

Полагая наступление за лучший вид обороны, шведский генерал не подумал об обороне и ничего не сделал для инженерной подготовки поля сражения. Он не укрыл пехоту за стенами Калиша - осенне-зимняя непогода, скорее всего, заставила бы союзников отказаться от осады. В головах шведских военачальников прочно сидел шаблон - разваливать линию врага стремительной атакой. Так было во всех полевых битвах вплоть до полтавского потрясения. Только в Финляндии, начиная с 1713 г., шведы стали держаться против русских оборонительной тактики. Поэтому Мардефельт не стал смещать поляков назад, подобно Меншикову, а поставил их рядом со шведскими полками.

Из-за саботажа Августа сражение началось поздно, когда уже начало смеркаться. Этим Август давал противнику дополнительный шанс снизить потери и, может быть, ускользнуть, пользуясь темнотой. Трехчасовая «полная баталия» завязалась между тремя и четырьмя часами с залпов пушек. Русско-саксонские союзники начали движение первыми, но Мардефельт тут же послал свое пестрое воинство вперед. Поле огласилось громким кличем «С Божьей помощью!».

На сухом плоском поле длинные линии сближались ровно, хотя из-за черного дыма орудий и поднявшейся пыли эскадроны едва видели друг друга. Едва линии сблизились на ружейный выстрел, как оба польских крыла почти одновременно рухнули. Батальон второй линии, выстрелами отбросил несколько саксонских эскадронов, но это уже не могло помочь шведам. Бесславное поведение поляков «храбреца» Потоцкого во многом предопределило поражение Мардефельта.

Шведский нажим не произвел впечатления на русских. Их линия спружинила - Меншиков и Брандт отвели часть центра первой линии на дальность ружейного выстрела. Офицеры держали твердый порядок, а драгуны исправно отстреливались с коней и не спеша отъезжали.

Тем временем два полка спешенных русских драгун остановили пехоту противника, а конные начали заходить во фланг шведским батальонам:
…генерал Меншиков вскоре приказал несколку шквадронам драгунским против швецкой пехоты спешится, а с правого крыла коннице на оную наступить…

Брандт по примеру Меншикова также спешил часть кавалеристов, но повторяя охват шведов слева, не показывал особого рвения. После фланговых охватов шведов русскими и саксонцами, конница сандомирян пустилась вдогонку за сбежавшими станиславцами и окружила Вагенбург. Потери сандомирян составили не более сотни человек.

Все европейские историки отмечали предательство Августа до битвы, но никто, начиная с начала XVIII в., не указывал, что его вероломство продолжилось и в самом сражении. «Поведение русских полков превзошло все ожидания, саксонцы же относились к делу очень равнодушно», - так отметил в своем донесении от 13 ноября 1706 г. британский посланник Чарльз Витворт. По всей вероятности, Август дал своему командному составу установку «не усердствовать», дабы не привести в ярость «северного Александра Македонского» (Карла XII), хозяйничавшего в Саксонии. Ничтожные потери в 120 чел. и захват на поле боя всего 4 шведских капитанов и 3 ротмистров, подтверждают «воздержанность» саксонцев в сражении.

Почти час шведские всадники метались, отрезанные от пехоты и окруженные превосходящими силами. Командиры теряли свои части. Русские драгуны, имея полную свободу маневра на поле, рассекали, окружали, выбивали кавалеристов и захватывали их в плен.

Многие, кто бывал в других битвах, говорили, что никогда не видели подобного огня.
- признается Н. Юлленшерна.
Поражение шведов становилось очевидным, и можно было капитулировать. Агония остатков шведских полков проходила почти в темноте: перемешанные части пехоты и кавалерии отстреливались и бросались на неприятеля, заходящего с флангов и тыла. На первое требование русских сдаться шведы ответили залпом. Тогда Меншиков, точно так, как сделали шведы под Нарвой в отношении сопротивлявшихся преображенцев и семеновцев, приказал подтащить пушки, стрелять по левому флангу каре и бросать гранаты. Баварцы Гертца тут же рассыпались, и батальон «сдался, атакуемый и опрокинутый врагом. Тогда полковник и все остальные, которые не были убиты, были взяты в плен русскими, с чем стрельба и прекратилась». Помня о мире с Саксонией и об авансах Августа II, шведский командующий надеялся спастись в саксонских «хороших руках». Угроза окончательного расстрела русскими пушками беспомощно сжавшихся в кучу остатков человеческой массы заставила в кромешной тьме бить барабанный сигнал сдачи. Шведы потеряли все пушки, знамена, литавры, барабаны. В русских руках оказалось 1769 шведов, немцев, швейцарцев и французов, среди них 94 офицера. Российские войска взяли на поле боя 3 полковых медных пушки, 26 знамен, 3 пары литавр, 22 барабана, 400 солдатских ружей и 13 военных оркестрантов.

Мардефельта, в конце концов, отправили к Августу, который любезно приветствовал его словами: «Добро пожаловать, он останется только со мной». Вместе с прочими офицерами генерал под саксонским конвоем был помещен в сарай с приказом не подпускать к нему ни русских, ни поляков - «будь это даже генерал».

Утром 19 октября Меншиков великодушно предоставил Брандту принять капитуляцию остатков станиславцев, а также шведов, укрывшихся в Калише. Так саксонцам досталось 829 шведских пленных, сдавшихся на «аккорд», 54 польских, 5 драгунских знамен и 5 тыс. повозок. Поляки не считались почетными пленниками и не отмечались в реляциях. Саксонцы сдирали с них кафтаны и заставляли раздеваться до исподнего. К пленным шведским офицерам была проявлена высшая степень учтивости, приставлены лекари и дано обещание не выдавать русским. Сразу же после победы Август послал Карлу XII свое «искреннее» соболезнование, обвинив русских и поляков, втянувших его против воли в сражение.

Всего из шведских полков было захвачено 2598 человек пленных - самое большое число в Северной войне вслед за полоном 1709 г. в Переволочне у Днепра (около 16000) и под Полтавой (2977). Такое количество сдавшихся свидетельствует о недостаточной стойкости шведских полков. В самом сражении было перебито около 1260 человек.

Победа была одержана малой кровью. Согласно «Табелю о потерях», на 20 декабря 1706 года у русских насчитывалось 7 убитых и 20 раненых офицеров, а всего 450 чел. Потери саксонцев составляли 3%, а сандомирян и того меньше - 1%. Скорее всего, большинство русских и саксонских потерь пришлось на первые минуты боя, когда первая линия подавалась назад перед шведами.

В целом приходится сделать вывод, что только русские дрались по-настоящему, а саксонцы и поляки изначально действовали «спустя рукава».

После Калишской победы в Европе рухнул стереотип непобедимости шведов в полевых сражениях и выправился авторитет русской армии. Шведское влияние в польско-литовском государстве резко спало. Кроме небольшого гарнизона в Познани, у шведов не осталось сил в Польше. Хозяевами там вплоть до вторичного вторжения шведской армии летом-осенью 1707 г. стали Меншиков и Петр I.

За проявленные мужество и отвагу Меншиков был награжден драгоценной тростью, изготовленной по собственноручному чертежу Петра I. Август II подарил светлейшему князю местечко Оршу, откуда, по преданию, происходил род Меншикова. В честь победы была отчеканена специальная наградная медаль.


На картине битвы при Калише из музея Чарторыйских для русских вообще не нашлось места....
Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, Меншиков, Россия, реконструкторы
Subscribe
promo el_tolstyh март 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments