el_tolstyh (el_tolstyh) wrote,
el_tolstyh
el_tolstyh

Categories:

Мне тут пишут, что "все народы братья"



Еще одна история, где переплетен шпионаж Первой мировой, тайна гибели линкора «Императрица Мария» в 1916 году, разведка 1930-х и необоснованная реабилитация 1980-х

Осенью 1933 года ОГПУ Николаева арестовало самого успешного иностранного шпиона в СССР довоенного периода.

Виктору Верману как раз исполнилось 50 лет, и половину своей жизни он проработал резидентом германской разведки в России. Причем его нельзя назвать нелегалом, вплоть до своего ареста он открыто жил с немецким гражданством, что не мешало ему долгое время работать на стратегическим Судостроительном заводе им. Марти, который был главной строительной базой Черноморского флота. (Да, мы плохо представляем себе атмосферу тех лет).

Он родился в Российской империи, но унаследовал у отца германское подданство и даже выезжал на историческую родину, чтобы пройти службу в армии. В 1908 году ему предложили работать на немецкую разведку и участвовать в создании агентурной сети на Черноморском побережье. Верман был знаком с многими городскими шишками, как яхтсмен, его сестра была заметным лицом в лютеранской общине Николаева, а уж инженерные связи открывали большие возможности для разведки на предприятиях.

Первое время Верман работал под руководством вице-консула в Николаеве Франца Фришена, но позже стал единоличным главой шпионской сети, действовавшей в Николаеве, Севастополе и Одессе. Ему удалось завербовать группу инженеров на заводах «Руссуд» (современный Николаевский судостроительный им. Анри Марти) и «Наваль» (сейчас принадлежит «Смарт Мэритайм Груп»), преимущественно из числа этнических немцев и германофилов.

Часть людей вербовались среди действующих сотрудников, часть – специально внедрялась на заводы. Так, например, электротехнику Александру Сгибневу (завербован около 1910-го) Фришен поручил закрыть свою автомастерскую и перейти на «Руссуд», где он при содействии Вермана попал в команду постройки военных кораблей. С учетом выплат разведки последнее выходило прибыльнее, и предложение Сгибнев принял.

«Инженерная» агентура собирала информацию о военных заказах, строящихся кораблях, их устройстве, сильных и слабых сторонах. Верманом были переданы в Берлин полные сведения о строящихся кораблях «Императрица Мария», «Александр III», «Николай I», «Зластоуст» и иных. Работа шпионов облегчалась тем, что на судостроительных заводах была очень слабо обеспечена безопасность, достаточно было иметь пропуск – и можно посещать любое место на территории. Безопасность материалов по военным заказам тоже была обеспечена крайне слабо.

Но гордостью Вермана стала вербовка товарища (заместителя) городского головы, а затем и полноправного головы Николаева Хрисанфа Матвеева. При его посредничестве Верманом были «втемную» завербовано несколько жандармских офицеров, выполнявших разовые поручения, среди которых был полковник Владимир Берг, начальник жандармского управления Одессы. Эти связи позволяли резидентуре действовать даже после депортации немцев в начале войны. Местные жандармы вначале затягивали депортацию фигурантов, а позже закрывали глаза на их нелегальное возвращение в города.

Кроме того, Матвеев собирал информацию о перемещении военных кораблей и с 1914 года выполнял функции радиста группы. С помощью радиопередатчика он передавал в Берлин донесения о перемещениях флота, замаскированные под указания об операциях на бирже. А это существенно облегчало налеты немецких кораблей в Черноморской акватории.

Сравнительную легкость в вербовке агентуры объясняет специфический моральный климат в предреволюционной России. Образованный класс часто цинично и скептически относился к собственному государству, антиправительственные настроения в обществе росли, а коррупция была нормой жизни больше, чем в российской современности. «Особых угрызений совести не испытывал, так как видел, что в царской России в высших сферах, все продается и покупается» - показал на следствии один из агентов.

В предвоенные годы германское командование начало беспокоить строительство линкора «Императрица Мария», появление которой в Черном море могло существенно изменить баланс сил. Поэтому Берлин стремился всеми способами вывести из строя этот корабль. Однако депортациями 1914-го резидентура на Черноморском побережье была дезорганизована. Верману пришлось даже на какое-то время уехать из Николаева оставив сеть на своего зама Бруно Линке, тоже немца.

Первоначально немцы даже искали исполнителей на стороне, о чем узнал зарубежный агент Департамента полиции Бенцион Долин («Шарль»), до войны работавший против политической эмиграции. Однако из-за несогласованности действий полиции и военной разведки использовать эту информацию и предотвратить акцию российской стороне не удалось.

К 1916 году нелегально вернувшийся в Николаев Верман смог подготовить диверсию в ходе ремонтных работ, проводимых «Руссудом» в Севастополе. Туда были направлены двое инженеров-электриков Сгибнев и Феоктистов, бывший также агентами Вермана. Непосредственное минирование корабля осуществлял Сгибнев, работавший с электросетью, в районе орудийных башен и мест хранения пороха. В результате произошедшего взрыва корабль затонул, 225 человек погибло и более 80 получили ранения. Сгибневу и Феоктистову за эту акцию причитались 80 тысяч рублей после войны, но из-за революции в Германии и России обещание не было выполнено.

В период оккупации немцами Украины Виктор Верман был награжден Железным крестом 2-й степени, получил офицерское звание и даже успел послужить в портовой комендатуре. Поразительно, но после ухода иностранных войск он остался в городе, жил и работал под прежней фамилией, а с 1924 года возобновил разведывательную работу, в том числе с использованием дореволюционной агентуры.

Но дела шли тяжелее. СССР выстроил более эффективную контрразведку и систему охраны гостайны. Выросла бдительность населения, появилась во всех сферах партийная прослойка, лояльная государству и стране. Некоторые люди Вермана, и он сам оказались на гражданских предприятиях с меньшим доступом к государственным секретам.

Однако у него были шансы работать вплоть до Великой Отечественной, если бы не решение руководства в Берлине включить группу Вермана в разведсеть на базе фирмы «Контроль-ко» под руководством Бернгарда (гражданина Бельгии), также работавшего против России еще до революции. Последний находился на заметке у ОГПУ из-за обилия контактов в разных сферах. Когда в 1933 году группа провела серию диверсий на предприятиях, включая завод им. Марти (бывший «Руссуд») прошли массовые аресты, которые накрали и Вермана.

Собственно, под угрозой расстрельной статьи он и рассказал на следствии о работе до революции и диверсии на «Императрице Марии». Впрочем, судя по всему, он старался меньше называть свои актуальные связи и специально акцентировал внимание на делах давно минувших дней. В итоге до суда дело не дошло, и всех участников группы Бернгарда-Вермана, имевших немецкое гражданство, выслали в Германию в обмен на выдаче СССР группы болгарских коммунистов во главе с Георгием Дмитровым.

Несколько десятков завербованных советских граждан предстали перед судом и получили различные меры наказания. Сгибнев, совершивший диверсию на линкоре, в итоге был осужден Особым совещанием на три года, потому что доказательств преступлений при новой власти не нашлось. Впрочем, другой агент дореволюционной резидентуры Артур Шоффер был приговорен к расстрелу, впрочем, за более поздние дела.

И финальный аккорд. Вся участники дела «Контроля-ко» и дореволюционной резидентуры в Николаеве – реабилитированы в 1989 году. Верховный совет принял закон, отменяющий все приговоры внесудебных органов ОГПУ-НКВД, приравнивающий всех осужденных к жертвам репрессий.

Хотя по данному делу есть масса доказательств шпионской и диверсионной работы агентурной сети. Показания Вермана о дореволюционной работе имеют косвенные подтверждения, в том числе в материалах севастопольской жандармерии. Но дело попало под каток реабилитации.
Tags: ВИО_Ингерманландский_полк, Россия
Subscribe
promo el_tolstyh march 19, 2018 21:34 1
Buy for 300 tokens
Военно-Историческое общество "Ингерманландский полк" Битва при Гангуте и Ингерманландский полк КАК СОЗДАВАЛСЯ И ПОЧЕМУ НЕ БЫЛ ОТКРЫТ МУЗЕЙ «ГАНГУТСКИЙ МЕМОРИАЛ». Часть 3 Мемориальная Пантелеймоновская церковь. Пантелеймоновская улица (улица Пестеля), дом № 2а. Фото 2010-х годов. ГАНГУТСКИЙ…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments